Главная / Газета 7 Июня 2011 г. 00:00 / Политика

«У нас к журналистам относятся как к сумасшедшим...»

Министр природных ресурсов Королевства Лесото Моньяне Молелеки

Подготовил Константин НИКОЛАЕВ

На традиционной открытой летучке «НИ» побывал высокий гость. Моньяне МОЛЕЛЕКИ – министр недр Королевства Лесото, в недалеком прошлом возглавлял министерство иностранных дел своей страны, а до этого министерство печати. Он рассказал о жизни на своей родине, считающейся одним из самых экономически успешных и демократических государств Юга Африки.

Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
– Как часто вас критикуют журналисты?

– Довольно часто.

– В суд обращаетесь?

– Зачем? У нас свободная пресса. Пускай строят догадки, собирают доказательства. Это их работа.

– На журналистов в Лесото часто нападают?

– Я таких случаев не припомню. Многие относятся к журналистам как к сумасшедшим, с которыми лучше не связываться. Поэтому они пользуются большой свободой. И это хорошо для нашей демократии.

– А вот в России в последнее время профессия журналиста стала опасной. Очень часто журналистов избивают и даже убивают.

BBC и СNN нам об этом регулярно докладывают.

– В России на журналистов нередко «обижаются» чиновники. И суд в подобных случаях почти всегда на стороне властей. Как у вас с этим в Лесото? Вообще газеты в Лесото в основном частные или государственные?

– Все СМИ у нас частные. Разумеется, есть одна государственная газета. Это официальный рупор властей.

– За счет чего живет ваша пресса?

– Очень много рекламы в газетах, на радиостанциях и телевидении.

– Сколько в среднем зарабатывает журналист в Лесото?

– Где-то в районе 700–800 долларов. Это не сумасшедшая зарплата по местным меркам, но прожить на эти деньги можно вполне.

– А какая в среднем зарплата у министерского чиновника?

– Чуть больше тысячи долларов. Советники получают до трех тысяч.

– При этом сколько стоит обычная квартира?

– У нас квартир нет. В основном все строят собственные дома.

– А сколько стоит, например, дом, в котором вы живете? Рядовому журналисту, наверное, такой не по карману?

– Знаете, разница в доходах у министра и среднего гражданина не так уж велика. Средний дом в две спальни обойдется где-то в 70 тыс. долларов. У богатых спален может быть 5–6.

– У вас перекрывают дороги ради проезда кортежа короля или премьер-министра? А ради вас дорогу перекрывают?

– Ради короля и премьера движение останавливают буквально на пару секунд. А вот ради высоких иностранных гостей перекрыть дорогу могут надолго. Ради меня движение не останавливают, зато по штату мне положена охрана – трое автоматчиков.

– Сколько лет вы уже в правительстве?

– Вот уже 18 лет. Начал понемногу уставать.

– Как у вас формируют правительство?

– Формально премьер-министра назначает король. Кандидатуру на пост премьера выдвигают из своей среды депутаты парламента. А премьер в свою очередь формирует кабинет министров. У нас где-то более 20 партий. Они постоянно ведут жесткую конкурентную борьбу.

– Какие сейчас политические отношения у РФ с Лесото?

– У Лесото есть дипотношения с Россией, но нет постоянного посла. Его заменяет посол ЮАР. 3,5 миллиона представителей нашего народа – сото проживает в ЮАР. При этом все население Лесото чуть меньше 2 миллионов. Страна у нас все-таки маленькая и пока бедная. У Лесото всего 17 послов.

– Как устроена экономика Лесото?

– Мы беспошлинно экспортируем в США обувь, одежду, шерсть, джинсы, электронные приборы. Огромные заводы производят продукцию по лицензии для ЮАР, Японии и Южной Кореи.

– Какая роль у вашего ведомства?

– В основном мы строим ГЭС, готовим проекты исследования и разработки недр. Лесото богата алмазами высокой чистоты. В среднем в мире стоимость одного карата от 80 до 100 долларов. Один карат алмазов из Лесото оценивают в 2000 долларов.

– Какие компании наиболее активно работают в Лесото?

– Ваша «Алроса» – были у нас, хотели купить месторождение, но передумали. Пришли другие, нашли алмазы. У нас активно работают Китай, Тайвань, ЮАР, Голландия. Россия – пока нет.

– Насколько стабильна социально-политическая обстановка?

– Обстановка очень спокойная. Рабочие у нас не так агрессивны в отношении работодателей, как в ЮАР. Мы очень хорошо относимся к иностранцам.

– Сколько ваших соотечественников работает в ЮАР?

– Все меньше и меньше. Наших рабочих выдавливают из ЮАР. Это создает безработицу и социальную напряженность. У нас 40% населения – безработные. Раньше они работали на шахтах в ЮАР. Но сейчас добывать золото в ЮАР стало невыгодно, поэтому шахты закрываются. И люди возвращаются в Лесото. Приток рабочей силы стимулирует промышленный рост. Поэтому промышленность у нас сейчас растет на 5% в год, даже больше.

– При такой безработице как удается избежать недовольства?

– У нас очень многие занимаются сельским хозяйством. Эти люди могут прокормить себя и семью. Поэтому характеризовать их как безработных не совсем корректно. В подсобном хозяйстве выращивают маис, пшеницу, картофель, бобовые, рис. Кроме того, пожилым после семидесяти полагается пенсия.

– А до пенсии вообще доживают?

– Официально средняя продолжительность жизни у нас 58 лет. Но это в среднем. Опять же проблема СПИДа. Доля ВИЧ-инфицированных среди населения моложе 35 лет примерно 23% – это чуть меньше, чем в ЮАР.

– Как вы решаете эту проблему?

– Очень сложно она решается. Мы активно работаем в этом направлении. Нужны специальные лаборатории анализа крови, чтоб вирус не передавался от матери детям. У нас действует специальная бесплатная программа проверки на ВИЧ всех людей старше 12 лет.

– А мировой кризис затронул Лесото?

– Конечно, затронул. Но не так сильно. В первую очередь он ударил по зарубежным инвесторам.

– Вы учились в России, окончили Московский государственный университет. Ваши дети русский язык знают?

– Нет, но некоторые слова знают. «Тапочки», «каша манная», например. У нас готовят отличную манную кашу. Оливье еще делаем. Пельмени не делаем, а вот щи и борщ – да.

Опубликовано в номере «НИ» от 7 июня 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: