Главная / Газета 6 Июня 2011 г. 00:00 / Политика

«ОБСЕ уже давно требует реформирования»

Постпред России при ОБСЕ Анвар Азимов

АДЕЛЬ КАЛИНИЧЕНКО, Вена

С нынешнего года председательство в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) перешло от Казахстана к Литве. Литовский президент Даля Грибаускайте неоднократно заявляла о том, что ОБСЕ нуждается в реформировании, однако до сих пор процесс реформ так и не начался. Как и зачем необходимо реформировать эту организацию, корреспонденту «Новых Известий» рассказал постоянный представитель России при ОБСЕ Анвар АЗИМОВ.

shadow
– Анвар Сарварович, мало кто догадывается, что перестройка фактически началась не в 1986 году, а намного раньше, когда 1 августа 1975 года в Хельсинки СССР поставил свою подпись под так называемой «третьей корзиной» Хельсинкских соглашений – согласованием обязательств, прав и основных свобод человека. Согласны?

– Тому, что СССР поставит свою подпись под этим историческим, точнее, поворотным для страны и мира, документом, изумился даже, по его собственному признанию, такой хитрый и искушеный в международной политике человек, как Генри Киссинджер. Но советская страна того, что «процесс пошел», причем процесс по сближению материков и стран без преувеличения тектонический, абсолютно не почувствовала: ну подписали что-то там дипломаты. Что, от этого мир перевернулся? А мир как раз переворачиваться тогда-то и начал. Медленно, поначалу практически незаметно, потом со скрипом и скрежетом. Именно тогда и началось в Советском Союзе движение в сторону глобальных демократических перемен.

– Что происходит в ОБСЕ и с ОБСЕ сейчас? Здорова ли эта организация? Ведь международные институты, как люди: имеют возраст, болеют, выздоравливают, крепнут или слабеют…

– Я скажу так. ОБСЕ болеет хроническими болезнями, среди которых я бы на первый план вынес аморфность и незавершенность институционального образования. ОБСЕ уже давно требует реформирования и модернизации. В противном случае она, как это ни печально, обречена. Главным препятствием, на наш взгляд, к тому, чтобы ОБСЕ превратилась наконец в полноправный субъект международного права, является отсутствие устава организации. Несмотря на наши многочисленные и систематические усилия в этом направлении, наши западные партнеры говорят нам о том, что им удобна нынешняя ОБСЕ, как гибкий механизм, не связанный ни с каким ограничивающим свободу действий, регламентирующим деятельность уставом. Нас это принципиально не устраивает. Ведь по сути ОБСЕ является единственной в Евро-Атлантике международной организацией, которая не имеет своего устава.

– А что бы он дал?

– Он позволил бы юридически закрепить принцип консенсуса, когда решение принимается на основе согласия всех 56 государств единогласно. Это такой страховочный механизм, который дал бы возможность участвовать в принятии решений на равных фактически всем, даже самым маленьким, не важным с точки зрения сверхдержав странам.

– Ваша организация включает такие разные во всех отношениях страны, но есть ли что-то, что могло бы быть объединительной темой для всех стран – участниц ОБСЕ?

– Думаю, что объединить всех нас могла бы проблема сохранения военно- политической стабильности, борьба с новыми вызовами и угрозами международной безопасности, с терроризмом и наркотрафиком, выполнение взятого еще в 1975 году обязательства по облегчению свободы передвижения. Процесс облегчения свободы передвижения не сиюминутный, он займет многие годы, но наша конечная цель – безвизовый режим. А сверхзадача – формирование в Европе нового сообщества безопасности, свободного от каких- либо разделительных линий и зон с различным уровнем безопасности.

– Что на сегодняшний день вызывает наибольшую озабоченность нашего постпредства?

– Положение русскоязычного населения в различных странах бывшего СССР. К примеру, массовое отсутствие гражданства у русских – прежде всего это касается Латвии. Но мы самокритичны. Мы видим и наши собственные проблемы, к примеру, в области прав человека, поддержания законности и правопорядка, в плане безопасности журналистов.

– Может ли ОБСЕ играть позитивную роль в мировых процессах и в чем, по вашему мнению, такая роль должна состоять?

– Безусловно, может. Это укрепление доверия, обеспечение безопасности и борьба за сокращение вооружений. Опыт, накопленный этой организацией по всем трем направлениям, колоссален. ОБСЕ – организация непростая, но работать с ней нужно и можно. Мы готовы быть гибкими, мы готовы адаптироваться, но для укрепления нашей страны, а не для ее подрыва.

– А какова в этом непростом деле ваша личная роль?

– Я всего лишь «инструмент»...

Опубликовано в номере «НИ» от 6 июня 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: