Главная / Газета 2 Марта 2011 г. 00:00 / Политика

«Шайтаны не заинтересованы, чтобы о них знали правду»

Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров

САИД БИЦОЕВ, ВАЛЕРИЙ ЯКОВ

Президент России предложил кандидатуру нынешнего главы Чечни на второй срок, тем самым положительно оценив его работу. Накануне этого события «НИ» обратились к Рамзану Кадырову с вопросами о том, как расходуются бюджетные средства на восстановление республики, что делается для того, чтобы молодежь не уходила в террористы, и чем чеченский дресс-код отличается от московского.

shadow
– Рамзан Ахматович, отношение к выходцам с Кавказа в других регионах России и прежде всего в Москве опять начинает ухудшаться. Во многом это происходит из-за постоянного страха перед терактами. Да и кавказская молодежь порой провоцирует своим поведением негативную реакцию окружающих.

– Вы рассуждаете как Жириновский! Он тоже говорит, что все беды с Кавказа и надо нас отделить. Слава Аллаху, что он не президент и не премьер-министр! Иначе бы разрушил страну, которую не он создавал. И не ему решать подобные проблемы. Для этого есть умные люди, и они знают, к чему это может привести. Если убрать из Думы таких депутатов, убрать с телевидения и из некоторых газет провокаторов, которые постоянно оскорбляют кавказские народы, то напряжение уйдет. Давайте лучше говорить о том, что в спорте честь России последние двадцать лет защищают выходцы с Кавказа – трехкратный олимпийский чемпион Бувайсар Сайтиев, чемпионы мира по боксу – Заур Байсангуров, Артур Бетербиев, прославленные борцы Хаджимурад Гацалов, Хасан Бароев и другие. Из-за них поднимают российский флаг и исполняют российский гимн за границей. Что касается терактов, то их стало намного меньше. К примеру, с 2009 года у нас не было ни одного самоподрыва. Случаются нападения, но мы говорим о так называемых камикадзе. Хотя никакие они не камикадзе, а шайтаны и сволочи! Кто бы ни был тот негодяй, который пришел в «Домодедово» с бомбой, не нужно указывать на его национальность. Он преступник. У таких людей нет национальности. Надо ловить их, ловить организаторов и зачинщиков и наказывать их.

– Руководители силовых структур не раз заявляли, что в Чечне осталось несколько десятков боевиков, которых в ближайшее время уничтожат. Прошло уже более 10 лет, но они продолжают совершать преступления.

– Какие это боевики? Против кого они воюют? Против своего народа! Значит они преступники! Конечно, среди них есть обманутые, кому пообещали деньги, и они ушли в горы. Там не надо работать, слушать старших, заботиться о младших. Полная анархия. Но это, в конце концов, ни к чему хорошему не приводит. Многие осознают это уже после того, как попадают к ним, и стараются вернуться обратно. Не всем удается, потому что шайтаны не заинтересованы, чтобы о них знали правду и стараются их не отпускать. В любом случае эти ребята создают головную боль своим родителям и всем остальным. Но в первую очередь себе. Что касается 10 лет… Поднимите данные о численности бандитов в 2000 году и сегодня. Тогда говорили о 10–15 тысячах, сегодня их 30–50 человек. Есть разница?

– Так что же делать, чтобы молодежь не уходила в горы? Или как вернуть обратно тех, кто уже находится в разных отрядах, джамаатах?

– С теми, кто сознательно убивает милиционера, сотрудника администрации, мирного гражданина, разговор короткий. Хотя понятно, что одними силовыми действиями проблему не решить. Поэтому с молодежью работаем на уровне муфтията, в школах, вузах ведем разъяснения. Рассказываем ученикам старших классов, чтобы не поддавались разным провокаторам, у которых нет совести, которые продались за три копейки и воюют против законной власти, против ислама. Мы работаем с каждым мальчиком из неблагополучной семьи.

– В Чечне ситуация действительно более спокойная, чем в других регионах Северного Кавказа. Каким образом вам удалось достичь этой стабильности?

– Закрыли многие развлекательные клубы, где бездельники кучкуются. Разные алкоголики и наркоманы, от которых никому нет пользы, только вред. Отслеживаем пути поступления в республику наркотиков и ловим их курьеров. Проблема сложная, но есть результаты. К нам приходят многие старики и благодарят, что арестовали сбытчиков наркотиков и тех, кто их распространял в школах, институтах. Конечно, здесь тоже не обходилось без покровителей, но все знают – если попался, виновен, то этот человек сядет в тюрьму и никто ему не поможет.

– Облик столицы республики разительно изменился за последние годы, а дороги у вас стали едва ли не лучшими в России. Как удалось этого добиться?

– Трудом. У нас строительные площадки круглосуточно работают. И цели мы ставим четкие: качество работ должно быть высшим, а сроки соблюдаться неукоснительно. Все условия создаем строителям для работы, финансируем по графику, стройматериалы поставляем без задержек… Вот из руин и подняли Грозный. И не только Грозный, но и другие города и села. Мы хотели видеть республику без следов войны. Так и назвали программу строительную. И вот выполнили задачу – от войны не осталось и следа. Чтобы сердца залечить, конечно, годы и годы потребуются, но вот из разрухи военной мы выбрались окончательно. И дороги проложили хорошие. Десятки мостов построили, даже там, где и в советское время до них руки у властей не доходили. В некоторых горных селах вообще никогда не было дорог. Так мы и туда добрались. И газ, и свет, и воду туда протянули. Это новая жизнь. Без войны. Без тягот. Хватит с нас испытаний. Пора жить нормально. Вот и весь секрет. Для себя строим и для своих детей.

– Счетная палата как-то заявляла, что судьба бюджетных средств, выделяемых для Чечни, не всегда понятна и прозрачна.

– Бюджетные средства, которые выделяли на Чечню, все здесь. Вон видите – проспекты, дома, дороги, театры и стадионы… Это же не возникло из финансовой пустоты. Это все требовало денег. И мы их вложили в возрождение республики. А когда федеральные деньги до нас долго шли, мы искали инвесторов, кредиты брали, чтобы не останавливаться, чтобы строить, строить и строить. Наши сегодняшние города и села – это и есть наглядный, так сказать, отчет по расходованию федеральных бюджетных средств.

– Как вы относитесь к утверждениям некоторых политологов и правозащитников о том, что в Чечне нарушаются права человека, развивается «культ личности», а критика в ваш адрес считается недопустимой?

– Как отношусь… Да никак. Говорить можно все, что угодно. А правда состоит в том, что главным и страшным нарушением прав человека является война. Мы это на себе испытали. А теперь, когда войны нет, мы обрели права человека – право жить, трудиться, смеяться, учиться. А западным политологам надо бы больше думать о своих проблемах. Бушу все говорили, что в Ираке нет ядерного оружия, а он разбомбил мирную страну. И что, иракцам стало жить лучше? Или афганцам? Или самим американцам? Оружие не нашли, но Буш и сейчас не жалеет о том, что развязал войну, в которой погибли больше миллиона человек. Вот где надо говорить о нарушениях прав человека. Есть пословица одна: с врагами мы как-нибудь справимся, а вот кто нас от друзей спасет? Вот эти самые политологи как раз такие «друзья». Мы со своими проблемами сами разберемся. Точнее, уже разобрались, навели порядок. У нас люди гуляют по вечернему Грозному, ездят отдыхать семьями, празднуют свадьбы.

– Танцуют лезгинку!

– Да, и лезгинку танцуют! И ничего плохого в этом нет, что люди танцуют на улицах. Не водку же пьют, не колются, не дерутся – танцуют. Радоваться надо, что у людей на душе хорошо, а не нагнетать напряженность. Хоть лезгинку, хоть барыню… Лишь бы людям не мешать. А если нарушил порядок, значит, должен быть наказан. Там, где есть криминал со стороны выходцев из нашей республики, я прошу самого строгого наказания. Но и напраслину возводить только потому, что человек с Кавказа, тоже нельзя. Справедливой и честной должна быть оценка. А то иногда национальность становится отягчающим обстоятельством. Закон един для всех. С другой стороны, надо добиться, чтобы в Москве, Санкт-Петербурге, Воронеже и других городах не нападали на людей по национальному признаку. От рук националистов погибают невинные люди. Несколько сот человек каждый год. По этому поводу на Западе почему-то не поднимают шума.

– Чеченская Республика, всегда славившаяся своей просвещенностью, постепенно превращается в религиозное государство со строгими ограничениями. В Грозном ужесточаются нормы поведения, стиля одежды…

– Во-первых, Чечня – субъект России, а не государство. Мы просто требуем, чтобы молодежь не употребляла спиртные напитки, наркотики, не нарушала порядок, не бездельничала. В свое время закрыли ночные клубы и другие заведения, где с утра до вечера играли в «одноруких бандитов». У нас люди азартные. Некоторые проигрывали свои дома и пенсии родителей. Вот тогда наложили запрет. И жители только спасибо говорят. То же самое касается и одежды. Дресс-код стал обычным явлением и в Европе, и в Азии, и в России. Всюду. Почему так всех заинтересовал наш чеченский дресс-код?! Как будто журналистам не о чем писать. Вы лучше посмотрите, в каких красивых одеждах ходят наши девушки. Скромность только украшает их. А вот у меня встречный вопрос. Почему никто не говорит, что в Чечне нет ни одного дома престарелых, детского дома, ни одного беспризорного? Всех малышей, чьи родители погибли на войне, взяли на воспитание их родственники. Моя мама усыновила русского мальчика, круглого сироту. Я назвал его своим младшим братом. Сейчас он уже студент, учится в Москве.

– Судя по отчетности МВД, в Чечне самые низкие цифры преступности. В какой степени вы доверяете милицейской статистике?

– Не надо никуда смотреть, отложите отчеты, а лучше приезжайте в Чечню и сами убедитесь. У нас порядок получше, чем у некоторых. А достигли мы этого благодаря нашим правоохранительным органам, профессионализм которых не раз отмечен на самом высшем уровне.

– Вы не раз заявляли, что в будущем не планируете оставаться в роли руководителя республики. Чем бы вам хотелось заниматься после ухода с этой должности?

– Я офицер. Служу и буду служить Родине. Сейчас главная цель моей жизни – полностью восстановить республику и сделать ее самой процветающей. Чтобы здесь больше никогда не было войн. Об этом мечтал мой отец Ахмат-Хаджи Кадыров. И мне хочется довести его дело до конца.

Опубликовано в номере «НИ» от 2 марта 2011 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: