Главная / Газета 25 Января 2011 г. 00:00 / Политика

Мученики науки

Реформа российской высшей школы пока не продвинулась дальше дискуссии о судьбе студенческих стипендий

ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО, ЕВГЕНИЙ РУДАШЕВСКИЙ

Смелая инициатива Аркадия Дворковича об отмене студенческих стипендий вызвала в обществе очень серьезную полемику. И хотя помощник президента после этого успел скорректировать свою позицию, дискуссия не пошла на убыль. Она перерастает в фундаментальный спор о дальнейшей судьбе системы образования в России, в центре которого проблема финансирования высшей школы. Одни считают, что нужно двигаться в сторону образовательных кредитов и негосударственных фондов, другие же выступают за усиление роли государства.

На деньги, которые молодые люди получают от государства, особо не разгуляешься.<br>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
На деньги, которые молодые люди получают от государства, особо не разгуляешься.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
Напомним, предложив изначально отменить стипендии, г-н Дворкович отметил, что при этом необходимо создать условия для занятости учащихся в стенах самих университетов, привлекая частные и государственные компании. Когда помощник президента стал объяснять, что его неправильно поняли, речь пошла о «более прогрессивных формах поддержки студентов». Акцент сместился в сторону того, что стипендии и гранты должны мотивировать учащихся получать знания и навыки работы в таком объеме, в котором это нужно для последующей работы в сложной современной экономике. Неизменной осталась только «возможность получения беспроцентных или низкопроцентных ссуд, кредитов, которые позволят людям учиться, чтобы жить в то время, когда ты учишься». По словам Аркадия Дворковича, сначала необходимо определить, как будет работать такая система финансовой поддержки студентов, а потом «говорить о том, что эти стандартные стипендии можно отменить, заменяя их на другую, более продвинутую, мотивирующую к учебе и работе систему».

Для многих рассуждения о стипендиях стали сигналом того, что власти наконец задумались о необходимости серьезной реформы высшей школы и главное – о цене вопроса. Много ли государство тратит на содержание студентов? На сегодняшний день стандартные стипендии в московских вузах можно разделить на три категории. Базовая, которую получают все бюджетники, вне зависимости от их успеваемости, составляет 1100 руб. Те молодые люди, которые учатся в основном на пятерки, могут рассчитывать уже на 1650, а круглые отличники – на 2250 руб. в месяц. Однако практически в каждом вузе есть свои особенности. Так, в МГУ хорошисты и отличники получают 1265 руб., круглые отличники – 1375. Студентам, чьи родители получают зарплату ниже прожиточного минимума, выплачивается также и социальная стипендия, которая составляет 1650 руб. Плюс к этому существуют всевозможные надбавки и премирования.

В Московском государственном областном университете (МГОУ) обычная стипендия составляет 3 тыс. руб., повышенная – уже 4 тыс. Так что речь идет об очень разных суммах, но все же в основном студенты получают около 1500 руб. в месяц. Деньги вроде бы небольшие, если их получать. А если платить, да еще на круг, у государства набегает приличная сумма.

«Государство не обязано их содержать»

Неудивительно, что инициативу г-на Дворковича поддержали представители бизнеса. «На первый взгляд идея выглядит циничной, однако в ней много логики, – сказал «НИ» член совета московского отделения «ОПОРы России» Алексей Каневский. – Государство, на мой взгляд, не обязано содержать студентов. Все-таки, если человек собрался учиться, он должен сам для себя сформировать программу собственного существования на время учебы. Многие имеют возможность работать, возможности для трудоустройства колоссальны. Другое дело, необходимо сделать так, чтобы студенты не испытывали при этом сложностей. Необходимы поддерживаемые государством программы по трудоустройству студентов. Тогда вопрос со стипендией отпадет сам собой».

По мнению г-на Каневского, на сегодняшний день стипендия никак не помогает молодежи выживать, это имитация помощи. А для государства это большая сумма. «Лучше потратить эти деньги на финансирование специальных грантов для талантливой молодежи или на программы по поддержке студенческой занятости», – уверен предприниматель.

Заметим, что в утверждении о «колоссальных возможностях» трудоустроиться есть некое преувеличение даже по отношению к Москве. По данным ВЦИОМ, 69% россиян отмечают, что в последние годы найти работу по специальности труднее, чем раньше, стало даже выпускникам, людям с дипломами. Что уж говорить о недоучках. В кадровых агентствах «НИ» подтвердили: работодатели, как правило, отнюдь не горят желанием брать студентов-очников.

Президент Ульяновского государственного университета, действительный член РАЕН Юрий Полянсков объясняет это тем, что бизнес сейчас просто не заинтересован в том, чтобы вкладываться в молодых специалистов. «На сегодняшний день это все не пройдет, поскольку частные компании к этому не готовы, – сказал «НИ» ученый. – Президент и премьер призывают их инвестировать в образование, но, к сожалению, этого не происходит. Таких вложений мало. Поэтому стипендия хоть и маленькая, но все же поддержка. Особенно это касается студентов из малообеспеченных семей. Хотелось бы, чтобы студент если и подрабатывал, то по своему профилю или близко к его специальности, чтобы затем иметь опыт». А поскольку бизнес пока не спешит инвестировать в высшую школу, вся надежда, что ее будет развивать государство.

Учиться в кредит

Управляющий директор «Деловой России» Николай Остарков полагает, что деньги, которые государство тратит на стипендии, полезнее направить на развитие системы образовательного кредитования. «Логика в этом есть, потому что по идее студент должен находить деньги на свое образование через кредит или еще как-то, – сказал он «НИ». – В дальнейшем, поступая на работу, он этот кредит выплачивает. В перспективе это правильное направление. Должны быть образовательные фонды, это поможет людям стать самостоятельнее. В таком случае и сама система становится прозрачнее: человек получает из фонда деньги на то, чтобы учиться, в дальнейшем он строит свою деятельность, оплачивая кредит. А когда стипендия идет из бюджета, это искажает всю ситуацию». Бизнесмен убежден: «Просто жить надеждой, что когда-то будут высокие стипендии, неправильно. Не думаю, что это вообще осуществимо. Так что надо развивать негосударственные фонды и систему негосударственного финансирования обучения». Пока же, по его словам, «ситуация довольно невнятная».

Однако сегодня система образовательных кредитов, мягко говоря, далека от идеала. Она хороша скорее для получения второго высшего, а не для вчерашних школьников, особенно с не очень богатыми родителями. Ставки, которые доходят до15% годовых, для большинства неподъемны. Что касается государства, то оно в этой сфере делает лишь первые шаги. В июне прошлого года была запущена госпрограмма образовательного кредитования. Льготные займы выдаются без поручительства и залога. Воспользоваться ими могут абитуриенты и студенты с хорошей успеваемостью, учащиеся в вузах, аккредитованных для участия в программе (в настоящее время 59 вузов). В списке допустимых 289 специальностей, в основном технических. Программа должна действовать до конца 2013 года. Однако более чем за полгода ее работы удалось выдать всего около 300 кредитов при запланированных 10 тыс. Причин для этого много. В программе участвуют всего три банка, и у каждого для заемщиков весьма жесткие условия и ограничения. Это дает основания противникам отмены стипендий утверждать, что сейчас просто нет почвы для перехода на иную систему финансовой поддержки студентов. Кроме того, при таком подходе получается, что стипендии отменят, а бюджетники в итоге останутся с носом. Ведь учатся они бесплатно.

«Стипендии надо повышать»

Президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков считает, что было бы правильнее скорректировать саму систему выдачи стипендий, а не отказываться от нее вовсе. «Они должны выдаваться в зависимости от уровня и качества знаний, – заявил «НИ» эксперт. – Для этого нужно, чтобы в каждом вузе существовал определенный финансово-экономический комитет, который решал бы эти вопросы. Сами стипендии надо, конечно, повышать. Они должны быть такими, чтобы это было не просто близко к прожиточному минимуму, а нормальные деньги, на которые человек мог бы существовать». Отменять же их, даже в отдаленном будущем, ни в коем случае нельзя, уверен специалист. «Понимаете, студент пришел в вуз не для того, чтобы зарабатывать себе на жизнь, – объяснил он свою позицию. – Он пришел для того, чтобы стать специалистом. Если мы лишим его стипендии, то совершим большую ошибку. Он перестанет заниматься и превратится в люмпена, который будет бегать в поисках средств к существованию. Из такого студента выйдет в итоге нулевой специалист».

Любопытно, что в самом студенческом сообществе нет единой позиции по этой проблеме. Так, Российский профсоюз студентов выступил против предложения об отмене стипендий, а вот Всероссийский студенческий союз, напротив, поддержал эту идею, правда, с условием, если в российских вузах будут созданы рабочие места для студентов. Сами учащиеся лишаться денег, естественно, не хотят. Александр Печеный учится на втором курсе филологического факультета МГУ и получает 2200 руб. стипендии. «Не ахти, конечно, но без нее было бы плохо, – признался молодой человек «НИ». – Денег не хватает, приходится давать частные уроки, а это – 1500 в месяц, не больше. Экономлю на всем; родители небогатые, живут в Перми. Очень переживаю из-за стипендии, поэтому каждая сессия – как бой».

Мария Чернышова учится на третьем курсе факультета педагогики и психологии МГОУ и получает 3 тыс. «Это у нас дают больше, чем в других вузах, потому что университет областной – за это и надбавка, – рассказала она «НИ». – Собственно, радости нет в этом особой, потому что вся стипендия уходит только на транспорт. Если ее отменят, то это дополнительная нагрузка на родителей». Второкурсница Инна Кузнецова, которая учится на геологоразведочном факультете РГГРУ, получает 1,5 тыс. «При этом половину этой суммы отдаю за общагу, – сообщила она «НИ». – С деньгами туго, поэтому даже такую мелочь почувствую. Если отменят стипендию, то карманных денег у меня почти не останется, а так, конечно, с голоду не помру, родители все равно будут помогать».

Однако не только это вызывает беспокойство у будущих специалистов. Ренат Дунаев, студент МАИ, опасается, что стипендии отменят, а взамен в итоге ничего не дадут. «Не думаю, что эти деньги будут перераспределены на нужды студентов», – поделился он своими опасениями с «НИ». Этого же опасаются и эксперты. Сергей Комков считает, что начавшиеся вокруг стипендий разговоры – это прощупывание почвы, попытка понять общественную реакцию. «Складывается впечатление, что кто-то специально запустил эту тему, чтобы проверить реакцию общественности, – полагает он. – Но это очень опасная вещь, которая может привести к мощнейшему социально-политическому кризису. И тогда мало никому не покажется. Подобный опыт уже был. Франция в конце 60-х годов «горела» из-за этого, сегодня из-за того же «горят» Греция, Испания, Италия».


В ЮЖНОЙ КОРЕЕ СТИПЕНДИЯ НЕ ВКЛЮЧАЕТ НАЛИЧНЫХ ДЕНЕГ
Хорошее образование стоит в Южной Корее больших денег. Особенно в престижных частных вузах. Например, за учебу в лучшем сеульском университете «Ёнсе» приходится выкладывать более 8 тыс. 600 долларов США в год. Чтобы быть студентом известного частного университета «Инха» в Инчоне (пригороде Сеула), нужно ежегодно платить около 6,5 тыс. «зеленых». Плюс проживание, питание, книги, да и факультативы в таких вузах платные. Но рассчитывать молодые люди могут только на себя или своих родителей, поэтому подавляющее большинство из них вечерами работают в магазинах, кафе, библиотеках – кто где может. Стипендий же в нашем понимании в Корее просто нет.
В лучшем случае отличникам или подающим особые надежды студентам частные фонды или спонсоры (как правило, контролирующие университет или владеющие им) делают большую скидку на стоимость обучения. А поскольку это львиная доля всех расходов, учащиеся и их родители воспринимают это как очень ценную помощь. В очень редких случаях, опять же для отличников, практикуется полная оплата учебы за счет компании-спонсора или частного фонда, но чаще речь идет о 30% или половине расходов. Это корейцы и называют стипендией. Никаких наличных денег и покрытия прочих необходимых трат – комнаты в общежитии, питания, книг. В государственных вузах, таких как Сеульский национальный университет, некоторые студенты тоже получают поддержку от государства или частных компаний, но только под конкретные проекты.
Излишне говорить, что те же правила распространяются и на зарубежных студентов. Исключение - молодые иностранцы, приехавшие на учебу по приглашению государственных организаций, например, министерства образования, они каждый месяц получают стипендию. Например, тем, кто учится по линии Национального института по развитию международного образования, ежемесячно выплачивается от 800 до 1 тыс. долларов США наличными, которые они вольны тратить как им заблагорассудится. Плюс таких иностранцев обеспечивают комнатой в международном общежитии на улице Тэхан-но в одном из лучших районов центрального Сеула. Для корейцев это просто немыслимо.
Александр КРУГЛОВ, Сеул

«ПОМОЩЬ – ДО ДИПЛОМА, ДОЛГИ – ДО ПЕНСИИ»
Слово «стипендия» в Германии имеет смысл, отличный от российского. Так немцы называют финансовую поддержку одаренных студентов и аспирантов различными фондами и даже политическими партиями. Часть таких фондов получают государственные субсидии или финансируются компаниями и фирмами, другие находятся на попечении церквей или существуют на частные пожертвования. Если стипендиат еще и подрабатывает, он должен сообщить об этом в поддерживающий его фонд – сумма приработка, как правило, вычитается из стипендии. Но это особые случаи. К нашему же пониманию стипендии ближе всего «бафёг» – беспроцентная ссуда, которая выплачивается государством в виде ежемесячного пособия. Половину полученной за время учебы суммы нужно будет вернуть – либо всю сразу, либо в рассрочку. Студентам это, понятное дело, не нравится, и они время от времени устраивают манифестации протеста под лозунгом «Помощь – до диплома, долги – до пенсии». Бафёг получают лишь те, чьи родители не имеют достаточно средств для оплаты обучения ребенка, это приблизительно треть всех учащихся. Большинство немецких студентов подрабатывают, причем чаще – не по специальности: официантами, разносчиками рекламы, упаковщиками товаров в магазинах, санитарами в домах престарелых…
Знакомый юноша, учась на физическом факультете аугсбургского университета, получает ежемесячный бафёг в 300 евро и развозит по вечерам на своей маленькой машинке пиццу. Его родители зарабатывают на двоих порядка 4 тыс. евро (это хороший доход), но половина этих денег уходит на оплату кредита за купленную квартиру. Поэтому будущему физику в ежемесячной ссуде от государства отказано не было. Чтобы получать бафёг, молодой человек сразу после зачисления в университет подал в муниципалитет заявление и справку о доходах родителей. Беспроцентную ссуду он начнет возвращать через пять лет после начала самостоятельной работы. Сколько предстоит выплатить, в немалой степени зависит от него самого: за особые успехи государство может «простить» до 75% выплаченных денег. Высшее образование в Германии с недавних пор платное (правда, не во всех землях). В Баварии оно стоит приблизительно 500 евро за семестр. Однако все немецкие студенты при условии непрерывного обучения получают до достижения 25 лет детское денежное пособие (киндергельд) в размере 164 евро в месяц. Так что плата за семестр собирается благодаря этим «детским» деньгам всего за три месяца.
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен

Опубликовано в номере «НИ» от 25 января 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: