Главная / Газета 22 Ноября 2010 г. 00:00 / Политика

«У нас с Россией и Белоруссией уже нет разночтений по ЕЭП»

Премьер-министр Казахстана Карим Масимов

НАТАЛЬЯ ШЕРГИНА, Санкт-Петербург

В минувшую пятницу в Петербурге состоялось подписание соглашения об общей макроэкономической политике в рамках Таможенного союза Белоруссии, Казахстана и России. Уже с 2013 года страны-участницы обязуются удерживать дефициты бюджетов в размере не более 3% от ВВП, а объемы государственного долга – до 50%. О плюсах и минусах создаваемого Единого экономического пространства (ЕЭП) «Новым Известиям» рассказал премьер-министр Республики Казахстан Карим МАСИМОВ.

Фото: RU.GOVERNMENT.KZ
Фото: RU.GOVERNMENT.KZ
shadow
– Карим Кажимканович, накануне петербургского заседания Таможенного союза вы заявили, что для Казахстана принципиальным является вопрос национальной валюты и что на данном этапе для Казахстана было бы нецелесообразно вводить в рамках ЕЭП единую валюту. То есть вы в принципе против единой расчетной единицы?

– Я и сейчас подтверждаю свои слова о преждевременности и нецелесообразности введения на территории ЕЭП единой валюты. Если говорить о ней, как таковой, то речь может идти только об очень далекой перспективе. В обозримом будущем мы даже не собираемся обсуждать этот вопрос.

– Та же позиция и у России с Белоруссией?

– Я знаю, что у России есть свое мнение по этому вопросу, так же как и у Белоруссии. Но в повестке дня Таможенного союза и Единого экономического пространства хватает проблем, кроме проблемы единой валюты.

– Зачем с ходу отвергать успешный опыт Европейского союза, который все-таки ради удобства взаиморасчетов перешел на евро…

– …Через 50 лет! (Улыбается.) Это удобство – спорный вопрос.

– Как должна, на ваш взгляд, согласовываться валютная политика стран – членов Таможенного союза?

– Мы договорились о том, что будем согласовывать макроэкономические показатели. Такие как дефицит бюджета, инфляция, информирование друг друга по курсовой политике и прочие подобные проблемы. Потому что это необходимо для экономической стабильности. Но еще раз подчеркну: вопрос единой валюты – и это принципиально для Казахстана – мы не обсуждаем.

– А при каких условиях наше единое экономическое пространство все же могло бы расстаться с национальными деньгами ради неведомой общей валюты?

– Мы видим, что происходит в ряде стран Европейского союза, несмотря на то что они живут в зоне евро. Ясно, что проблемы, возникшие в той же Греции, Ирландии, – были порождены разной фундаментальной экономической базой. Я думаю, что о единой валюте можно в принципе говорить только тогда, когда уровни жизни и развития стран нашего Таможенного союза будут сопоставимы. И вся общая макроэкономическая база будет способствовать процветанию друг друга. Я думаю, мы пока далеки от этой стадии. Давайте пока поработаем над выравниванием экономического развития. А вот когда дойдем до уровня жизни европейских стран, тогда и задумаемся о единой валюте.

– Как вы относитесь к прогнозу первого вице-премьера России Игоря Шувалова, который заявил на международном экономическом форуме государств – участников СНГ, что ЕЭП планируется создать к 2012 году? Насколько реальны такие планы? Что для этого необходимо сделать?

– Вчера я не мог быть уверенным в таком прогнозе. А сегодня со всей ответственностью скажу, что все вопросы по Единому экономическому пространству на нашей встрече в Петербурге были согласованы! Не осталось ни одной зацепки, которая вызывала бы у нас разночтения. Теперь основная задача – внести все согласования в итоговый документ. И он будет подписан главами государств-участников 9–10 декабря 2010 года. Останется ратификация – и Единое экономическое пространство существует де-факто и де-юре!

– Что было самым сложным при создании Таможенного союза?

– Мы так давно его создали, что уже и забыли нюансы, поскольку все проблемы уже разрешены. Сегодня нам лучше думать о новой стадии нашей интеграции, называемой Единым экономическим пространством. Вот где было проблем выше крыши, поскольку у каждой страны-участницы есть свои особенности. Для Казахстана важно было решить вопросы с тарифами и доступом к естественным монополиям – железным дорогам, трубопроводам, газопроводам, энергосетям. По всем этим вопросам мы вместе с премьер-министрами Владимиром Путиным и Сергеем Сидорским нашли решения.

– Почему же депутаты парламента вашей страны упрекают вас в том, что создание ЕЭП и Таможенного союза слишком дорого обошлось Казахстану?

– Так это естественный процесс. Такие же депутатские упреки в адрес премьер-министров мы читаем в российской и белорусской прессе. Никогда интеграционные процессы не обходятся без разговоров о том, что «кто-то что-то потерял». А я считаю, что мы, все три экономики, выиграли.

– Можете назвать важнейшие аргументы «за»?

– Легко. Снимается таможенный досмотр при перевозках товаров из Казахстана в Россию и из России в Казахстан. Мы можем везти товар от границы Казахстана с Китаем до границы Белоруссии с Польшей, без какого-то таможенного досмотра. А ведь это увеличивает конкурентоспособность наших экономик. У нас теперь единые правила конкуренции, и казахстанские предприятия получили возможность продавать свои товары не только в своей стране, но и на территориях Российской Федерации и Белоруссии. С учетом всех наших границ появились очень большие возможности для развития. И наши народы реально почувствуют все преимущества создания таких интеграционных условий.

– Тем не менее вам порой приходится убеждать как чиновников с депутатами, так и народ в том, что развитие идет в верном направлении?

– Это приходится делать каждый день. Потому что все идеи и проблемы Таможенного союза каждый день подвергаются сомнению. Нам надо не только рассказывать, но и доказывать на конкретных примерах, что единое экономическое пространство – это выгодно. А как чувствует свою выгоду человек? Он приходит в магазин и видит: дешевле стал товар или дороже, улучшилась его жизнь или усложнилась. Я-то в курсе, что люди, живущие неподалеку от границ с Российской Федерацией, уже реально ощутили на себе все плюсы наших решений и воспринимают их на ура. Недавно встречался с гражданами, отвечал на вопросы. Да, у тех, к примеру, кто торговал дешевым импортом, возникло некоторое недовольство. А те, кто производит свой товар на реальных производствах, не скрывают радости. Что же нужнее и полезнее для стран? Конечно, развивать собственные производства, открывать рабочие места, чтобы у людей была работа. А это как раз и есть главные возможности Таможенного союза и Единого экономического пространства.

– Возможно ли теперь для наших трех стран воссоздание или организация новых предприятий, зависящих друг от друга? Ведь где-то выгоднее и удобнее штамповать детали, а где-то собирать из них механизмы.

– Думаю, что не только возможно, но и необходимо. Мы должны стимулировать создание новых производственных «цепочек», объединяющих промышленность наших стран.

– Конкретные проекты таких «цепочек» намечаются?

– Мы начинаем работать с предприятиями на эту тему.

– Возможно ли расширение Таможенного союза, например, за счет присоединения к нему Украины и даже Молдавии?

– Если у этих стран будет интерес, почему бы и нет? Но пока я об этом не слышал.

– Но о реальном присоединении Украины рассуждают многие политологи и экономисты.

– Разговоров всегда много.

– А сам Казахстан может позвать добрых соседей?

– Я думаю, что решение об интеграции должно быть осознанным и самостоятельным для каждого государства. Подталкивать нельзя. А осознанное решение у них может появиться только в том случае, если они увидят пользу и эффективность объединения экономик тех стран, которые уже являются членами Таможенного союза. Тогда все к нам захотят. Посмотрите, какая очередь в Евросоюз! Почему? Потому что есть вполне осязаемые преимущества.

– Карим Кажимканович, а как в Казахстане формируется политическая и управленческая элита? Как выстраивается кадровая политика вашего государства?

– В разные периоды, в разных условиях есть свои социальные лифты. Думаю, что одним из таких ключевых факторов – лифтов – является образование. Сегодня у нас есть несколько сильных программ на перспективу. Одна из них называется «Болашак»: ежегодно мы отправляем три тысячи человек на учебу за границу, все за счет государства. И возвращаются обратно молодые специалисты, вполне конкурентоспособные. Это один из социальных лифтов для формирования управленческой элиты. Кроме того, мы привлекаем к управлению успешных предпринимателей, получивших реальный практический опыт при развитии своих предприятий. В целом у нас в Казахстане очень сильное, конкурентоспособное чиновничество.

– Казахстанские депутаты довольно резко упрекают ваших министров образования и культуры в том, что их дети обучаются за границей. Мол, пока дети высших чиновников учатся в гарвардах, а не в отечественных университетах, собственная система образования будет хромать.

– Вот видите, в наших странах даже пороки одни и те же! (Смеется.) А если всерьез, то в Казахстане сейчас принята специальная программа по модернизации образования. Я думаю, она будет утверждена до конца года. Из всех программ по развитию страны я бы эту программу поставил на первое место, как важнейшую. На образование у нас брошены большие ресурсы.

– Какой объем «образовательных» средств в бюджете?

– Порядка двух процентов, и это только начало.

Опубликовано в номере «НИ» от 22 ноября 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: