Главная / Газета 14 Сентября 2010 г. 00:00 / Политика

Игра на задержание

Наказания за организацию оппозиционных акций становятся все строже

ВЯЧЕСЛАВ РЯБЫХ

Для оппозиции, состоявшаяся в воскресенье в Москве несогласованная акция «день гнева» завершилась относительно благополучно. В отличие от предыдущей аналогичной акции, заявителей митинга Сергея Удальцова и Константина Косякина не стали привлекать к административному аресту, ограничившись статьей об организации несанкционированного митинга. Ранее в субботу руководитель движения «За права человека» Лев Пономарев вышел на свободу, после того как мировой суд Тверского района Москвы признал его виновным в неповиновении требованиям милиции во время предыдущей акции на Тверской площади. Это уже далеко не первый случай, когда организаторы оппозиционных акций не просто отделываются административным штрафом или долгими часами в отделении милиции. Как считают сами «несогласные» и независимые эксперты, в преддверии предстоящих выборов в Государственную Думу и президента страны, давление на оппозицию будет только усиливаться.

Столичные власти отгородились от всех несогласных живым милицейским забором.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Столичные власти отгородились от всех несогласных живым милицейским забором.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
О негативном отношении властей к несистемной оппозиции известно давно. Начавшаяся с 31 июля 2009 года в Москве на Триумфальной площади бессрочная серия гражданских акций протеста в защиту свободы собраний, которые регулярно проводятся каждое 31-е число соответствующего месяца, так ни разу и не была согласована с властями. Практически всегда эти протестные выступления пресекались милицией в самом начале, а многих участников, в том числе заявителей акции Эдуарда Лимонова и Константина Косякина, задерживали и препровождали в отделение. Правда, отпускали их на свободу обычно в день задержания. Как правило, к оппозиционерам применяли статью 20.2 КоАП РФ (нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования), предусматривающую штраф до 2 тысяч рублей.

Первое исключение из установившихся «правил игры» было зафиксировано 31 октября 2009 года, когда Эдуарда Лимонова приговорили судом к десяти суткам административного ареста сразу по двум статьям 20.2 «Несанкционированный митинг» и 19.3 «Неповиновение сотрудникам милиции»». Еще куда более серьезному наказанию подвергся 56-летний житель Тверской области Сергей Мохнаткин. Тверской районный суд приговорил Мохнаткина к двум с половиной годам колонии за якобы избиение сержанта милиции. Сам Мохнаткин заявлял, что, проходя мимо площади во время митинга, он заступился за женщину, а после освобождения написал заявление на милиционера, который его бил. Заявление приняли на рассмотрение, его пригласили на опознание, где снова взяли под арест. По обвинению в избиении того самого милиционера.

Какое-то время эти факты оставались, хоть и неприятным, но исключением из установившихся между несогласными и правоохранителями взаимоотношений.

С проблемой согласования сталкиваются и организаторы другой регулярной акции – «дня гнева». В отказах столичного правительства обычно приводятся самые несуразные аргументы. Так, в последний раз московские чиновники отказали в проведении митинга напротив здания мэрии на основании того, что памятник Юрию Долгорукому, возле которого хотели собраться митингующие, «является историческим и культурным объектом».

Как и участники «Стратегии-31», организаторы «дней гнева», несмотря на запреты, продолжают упорно собирать своих сторонников для проведения протестных акций. Дата и время проведения их митингов заранее известны. И это обстоятельство привело к тому, что московские власти решили действовать на опережение. Так, еще до проведения акции 12 августа заявители «дня гнева» Сергей Удальцов и Константин Косякин были задержаны милицией в переходе на Тверской улице, когда двигались к площади у здания правительства Москвы. На следующий день организаторов акции, проведших ночь в УВД «Тверское», доставили в Тверской суд. Там Удальцова и Косякина по статье 19.3 КоАП РФ («Неповиновение законному распоряжению сотрудника милиции») приговорили к четырем и трем суткам административного заключения соответственно. Чуть позже такое же наказание получил и другой заявитель митинга Лев Пономарев. При этом для правозащитника это было второе наказание с интервалом в две недели. 22 августа, в День государственного флага, за попытку пройти с российским триколором по Новому Арбату, были задержаны милицией Лев Пономарев и лидеры движения «Солидарность» Михаил Шнейдер и Борис Немцов. И если дело Немцова было отправлено на доследование, так как суд не нашел доказательств его вины, то двое других задержанных по статье 19.3 КоАП были осуждены на трое суток за неповиновение законным требованиям сотрудника милиции.

На одного протестующего приходилось пять правоохранителей.
Фото: AP. IVAN SEKRETAREV
shadow По мнению Сергея Удальцова, ужесточение мер наказания к участникам оппозиционных акций связано со страхом власти перед многочисленными митингами. «Многие задаются вопросом: зачем разгонять мирные акции, а их организаторам давать административные сроки? На мой взгляд, наши властители всерьез опасаются того, что массовые акции протеста могут перерасти в мирные революции. Поэтому власть и старается пресечь в зародыше все митинги, которые организует несистемная оппозиция», – заявляет «НИ» Удальцов.

Согласен с данной точкой зрения и Борис Немцов. При этом он подчеркивает, что власть сама виновата в подобной ситуации. «Тысяча человек на улице, даже скандирующая «Соблюдайте Конституцию» и «Это наш город», вряд ли создает режиму серьезную угрозу. Тем более что в стране практически сведена на нет политическая жизнь. Сделав парламент «не местом для дискуссий», власть вытолкнула людей на улицу. И улица – единственная возможность для людей донести свою позицию до властных ушей. Так что власти сначала создали данную ситуацию, а потом стали ее бояться», – сказал «НИ» политик.

Директор Института глобализации Борис Кагарлицкий считает, что «власти в некотором роде устали от оппозиции. Но возникшая ситуация никак не развивается. И непонятно, как эта ситуация может измениться, если обе стороны не предлагают никакого выхода из этого тупика. Похоже, еще какое-то время картина будет упорно повторяться: оппозиция выходит на площади, представители власти их разгоняют, – заявил «НИ» политолог.

Как объяснил «НИ» адвокат Валерий Шухардин, занимающийся отстаиванием в суде интересов Льва Пономарева, мировые суды, рассматривающие дела задержанных на митингах граждан, зачастую выходят за рамки тех документов, которые им направляют милиционеры. «Есть протокол об административном правонарушении, где описываются действия лица, которые указывают на его виновность. В случае Льва Пономарева в протоколе вообще никак не описаны правонарушения, которые бы подпадали под данную статью. Не было в протоколе сказано о том, в чем выразилось неповиновение. Судьи восполняют неполноту доказательств с помощью свидетельских показаний, выполняя фактически функции обвинения», – сообщил «НИ» адвокат. Так же, по словам Шухардина, вынося решение, суды фактически полагаются на мнения сотрудников милиции, забывая, что они являются заинтересованными лицами. «Суд должен давать оценку тому, что милиционеры находятся в подчинении и не оспаривают приказы. Поэтому суду предоставляются милицейские рапорты, написанные словно под копирку. Но мировые судьи не обращают на эту «липу» никакого внимания. По идее, такой судебной практике должна противостоять высшая инстанция, куда подается апелляция, но и там ситуация повторяется», – заявил «НИ» г-н Шухардин. Оспаривание решений российских судов правозащитники намерены продолжить в Страсбургском суде по правам человека.

Недавно начальник ГУВД Москвы Владимир Колокольцев заявил, что считает необходимым существенно ужесточить ответственность за проведение в Москве не согласованных с властями митингов и акций протеста. Аргументируя свою позицию, генерал милиции сослался на опыт некоторых европейских стран, в которых, по его словам, за несанкционированные акции грозит большой штраф и даже тюремный срок.

Как считает Сергей Удальцов, резкое ужесточение наказаний вряд ли осуществимо по крайней мере в ближайшее время. Тем не менее, по мнению политика, в преддверии выборов в Государственную Думу давление на оппозицию будет возрастать. «Во власти существуют разные тенденции. Колокольцев выражает мнение силового крыла. Смысл таких заявлений – прощупать почву. Власть смотрит на реакцию общественности. И в случае осуждения предложит некий средний компромиссный вариант». По мнению политика, наиболее вероятной мерой для давления на оппозицию может стать увеличение сроков административного задержания. Кроме того, Госдумой уже подготовлены законодательные поправки, согласно которым организаторами акций не могут быть люди, ранее подвергавшиеся административному аресту.

По мнению аналитика движения «За права человека» Евгения Ихлова, для давления на оппозицию может быть использован и недавно принятый закон о ФСБ. «Не случайно же его протащили ценой отставки Эллы Памфиловой! В предисловии к закону сказано, что «в обществе утрачивается вера в силу государства». Согласно закону, любому человеку могут вменить, что он не подчиняется законному требованию или распоряжению сотрудника ФСБ и посадить на 15 суток», – сказал «НИ» правозащитник.

По мнению Бориса Кагарлицкого, изменение отношения власти к митингующим может произойти только в том случае, если увеличится количество выходящих на эти акции. «В той же Европе во время оппозиционных акций, в частности во время саммита «большой восьмерки» в Ростоке, сотрудников правоохранительных органов было не меньше, чем на Триумфальной площади. Но когда им противостоит не сотня, а десять тысяч человек, стражи порядка ведут себя совсем по-другому», – пояснил «НИ» политолог.

Опубликовано в номере «НИ» от 14 сентября 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: