Главная / Газета 10 Декабря 2009 г. 00:00 / Политика

Найди два отличия

Депутаты никак не могут понять, чем порнография отличается от эротики

АЛИСА ШТЫКИНА

Авторский коллектив из 17 депутатов из числа «единороссов» и «справедливороссов» направил на рассмотрение Госдумы законопроект «Об ограничении продукции эротического и порнографического характера». Этим документом думцы в очередной раз попытались дать юридическое определение порнографии и эротике. Предыдущие попытки депутатов четко разграничить эти понятия не принесли вразумительного результата.

В последний раз думцы забраковали законопроект о борьбе с порнографией и эротикой в СМИ в прошлом году. По мысли авторов, предлагаемый проект закона, над которым они работали около девяти месяцев, должен восполнить пробелы законодательства, регулирующего оборот эротической продукции. Однако уже во второй статье появляются первые неточности в формулировках. Так, под определение порнографии подпадает «детализированное, натуралистическое изображение, словесное описание или демонстрация полового акта, половых органов, имеющие целью сексуальное возбуждение». В то же время эротикой будет считаться «изображение, словесное описание или демонстрация сексуальных отношений людей, интимных частей человеческого тела (частично или полностью обнаженных), имеющие целью сексуальное возбуждение и не содержащие элементы порнографии». Однако при сравнении этих определений получается, что практически единственное различие между ними – это наличие или отсутствие «элементов порнографии». Но, как и в предыдущих проектах, остается все же неясным, чем они отличаются от элементов эротики.

Один из авторов законопроекта депутат фракции «Справедливая Россия» Елена Драпеко заявила «НИ», что «расплывчатость в понятиях, присущая всем попыткам определить, что же такое эротика и порнография, объясняется нравственными причинами. У каждого свои собственные критерии, оценки, что нравственно, а что – нет. Именно для того, чтобы можно было эффективно применять действующие законы, мы и уточняем эти определения», – заметила депутат. «Но это не должно мешать России выполнять свои международные обязательства, которые она взяла на себя, подписав, к примеру, Конвенцию ООН о правах ребенка. Ведь наш законопроект направлен, прежде всего, на защиту несовершеннолетних от информации, которая может негативно сказаться на их психическом здоровье», – настаивает г-жа Драпеко.

В проекте действительно говорится о том, что в эротико-порнографической продукции не должны присутствовать образы несовершеннолетних детей, изображения детских и образовательных учреждений, символов государства. Хотя наказание за производство продукции с участием детей карается не двумя (как в остальных случаях), а шестью годами заключения, детская «клубничка», которой буквально кишит интернет- пространство, остается одной из наиболее востребованных продукций порноиндустрии. «Несмотря на соответствующие статьи Уголовного кодекса (ст. 242 и 242.1) и положение об «эротических СМИ» в законе о СМИ, эта сфера сейчас практически не регулируется законодательством, – убежден директор Института проблем информационного права Андрей Рихтер. – Необходимость четкой дефиниции назрела уже давно, но ее по-прежнему так и нет», – считает эксперт.

Опубликовано в номере «НИ» от 10 декабря 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: