Главная / Газета 19 Ноября 2009 г. 00:00 / Политика

Не женское дело

С точки зрения равенства полов Россия – одна из наименее развитых стран мира

КИРА ВАСИЛЬЕВА, МИЛА ОРИЩЕНКО

В результате последних выборов представительство женщин в органах власти большинства регионов и муниципалитетов страны в лучшем случае осталось на прежнем уровне. В худшем – сократилось, в том числе в Мосгордуме. Призывы пустить дам в политику, раздающиеся с самых высоких трибун, никто не слышит. Во многом поэтому в авторитетных международных рейтингах равноправия полов Россия занимает позорное 99-е место из 115 возможных. Впереди нас куда менее развитые с социальной, экономической и культурной точки зрения государства. Как отмечают эксперты, немало политических ошибок совершается властью именно потому, что в ней фактически нет женщин.

Главной униформой депутата Госдумы остается строгий мужской костюм.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Главной униформой депутата Госдумы остается строгий мужской костюм.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
После прошедших 11 октября выборов в обновленных региональных парламентах женщин-депутатов больше не стало. В новую Мосгордуму, в которой заседают 35 народных избранников, например, попало всего пять представительниц прекрасного пола (14%). В прошлой составе их было все-таки шестеро, или 17 %. В республике Марий Эл в новом Госсовете 6 дам, но раньше депутатов было 51, а теперь стало 52. Если посмотреть другие регионы, больших отличий не будет.

Между тем в недавно обнародованном Всемирным экономическим форумом мировом рейтинге равноправия полов Россия заняла 99-е место из 115 возможных по критерию «участие женщин в политике». Наша страна уступила не только традиционным его лидерам – Исландии, Финляндии, Норвегии и Швеции, но даже Никарагуа, ЮАР и Лесото, где демократических традиций явно меньше. «В России не реализуется 19-я статья Конституции о равных правах и равных возможностях для женщин и мужчин», – заявила «НИ» председатель Гендерной фракции партии «Яблоко» Галина Михалева. По ее словам, «даже многие российские законы построены так, чтобы не дать женщинам возможности продвинуться во власть». «Выборы сделали по партийным спискам, в которые женщине без одобрения мужчин никак не попасть, квот у нас для женщин нет, руководители всех политических партий – мужчины», – возмущается политик.

Она рассказала, что представительницы прекрасной половины человечества не раз пытались «продвинуть» в Госдуме закон о гарантии гендерного равенства. Но его завалили. «Это и понятно – большинство депутатов ведь мужчины, зачем они за женщин голосовать будут», – сокрушается г-жа Михалева. Кстати, это не единственная подобная попытка. В 2006 году ЦИК предлагала ввести норму, по которой в списке партии, которая идет на выборы, обязательно должны быть женщины. Центральная избирательная комиссия даже пыталась инициировать внесение поправки в закон «О выборах депутатов Госдумы», согласно которой численность женщин в партиях должна была быть не менее 30%. Но и эту поправку отклонили. Владимир Путин отмечал в свое время, что «законодательные органы власти начинают работать эффективно и эффективно решать вопросы социальной защиты населения, если там работает не менее 20% женщин». Но странное дело, этого его намека как будто никто не понял – редчайший случай.

Впрочем, сегодня в правительстве, которым руководит Владимир Владимирович, нет требуемых для эффективности 20% женщин. Дамы получили только три министерских портфеля из 17, взяв в свои нежные руки решение проблем здравоохранения (Татьяна Голикова), сельского хозяйства (Елена Скрынник) и экономического развития (Эльвира Набиуллина). В Госдуме дела обстоят и того хуже: из 450 депутатов только 62 являются представительницами прекрасного пола, что составляет около 15% от общего числа народных избранников. Что касается женских политических партий или движений, то таких в нашей стране вообще официально не зарегистрировано, да и о неофициальных мало кто знает. Правда, на прошлой неделе в ЛДПР сообщили, что супруга Владимира Жириновского Галина Лебедева собирается создать Лигу женщин России под названием «В защиту демократии». Но в успех этого начинания как-то не верится.

Генеральный директор социологической компании «Башкирова и партнеры» Елена Башкирова рассказала «НИ», что среди депутатов законодательных собраний краев, областей и республик число женщин составляет не более 10%. В некоторых региональных парламентах, например в Магаданской областной думе, их и вовсе нет. И даже на муниципальном уровне доля депутатов-женщин равна лишь 26%. Как отмечают эксперты, единственная относительно властная сфера, куда дам стали пускать, – это органы местного самоуправления, где, по определению Галины Михалевой, «надо работать и работать, и в основном без денег». Зато туда, «где действительно концентрируется власть и ресурсы», представительницам слабого пола дороги нет. «Среди губернаторов, например, уже много лет только одна женщина – Валентина Матвиенко», – говорит г-жа Михалева.

Эксперт уверена: если бы «успешной и сильной женщине» дали возможность встать во главе партийного списка или выдвинуть кандидатуру на пост президента, «избиратели стали бы за нее голосовать». Действительно, по данным исследования «Башкировой и партнеров», 63,8% россиян не имеют ничего против того, чтобы высший государственный пост в нашей стране занимала представительница прекрасной половины человечества. «Общество к этому готово. Там, где остались еще свободные выборы на местом уровне, женщин как раз и выбирают. Избиратели ждут от них меньше зла, чем от мужчин, – воровать будет меньше и больше о людях заботиться», – утверждает Галина Михалева.

Депутат Госдумы Светлана Горячева рассказала «НИ», что в 90-е годы ей было «не так сложно попасть в политику». Кандидатом в народные депутаты ее выдвинули трудовые коллективы, и она попала в парламент, оставив позади «10 оппонентов- мужчин». А вот позже, в 2003 году, когда г-жа Горячева после исключения из компартии шла как независимый кандидат, «было непросто». «Как стало известно, было брошено около 3 млн. долларов, чтобы любой ценой снять меня с предвыборной гонки. Эти деньги бросил человек, против которого дело находилось в суде. Для него это было дело жизни: либо на нары, либо в Думу. Я решила, что таким мужчинам я место не уступлю», – рассказала народная избранница.

Политик Ирина Хакамада, в свою очередь, признала, что в нашей стране «равноправие есть только в Конституции и в законах, а в реальной жизни его нет». «Я знаю по себе, что очень часто женщин в политике не финансируют только по причине ее пола. «Гениальный политик, но баба. Денег не дам», – такой ответ можно услышать. Присутствует абсолютно жуткая и примитивная дискриминация», – рассказала она «НИ».

А вот экс-министр труда, а ныне депутат Госдумы Оксана Дмитриева, напротив, чувствует дискриминацию «только как представитель оппозиции». «Но это могут сказать о себе представители всех оппозиционных партий независимо от пола», – отмечает она. По словам г-жи Дмитриевой, у медали две стороны: с одной – женщинам в политике работать «сложнее, поскольку мы не входим в мужской круг», а с другой – легче, «потому что женщин мало, и к ним привлечено больше внимания, а для политика это важно». Народная избранница не отрицает, что общество готово к появлению женщины-президента или премьера, но отмечает, что для этого «должны быть яркие личности». «У нас нет пока женщин-лидеров, которые имеют шанс победить», – заключила она. Г-жа Дмитриева также отметила, что во многом женщины во власти сами себя дискредитируют. «После разрушительной политики нынешнего губернатора Санкт-Петербурга будут ли преимущества у следующей женщины, которая станет баллотироваться на этот пост? Конечно, нет. Отношения к женщинам определяется только их работой», – подвела черту депутат.

В свою очередь, вице-спикер Госдумы Светлана Журова поведала «НИ», что в «Единой России» есть специальная квота: «В партию должно входить не меньше 20% женщин». «Но наш российский менталитет таков, что для женщин хозяин – это мужчина, поэтому на выборах за женщину голосуют меньше, чем за мужчин», – признала депутат. Эксперты констатируют: от того, что во власти так мало женщин, прежде всего страдают граждане страны. «Политики-мужчины при распределении бюджетных средств стараются хорошо профинансировать силовиков, чиновников, военных и демонстрируют почти полное безразличие к проблемам социально слабых слоев населения – пенсионеров, детей», – утверждает Галина Михалева. По ее словам, «из-за такой политики» детские пособия в некоторых регионах равны 70–80 руб. в месяц. С ней согласна и Светлана Горячева, называющая нынешнюю политику «сугубо мужской и бездарной». «Кончится тем, что женщины, собравшись вместе, это политику будут сметать», – заключила она.


В Скандинавии детей пеленают мачо
Излюбленная тема репортажей иностранных журналистов из стран Северной Европы – красочное описание рабочего дня молодых женщин-министров, совмещающих исполнение своих профессиональных обязанностей с уходом за новорожденным дитем. Вот глава одного из солидных ведомств вкатывает коляску на заседание кабинета министров, вот она отлучается из кабинета для кормления ребенка, вот секретарь (как правило, мужчина типа мачо, что добавляет репортажу перца) пеленает ребенка, пока его мама устраивает разнос подчиненным... То, что удивительно для остального мира, – вполне привычное явление для самих скандинавских стран, где примерно 40% постов в правительстве занимают молодые дамы, которые ничуть не стесняются демонстрировать обществу успешное совмещение двух ролей – чиновника и матери. Вот уже который год североевропейские страны лидируют в рейтинге The Global Gender Report (Доклад о равноправии полов), составляемым международным коллективом ученых по заказу ООН. В позапрошлом году тройка лидеров выглядела следующим образом: Швеция, Норвегия, Финляндия. В прошлом в североевропейской группе произошли перестановки. На первое место вышла Исландия, «серебро» взяла Финляндия, «бронзу» – Норвегия. Россия, для сравнения, в докладе за 2008 год оказалась на 51-м месте. В государствах Северной Европы стабильно до 40% мест в парламенте занимают дамы, что соответствует участию женщин в трудовой деятельности в целом.
Алексей СМИРНОВ, Стокгольм

Немки прошли путь от трех «К» до равного представительства
Классическая формула «Киндер, кюхе унд кирхе» («Ребенок, кухня и церковь») осталась для типичной немецкой женщины в далеком прошлом. Ведь еще в 1977 году в гражданском кодексе ФРГ был отменен параграф 1356, предписывавший считать работу на дому основной, если не единственной обязанностью прекрасной половины человечества. Женщины ФРГ уже не смотрят с завистью на скандинавские страны, где, как известно, места в парламентах и министерских кабинетах давно и прочно «оккупировали» дамы. Самым ярким и убедительным примером для подражания немецким продвинутым фрау стала бундесканцлерин Ангела Меркель, которая, по мнению журнала «Форбс», уже четвертый год подряд обходит даже таких VIP-дам, как королева Великобритании Елизавета П или Хиллари Клинтон. И является самой могущественной леди мира.
Но одной яркой «звездой» женский политический небосклон ФРГ, конечно же, не ограничивается. По «феминистским квотам» в немецких выборных органах и партиях (например, в Христианско-демократическом союзе) представительницы прекрасного пола должны занимать не менее трети руководящих постов, а у «зеленых» и того больше – половину. За последние 30 лет доля женщин у власти на уровне местных коммун и земельных парламентов возросла с 7 до 35%. Заметную роль в современной германской политике уже сыграли такие незаурядные личности, как федеральный министр образования и науки Эдельгард Бульман, министр сельского хозяйства Ренате Кюнаст, председатель партии «зеленых» Клаудиа Рот, федеральный министр юстиции Бригитте Цюприс, министр здравоохранения Улла Шмидт и многие другие. А Урсула Ляйен – не только федеральный министр семьи, профессор медицины, активный борец против педофилии, порнографии и употребления несовершеннолетними наркотиков и алкоголя, но и образцово-показательная многодетная мама. У нее растет семеро прекрасно воспитанных детей – Давид, Софи, Мария, Виктория, Йоханна, Эдмонд и Грациа.
Сергей ЗОЛОВКИН, Берлин

Грузинские женщины ушли в оппозицию
В Грузии по численности и влиянию почти во всех сферах общественной жизни доминируют представители сильного пола. Особенно в госструктурах. И это несмотря на то, что президент страны Михаил Саакашвили еще в 2004 году, представляя новое правительство, пообещал женщинам «зеленый свет». Обратившись к тогдашнему премьеру Зурабу Жвания он пошутил, сказав, что лучше бы тот был дамой. Заместитель госминистра по вопросам реинтеграции Грузии Елена Тевдорадзе посетовала «НИ», что и сегодня «женщины в исполнительной и законодательной власти представлены очень слабо». По ее словам, «женщины в госструктурах заняты в основном на вторых ролях, хотя на них приходится основная тяжесть работы». Единственное на сегодня первое женское лицо в госструктурах – секретарь Совета национальной безопасности Грузии Эка Ткешелашвили, которая до этого занимала пост министра иностранных дел. А вот в политической оппозиции женщин-лидеров несколько больше. Это экс-спикер парламента, председатель «Демократического движения – Единой Грузии» Нино Бурджанадзе, лидер «Пути Грузии», экс-министр иностранных дел страны Саломэ Зурабишвили, генеральный секретарь партии «За единую Грузию» (лидер Ираклий Окруашвили) Эка Беселия. Существует и «Партия женщин», которую создала бывший депутат парламента Гугули Маградзе. По данным опроса, проведенного тбилисским еженедельником «Квирис палитра» («Палитра недели»), самая влиятельная дама страны – первая леди Сандра Рулофс. Нино Бурджанадзе – вторая, вице-спикер парламента Русудан Кервалишвили – третья. В этот рейтинг попала и известная телеведущая Инга Григолия, которая оказалась на пятом месте. Кстати, женщины очень хорошо представлены в местных печатных и электронных СМИ, хотя руководят ими в основном мужчины.
Ирина БАРАМИДЗЕ, Тбилиси

Опубликовано в номере «НИ» от 19 ноября 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: