Главная / Газета 21 Июля 2009 г. 00:00 / Политика

Урок чтения

С сегодняшнего дня тайна переписки ставится под сомнение

НАДЕЖДА КРАСИЛОВА, НУНЕ ЕГЯН

Вступает в силу приказ Министерства связи и коммуникаций, который обязывает почту предоставлять спецслужбам доступ ко всей, в том числе частной, корреспонденции. Почтовые отделения должны будут раскрыть представителям правоохранительных органов данные об обработке корреспонденции, информацию об отправителях и получателях, а также само содержимое писем и посылок. Силовикам разрешается даже изымать их «в случае принятия уполномоченным органом в установленном порядке решения об изъятии почтовых отправлений».

Теперь почтовый ящик – кладезь полезной информации для спецслужб и силовых структур.<br>Фото: WWW.FLICKR.COM/GONZALO FERNANDEZ
Теперь почтовый ящик – кладезь полезной информации для спецслужб и силовых структур.
Фото: WWW.FLICKR.COM/GONZALO FERNANDEZ
shadow
В Минсвязи уверяют, что вскрытие почтовых отправлений возможно только по решению суда. Однако правозащитники отмечают, что именно это в документе и не уточняется, опасаясь нового закручивания гаек.

Вызвавший уже бурную реакцию документ в самом Минсвязи называют всего лишь техническим приказом, выпущенным в дополнение к закону об оперативно-розыскной деятельности, который действует с 1995 года. Директор департамента госполитики в области СМИ министерства Екатерина Ларина уточнила, что вскрытие почтовых отправлений граждан в соответствии с федеральным законом допускается только по решению суда. Между тем именно ссылок на решение суда в тексте приказа нет. Зато есть упоминание о некоем «уполномоченном органе», которым может стать ФСБ, Федеральная служба государственной охраны, таможня, Служба внешней разведки, Федеральная служба исполнения наказаний, ведомство по контролю за оборотом наркотических и психотропных веществ.

Эксперты квалифицируют этот документ как прямое нарушение Конституции. Адвокат Дмитрий Аграновский уточнил «НИ», что речь идет о Статье 23 Основного закона страны, которая гласит, что «каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Председатель движения «За права человека» Лев Пономарев также уверен: «То, что содержится в этом приказе, – это не дело, точнее, это дело, которое нужно как-то остановить». Председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева даже готова протестовать, чтобы отстоять права человека.

Нарушением закона считает этот приказ и заместитель председателя думского комитета по безопасности Геннадий Гудков. Он вспоминает в связи с этим свой опыт работы в КГБ. Тогда, правда, на проверку корреспонденции судебного вердикта также не требовалось. «Но это была очень сложная процедура – просто так по щелчку не включишь, – уверяет «НИ» депутат. – Нужны были заключения, были определенные квоты. Должен был согласовать один начальник, другой начальник, сложно все это было».

Встревожила новость о возможном контроле писем и бандеролей и представителей бизнеса. Они опасаются неправомерных проверок и использования личной и секретной служебной информации в корыстных целях. По мнению предпринимателей, с помощью контроля за почтой можно убрать с дороги конкурентов или неугодные компании. Член правления «ОПОРы России» Наталья Чудакова рассказала «НИ»: «Конституции этот приказ явно противоречит, поскольку каждый имеет право на частную жизнь, и она не должна быть гласной для всех остальных. Что же касается бизнеса, то среди предпринимателей и чиновников есть люди не вполне добропорядочные, которые используют служебное положение для того, чтобы обогатить себя и навредить кому-то. Что стоит недобросовестному чиновнику сфабриковать некую жалобу, чтобы напустить правоохранительные органы на компанию для проверки».

Вместе с тем попыток давления на общество становится все больше. На прошлой неделе министр внутренних дел Рашид Нургалиев сообщил, что в регионах созданы специальные группы, которые будут отслеживать настроения в обществе. Главная их цель – не допустить протестных настроений среди населения в период экономического кризиса. По словам министра, поступающие сведения о росте социальной напряженности тщательно анализируются. В зависимости от причин повышения общественного недовольства будут применяться разные меры.

Так, если причиной роста недовольства признают экономические факторы, то МВД проинформирует чиновников из правительства. Если решение проблемы находится в компетенции региональных руководителей, то информация будет доведена до сведения местных чиновников. Контроль степени народного недовольства дополнит видеомониторинг. Его будут осуществлять более 73 тыс. камер, установленных на улицах российских городов и поселков. Прежде всего они будут отслеживать совершенные правонарушения, но также попутно фиксировать все другие проявления активности граждан.

Видеокамеры, специальные группы, проверки, вскрытие почты – многовато набирается весьма специфических атрибутов государственной власти в последнее время. Помимо этого человек находится под контролем целого ряда старых и новых бюрократических процедур. Прописки формально нет, но есть «регистрация по месту жительства», и разницу порой уловить крайне сложно. Кроме того, досье на граждан заведены в многочисленных «базах данных», которыми активно пользуется и государство, и любой, кто может за свой непраздный интерес выложить кругленькую сумму. Мы настолько привыкли к этому, что уже просто не замечаем, что каждый наш шаг при желании может быть отслежен. При этом, рассказал «НИ» генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин, чем законопослушнее гражданин, тем полнее у государства о нем информация. Полный портрет человека, по его словам, можно составить с помощью налоговых деклараций, информации из жилищно-коммунальных служб, от ведомств, ведущих учет собственности. А вот нарушители закона и преступники обходят средства контроля с помощью многочисленных лазеек и взяток, и получается, что государство следит за теми, кто ему совершенно не опасен.

Депутат Геннадий Гудков не видит в этом ничего страшного. «Мы не идем в сторону тотального контроля, несмотря на то что все так или иначе прослеживается, например, наш с вами телефонный разговор тоже записывается, – сообщил он «НИ». – Сто процентов разговоров по мобильному телефону записываются, эти данные где-то накапливаются и хранятся определенное время. Но контроль может быть только выборочным».

А вот адвокат Дмитрий Аграновский настроен не столь миролюбиво. Он полагает, что опасность расширения масштабов контроля существует прежде всего именно за счет вторжения в частную жизнь граждан. На его взгляд, «поскольку мы живем в мирное время и нет никакой угрозы жизни населения, то такой контроль со стороны силовых структур совершенно не оправдан». Лев Пономарев видит в происходящем «продолжение идеи тотального сыска в стране, где не видно никакой границы этой деятельности». «Появляются все новые и новые законопроекты, которые расширяют контроль, – констатирует правозащитник. – Человек иногда может не знать, что за ним наблюдают, из-за чего у него могут возникнуть проблемы». А Людмила Алексеева подозревает, что, «кого ФСБ считают нужным прослушивать или отслеживать, они делают это так или иначе». А новый приказ Минсвязи нужен, чтобы правоохранительные органы могли остаться безнаказанными. «Просто все, что и без того делается, теперь будет происходить на законном уровне, – уверяет г-жа Алексеева. – Наше государство все время старается отнять наши права, это будет происходить до тех пор, пока оно не получит сопротивление со стороны общественности».


Немцы гордятся своим законом о тайне переписки
Пару месяцев назад мне позвонила одна знакомая, чтобы рассказать о том, как она возмущена действиями немецкой почты. Она заказала через Интернет МР3-плейер, а вместо него получила почтовое уведомление о том, что товар, пришедший бандеролью на ее имя, является контрафактным и будет уничтожен. Девушке было предложено в течение трех недель в случае несогласия с действиями почты обжаловать это решение в суде. Судиться она не стала, да и никто в таких случаях этого не делает, поскольку параграфом 5 Таможенного кодекса страны предусмотрено: при возникновении подозрений относительно легитимности содержимого того или иного почтового отправления коробка может быть вскрыта таможней. На подобный досмотр дает разрешение DPAG – подразделение немецкого почтового ведомства, отвечающее за безопасность почтовых отправлений.
Подобные случаи исключительны, так как в Германии такого рода досмотры, равно как и перлюстрация запрещены законом. При особых обстоятельствах санкцию на перлюстрацию той или иной корреспонденции может дать так называемая комиссия G-10, в состав которой входят самые квалифицированные юристы. Каждый такой случай уникален, поскольку комиссия встает над законом, только имея на то самые веские государственные основания. В повседневной же практике обнаружить в почтовом ящике вскрытое письмо немыслимо.
Возможно, здесь играет роль историческая память. В ГДР ежедневно вскрывалось и прочитывалось специальными службами приблизительно 90 тыс. писем. Хотя и там формально существовал закон, согласно которому за вскрытое письмо почта обязана была выплатить адресату штраф. А историк Йозеф Фошепот из Фрайбурга, исследующий эту тему, в своих публикациях рассказывает, насколько тотальной была система перлюстрации в гитлеровской Германии. Эта сфера контроля над обществом находилась исключительно в ведении гестапо. Современные немцы гордятся, что действующий закон, охраняющий тайну переписки, не менялся с 1968 года. В этом, объясняют они, нет никакой необходимости, ведь от добра добра не ищут.
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Берлин

На Украине права защищены только в первом чтении
Еще в 2006 году Верховная рада Украины приняла в первом чтении законопроект, цель которого защитить права человека, предусмотренные Конституцией страны в части тайны переписки, телефонных разговоров, телеграфной и другой корреспонденции. Так, в соответствии с документом снятие информации по каналам мобильной связи запрещалось, кроме случаев, предусмотренных законом Украины «О борьбе с терроризмом». Предусмотрено было также возмещение ущерба, в том числе за незаконное прослушивание телефонных разговоров или снятие информации по каналам мобильной связи. Однако бурные политические события так и не позволили депутатам довести начатое дело до логического конца, хотя уже в апреле 2007 года комитет по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности рекомендовал Верховной раде принять во втором чтении и в целом проект этого закона.
Впрочем, согласно Конституции Украины, каждому гражданину страны гарантируется тайна переписки, телефонных переговоров, телеграфной и иной корреспонденции. Исключения могут быть установлены только судом в случаях, предусмотренных законом, с целью предотвращения преступлений или установления истины во время расследования уголовного дела, если другими способами получить информацию невозможно.
Яна СЕРГЕЕВА, Киев

Опубликовано в номере «НИ» от 21 июля 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: