Главная / Газета 20 Апреля 2009 г. 00:00 / Политика

Игра втемную

Права обвиняемых по уголовным делам могут расширить

ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО

На рассмотрении в Госдуме находится законопроект, предлагающий ряд изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ. В частности, предлагается наделить участников процесса правом получать копии протоколов, а также сделать обязательным присутствие адвоката на всех следственных действиях. Правозащитники положительно относятся к вносимым изменениям, отмечая, что сегодня следствие фактически играет втемную с обвиняемым и его защитником.

Документ инициирован членом Совета Федерации Андреем Молчановым и предлагает ряд серьезных изменений в УПК РФ. Сенатор считает, что надо наделить участников процесса правом не только знакомиться с протоколами следственных действий, но и получать копии таких протоколов, постановлений и заключений эксперта. Как рассказал «НИ» председатель Ассоциации адвокатов России за права человека Евгений Архипов, эта норма дает участникам процесса равные возможности защищать свои права. В принципе и сейчас, если есть заявление, копии должны предоставляться, но, как говорит г-н Архипов, часто следователи идут на нарушения. Например, ищут причину, чтобы не дать бумаги, или устраивают волокиту.

Помимо прочего, сенатор считает нужным дополнить УПК РФ положением, согласно которому суд не может использовать в качестве доказательств по уголовному делу доказательства, полученные в ходе рассмотрения другого уголовного дела, «в котором подсудимый не имел возможности осуществить свои права». «Любой процесс в своем роде уникален и имеет свои особенности, – поясняет адвокат. – Поэтому факты, установленные в одном суде, не могут говорить о виновности человека по другому делу».

Также вводится норма, согласно которой участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно в случаях, когда с подозреваемым и обвиняемым, содержащимся под стражей, проводятся оперативно-розыскные мероприятия. Это, по мнению автора документа, гарантирует защиту прав обвиняемого от произвола со стороны правоохранителей. С этим соглашаются и эксперты. Например, очень распространены случаи нарушений прав подозреваемых при проведении обыска. «Следователи приводят своих понятых, естественно, возникает возможность подлога, – рассказал Евгений Архипов. – К нам недавно обратилась девушка из Тульской области, которая говорит, что во время обыска ей подложили документы. Естественно, защитник может отследить эти моменты». Очень часто подозреваемый или обвиняемый не хотят подписывать протоколы о проведении тех или иных мероприятий, поскольку сомневаются в их законности. В данном случае защитник снимает эти подозрения на незаконность действий сотрудников правоохранительных органов.

В свою очередь, адвокат Дмитрий Аграновский отмечает, что тут не все так гладко. «Скорее всего, в этих действиях будет участвовать не защитник по соглашению, а дежурный адвокат, и он может стать дополнительным свидетелем обвинения, – пояснил «НИ» эксперт. – В УПК сказано, что обвиняемый имеет право отказаться от показаний, которые получены на предварительном следствии без участия защитника. И теперь следователи любой ценой стараются допросить обвиняемого в присутствии адвоката. А если, например, из человека выбили показания, то он уже не может отказаться от них. То есть не факт, что будут привлекаться те защитники, которые действительно будут играть на стороне подсудимого». По мнению г-на Аграновского, до реальной состязательности сторон нам еще очень далеко. «Защита должна, наконец, получить равное с обвинением право представлять доказательства, – говорит он. – Сейчас на предварительном следствии, чтобы по ходатайству защитника назначили экспертизу, надо «ведро крови потерять». Не говоря уже о том, что с выводами экспертиз нас могут не знакомить до самого конца предварительного следствия. С нами фактически ведется игра втемную».

Лидер движения «За права человека» Лев Пономарев отмечает, что поправки выглядят «вдохновляюще», но подчеркивает, что проблем у российского судопроизводства предостаточно. Например, он считает, что необходимо расширить суды присяжных не только на тяжкие, но и на преступления средней тяжести, а, возможно, и на экономические. «Оправдательные приговоры у нас составляют от 0,4 до 0,7%, а суды присяжных оправдывают в 12–15%, – пояснил «НИ» правозащитник. – У нас следствие работает отвратительно и тем не менее штампуются обвинительные приговоры».

Опубликовано в номере «НИ» от 20 апреля 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: