Главная / Газета 8 Апреля 2009 г. 00:00 / Политика

Под лупой

Тысячи российских некоммерческих организаций боятся ликвидации

НАДЕЖДА КРАСИЛОВА, ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО, МАРЬЯМ МАГОМЕДОВА

Для российских некоммерческих организаций скоро наступит «час икс». 15 апреля заканчивается срок сдачи отчетов о финансовой деятельности НКО. В прошлом году более двух третей «общественников» с этой задачей не справились – настолько громоздка и забюрократизирована процедура. Если не отчитаться два раза подряд, организацию могут ликвидировать. Правозащитники не понимают, в чем смысл дотошности контроля со стороны государства, ведь, по их мнению, большинство отчетов годами пылятся непрочитанными.

Этот лозунг в России актуален всегда.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Этот лозунг в России актуален всегда.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Новые формы отчетности действуют с 2006 года, после того как были внесены изменения в закон о некоммерческих организациях. До этого все для НКО было гораздо проще. Общественные объединения должны были ежегодно лишь информировать контролирующие органы о продолжении своей деятельности, а отчеты были обязательными только для благотворительных организаций, которые работают с «живыми» деньгами.

Перемены оказались для большинства НКО драконовскими. Процедура отчета крайне громоздка и забюрократизирована. Организации должны проинформировать, какое имущество и денежные средства они получили за соответствующий период времени, сколько мероприятий они провели и как тратили каждую копейку из полученных средств. Кроме того, отдельно нужно указать, получали ли они помощь из иностранных источников.

В помощь «третьему сектору» была даже организована федеральная прямая линия правовой поддержки НКО. По данным, которые она получила, большинство организаций испытывают подлинный страх перед заполнением форм отчетности. Раньше они направлялись в Росрегистрацию, теперь их путь лежит в Минюст, но по сути нечего не изменилось. Многие НКО, порой с копеечными бюджетами, вынуждены нанимать для подготовки бумаг юристов, бухгалтеров – иначе им не справиться. Тем не менее в прошлом году, по словам директора Ресурсного правозащитного центра Марии Каневской, лишь около 30% некоммерческих организаций смогли представить нужную отчетность. А это означает, что две трети организаций могут оказаться под угрозой ликвидации. По закону, дважды не сдав документы, НКО рискуют быть распущенными. По прошлогодним результатам на 8 тыс. организаций уже были отправлены обращения в суд на ликвидацию.

Когда «общественников» перевели под крыло Минюста, они поначалу даже обрадовались. Ведомство пообещало реформировать систему отчетности, значительно облегчив ее условия. Министр юстиции Александр Коновалов на коллегии в феврале этого года заявил, что контроль за деятельностью некоммерческих организаций должен быть оптимизирован. «Отчетность должна быть обязательной, но не обременительной, тормозящей здоровую общественную инициативу», – подчеркнул он, пообещав даже, что НКО смогут сдавать отчеты по Интернету. «Надеюсь, обещания руководства министерства будут выполнены, и на низовых уровнях никакого прессинга на НКО не будет оказано, – рассказал «НИ» встречавшийся с министром член Московской Хельсинкской группы Валерий Борщев. – Хотя в прошлом на низовом уровне именно этот механизм и оказался элементом репрессий». Но все это прекрасное будущее – новый регламент пока только разрабатывается – а некоммерческим структурам предстоит еще пережить мрачное настоящее.

«Единственное, что сейчас легче стало, это готовить все бумаги. Просто потому, что третий раз сдаем», – рассказывает «НИ» директор Агентства социальной информации Елена Тополева. Каждая организация должна отчитаться обо всех мероприятиях, которые провела за год, подробно расписав, что это были за мероприятия, сколько человек принимало в них участие, что это были за люди.

Правовой аналитик Межрегиональной правозащитной организации «Агора» Рамиль Ахмедгалиев заявил «НИ», что в отчетах есть сведения, которые государство не должно контролировать, например, количественные и качественные показатели деятельности общественной организации. «Это дело НКО, сколько мероприятий они проведут: один семинар за год или десять публичных акций, – считает г-н Ахмедгалиев. – Отчитываться перед государством общественное объединение не должно. Оно должно отчитаться перед обществом. Да, отчетность должна быть, но по финансам и налогам. Больше ничего».

К тому же эксперты сомневаются в эффективности контроля со стороны государства. Председатель комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина рассказала «НИ», что «вся проверка идет на бумаге». По ее словам, параметры таковы, что отличить добросовестную организацию от тех, кто занимается фальсификацией, невозможно. Мало того, правозащитники сомневаются, что их отчеты кто-то всерьез читает. По их мнению, до 90 % бумаг так и не проверят, и они будут, скорее всего, «валяться в каких-то подвалах и никому никогда не понадобятся». «Не очень понятно, кому и зачем нужна такая подробная информация, – недоумевает Елена Тополева. – Чиновники сами признаются, что у них просто нет физической возможности все это проверять». Как уже успели ощутить на собственной практике представители НКО, организация строго проверяется только в том случае, если именно ее решили проконтролировать в силу тех или иных обстоятельств.

Примеров тому хватает. Так, в прошлом году в Санкт-Петербурге несколько организаций были наказаны за то, что они якобы вели образовательную деятельность без лицензии. На деле же речь шла о тренингах для активистов и добровольцев. А для этого не требуется специальных сертификатов. Пострадали и некоторые организации, к которым придрались под тем предлогом, что они зарегистрированы в одном городе, а проводят мероприятия в другом. А такое право им не дано. Но перерегистрироваться или внести изменения в устав крайне сложно. Одна из общественниц рассказала: когда у нее, руководителя организации, изменился домашний адрес, она не смогла самостоятельно внести изменения в устав. Не помог даже профессиональный юрист. Не захотели чиновники – и все.


В ИЗРАИЛЕ ГОСУДАРСТВО ОТВЕЧАЕТ ЗА ФИНАНСИРОВАНИЕ НКО
В израильском некоммерческом секторе представлено 16 317 организаций, в нем работают 230 тыс. человек, что вдвое больше, чем в 22 развитых странах мира. Мало того, что государство никогда не бросало НКО на произвол судьбы, оно еще и по закону несет ответственность за 51% финансирования этого сектора. Сегодня же, когда мировой финансовый кризис добрался и до Израиля, к некоммерческим организациям привлечено особое внимание правительства и общества. Для тех, кто получил официальный статус НКО, предусмотрено иное по сравнению с коммерческими структурами финансовое и налоговое регулирование. Во-первых, большинство НКО полностью освобождены от налогов. Во-вторых, фонды, выделяющие средства для них, также обладают налоговыми льготами.
В еврейском государстве уже более четверти века действует общественная организация «Шатиль» («Росток»), осуществляющая финансовую поддержку НКО. В свою очередь, сама «Шатиль» получает деньги от так называемого Нового фонда Израиля, в котором, наряду с национальным, представлен американский, европейский, южно-африканский и австралийский капитал. Финансовый кризис в Израиле ощущается значительно меньше, чем, например, в Соединенных Штатах. Тем не менее Биньямин Нетаньяху, возглавивший новый кабинет министров страны, на первом же заседании правительства потребовал от финансового ведомства разработать конкретные меры по поддержке НКО.
Валентин БОЙНИК, Иерусалим

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ ШВЕЦИИ ГОВОРЯТ О МАССОВОМ ПРИТОКЕ ДЕНЕГ
Эксперты удивляются: все отрасли экономики идут на спад, а благотворительность процветает. По итогам 2008 года, когда большинство скандинавских компаний уже столкнулось с трудностями, что нашло отражение в их годовых отчетах, десять крупнейших некоммерческих организаций, в том числе «Красный Крест», «Раковый фонд» и «Юнисеф» сообщили об увеличении поступлений на общую сумму в 50 млн. евро по сравнению с 2007 годом. Итоги первых месяцев этого года убеждают: ничего в этом смысле не изменилось. Растут пожертвования как частных лиц, так и компаний. «Объединение промышленников» Швеции упрекает правительство в невыполнении предвыборного обещания, данного еще в 2005 году – ввести налоговые льготы для компаний, жертвующих деньги. В частности, полностью или частично списывать с суммы прибыли средства, пущенные на гуманные цели. Власти же не спешат откликнуться: по стране идет кризис, а дела с пожертвованиями обстоят и так хорошо.
Психологи, изучив причину феномена, пришли к следующему выводу: люди дают деньги благотворительным организациям из... эгоистических соображений. 8 из 10 шведов признаются, что испытывают эмоциональный подъем, переведя средства на счета «Красного Креста» или другой организации. В кризис общество охватила депрессия, население страдает от недостатка положительных эмоций, и возможность улучшить настроение всего за 10–20 евро (в среднем в год шведская семья тратит на благотворительность 100 евро) часто является бюджетной альтернативой посещению психотерапевта или приобретению «таблеток счастья».
Есть и другая причина. СМИ полны новостями о жадных директорах, получающих миллионные бонусы, в то время как на их предприятиях идут увольнения. Благотворительность в этой ситуации является частью пиар-стратегии знаменитых капиталистов. В стране даже возникло движение богатеев под лозунгом «Сделаем благотворительность более эффективной», инициатором которого стал бывший руководитель концерна ABB Перси Барневик. Он на свои личные средства основал фонд «Из рук в руки», цель которого – помощь нищим индийским семьям. «Капитаны бизнеса» уверяют, что они могут перенести методы рационального управления в сферу благотворительности, поскольку традиционные некоммерческие организации, работающие в этой области, «зажрались». Их руководство получает крупные зарплаты, тратя четверть и более всех поступлений на содержание своих структур. Бизнесмены обходятся несколькими процентами от доходов.
Алексей СМИРНОВ, Стокгольм

Опубликовано в номере «НИ» от 8 апреля 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: