Главная / Газета 4 Марта 2009 г. 00:00 / Политика

Одиночество в толпе

Несмотря на наличие официальных профсоюзов, россиян от произвола работодателей защитить некому

КИРА ВАСИЛЬЕВА, МИХАИЛ СОЛОДОВНИКОВ

Сегодня сотрудники авиакомпании «Крас Эйр» не получающие заработную плату с сентября прошлого года, намерены выйти на пикет к Дому правительства в Москве. Общая сумма долга, куда входят все положенные выплаты по увольнениям, сокращениям, отпускам и прочие, – около 800 млн. руб. По мнению экспертов, в условиях кризиса повлиять на подобные «казусы» могла бы лишь многомиллионная Федерация независимых профсоюзов России. Но делать этого соратники г-на Шмакова не станут, «чтобы не поставить под удар хорошие отношения с властью». Пока же рабочие на местах надеются, что кризис можно «пересидеть». Похоже, реальное профдвижение появится в России, только если экономические трудности затянутся надолго.

Официальные профсоюзы выстраивают отношения с властью, руководствуясь этим лозунгом.<br>Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
Официальные профсоюзы выстраивают отношения с властью, руководствуясь этим лозунгом.
Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
shadow
По мнению экспертов, сотрудники авиакомпании «пошли митинговать к властям от отчаяния» – предприятие «вообще не работает», и у профсоюза «отсутствует в арсенале такой инструмент борьбы, как забастовка». Заместитель гендиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин уверен: протестующих авиаторов и их независимый профсоюз просто отошлют к разорившемуся собственнику, «на этом все и закончится». В целом по стране, считает эксперт, альтернативным профсоюзам очень сложно отстоять права рабочих, «потому что у нас они сравнительно небольшие и разрозненные». «Реально чего-то добиться может только профсоюз, обладающий большой структурой, например, такой, как Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР)» – заявил «НИ» г-н Макаркин.

Действительно, ФНПР сегодня насчитывает почти 28 млн. членов, объединяет около 350 тыс. профорганизаций различных уровней и является, по сути, монополистом в том, что касается ее вхожести во властные кабинеты. Однако, несмотря на всю мощь организации, эксперты считают ее несостоятельной.

Член комитета Госдумы по труду и социальной политике Олег Шеин заявил «НИ», что «ФНПР это вообще не профсоюз». «Да, внутри нее есть отдельные хорошие ячейки, но в целом федерация традиционно почему-то поддерживает работодателей. И именно ФНПР в свое время лоббировала Трудовой кодекс, который отнял у профсоюзов многие права, например, право на защиту профсоюзных активистов», – вспоминает депутат. В свою очередь, Алексей Макаркин говорит, что федерация ограничивается заявлениями в защиту прав рабочих, «там стремятся показать, что они независимые профсоюзы», но на улицу они выйдут вряд ли.

В самой ФНПР о социальных трудностях, которые сегодня испытывают российские рабочие, кстати, знают. На прошлой неделе председатель федерации Михаил Шмаков рассказывал, что меньше чем за полгода средняя зарплата на предприятиях снизилась на 20%. По его данным, долги по зарплате уже равняются почти 8 млрд. руб. «Это нужно квалифицировать как кражу», – возмутился тогда г-н Шмаков. Знают в федерации и о постоянно растущей армии безработных, которых, по данным Минздравсоцразвития, сегодня только официально зарегистрировано почти 2 млн. человек. Однако провести в такой ситуации какую-либо широкомасштабную акцию протеста ФНПР «сейчас не планирует», так как, по словам г-на Шмакова, немало усилий для стабилизации ситуации на рынке труда сейчас предпринимает государство.

Правда, непонятно, что для этого предпринимают сами профсоюзы. На официальном сайте ФНПР в разделе «Профсоюз помог!» «НИ» попытались найти сведения о том, какую реально помощь оказала эта организация нуждающимся в Москве. Судя по сведениям в Интернете, последний раз она проявила себя в столице в апреле 2007 года – человеку была оказана «правовая помощь».

Cекретарь ФНПР Александр Шершуков рассказал «НИ», что организация еще в декабре приняла программу действий в условиях кризиса, подготовила законопроект, по которому обанкротившиеся предприятия должны выплатить в первую очередь зарплату работникам, и лишь потом – налоги. Сейчас, по словам г-на Шершукова, профорганизации внимательно следят за тем, чтобы все увольнения были экономически обоснованными, а уволенные получали положенные по Трудовому кодексу выплаты и шанс на переобучение. Он также поведал, что недавно ФНПР провела два митинга: высказала в Екатеринбурге «профсоюзные предложения в антикризисную программу» и защитила рабочих на Байкальском ЦБК.

Эксперты утверждают: «у ФНПР исторически сложились хорошие отношения с действующей властью». «В свое время профсоюзные деятели даже смогли провести через парламент выгодный им вариант Трудового кодекса. Теперь власть ожидает от ФНПР, что она не будет мутить воду, усугублять и обострять ситуацию», – считает г-н Макаркин. Он уверен, что ФНПР ограничивается пламенными заявлениями и воздерживается от методов активной борьбы, которые могут вызвать раздражение верхов, «чтобы не поставить под удар хорошие отношения с властью», которые приносят профсоюзам большие плюсы. «Вообще странно было бы ожидать, что в этих условиях организация Шмакова заступится за рабочих, скажем, «Автоваза» или «Крас Эйр». Поэтому на местах стихийно возникают альтернативные профсоюзы», – добавляет депутат Шеин.

Действительно, в последнее время в стране появилось немало подлинно свободных профсоюзов, причем самые известные функционируют преимущественно на иностранных предприятиях – например, на заводах Ford , Heineken и General Motors. Еще до кризиса профсоюз Ford боролся за повышение зарплат. Тогда на активистов было совершено шесть нападений, из них два – на лидера организации Алексея Этманова. Сейчас же профсоюз пытается защитить еще и права сотрудников соседних предприятий. Например, 19 февраля «фордовцы» участвовали в пикетировании проходной завода «Центросвармаш». Поводом стало решение администрации ликвидировать заводское общежитие, в котором проживают порядка 30 человек. А 21 февраля фордовские активисты инициировали и провели во Всеволожске митинг «против повышения тарифов ЖКХ в кризисный период».

Впрочем, и на российских предприятиях профсоюзы, альтернативные ФНПР, тоже создаются, вот только живется им гораздо труднее. Как рассказал «НИ» Петр Золотарев, лидер Независимого профсоюза «Единство», функционирующего на «Автовазе», сейчас на предприятии «введен сокращенный режим работы», а с марта «порядка 15 тыс. человек будут отправлены в частично оплачиваемый отпуск». При этом руководство завода всячески пытается ограничить действия профсоюза. «Наши заявления игнорируют, а членов профсоюза ежедневно вызывают к начальству и угрожают уволить, если они не выйдут из нашей организации», – утверждает г-н Золотарев. Самого главу «Единства» вовсе не пускают на территорию завода. «5 марта состоится суд по предоставлению мне пропуска. Я не являюсь работником предприятия, но работодатель обязан предоставить мне пропуск как лидеру профсоюза, – возмущается г-н Золотарев. – Пока мы будем ждать судебного решения, но если и суды встанут против нас, тогда остаются только акции протеста. Мы считаем, другого пути нет». Впрочем, как показала практика, митинги и забастовки на «Автовазе» оказываются не слишком результативными. Вспомнить хотя бы прошедшую в августе 2007 года нашумевшую акцию протеста, в которой приняли участие 600 человек, требовавших от руководства завода повышения зарплаты. Однако добились только того, что комиссия признала условия труда в цеху окраски хорошими «и отменила рабочим доплату за вредность».

Эксперты констатируют: «за 20 лет демократии» в нашей стране так и не появился полноценный институт профсоюзов. Алексей Макаркин предполагает: это потому, что «долгое время он просто был не нужен». «В 90-е годы в стране был избыток трудовой силы – работодатели говорили профсоюзным активистам: пожалуйста, бастуйте, мы новых работников наберем. Плюс значительная часть зарплаты была серая, и люди не хотели защищать свои права, чтобы в итоге получать 200 руб. чистыми», – вспоминает политолог. А когда в стране начался экономический подъем, и забастовки стали возможны, «альтернативные профсоюзы уже были сильно ослаблены». Да и психология у россиян, как выяснилось, очень индивидуалистичная – каждый думает только о себе. «Чтобы действительно развивались настоящие профсоюзы, должна быть классовая солидарность. Когда идут сокращения в компании, каждый думает: Господи, хоть бы не меня, а соседа уволили. А если профсоюзные активисты на заводе выскочат и вступят в конфликт, они не получат поддержки со стороны товарищей, и их же первыми и уволят и еще перед этим изобьют», – печально рассуждает Алексей Макаркин.

По словам политолога, даже в кризис ситуация вряд ли сможет измениться. Эксперт считает, что, возможно, независимые профсоюзы сплотятся и станут мощной силой, «но только если кризис очень затянется и будет понятно, что пересидеть его сложа руки не удастся». «Пока же бытует представление, что можно пересидеть, никакого прогресса в этой сфере не будет», – заключил г-н Макаркин.


ХРОНИКА ПРОФСОЮЗНОГО ДВИЖЕНИЯ В ЕВРОПЕ
3 марта 2009 года один из крупнейших в Швеции профсоюзов – «Металл», объединяющий индустриальных рабочих, заключил с работодателями договор о том, что во время кризиса сотрудников будут не увольнять, а направлять на профессиональную подготовку или переподготовку с сохранением 80% зарплаты. Договоренность действует до 31 марта 2010 года.
2 марта 2009 года несколько тысяч работников Opel приняли участие в акции протеста в Германии. Ранее руководство американской корпорации General Motors, владеющей этой автомобильной маркой, в рамках борьбы с кризисом заявило о намерении закрыть свои европейские заводы и уволить 26 тыс. сотрудников. Основной митинг в немецком городе Рюссельсхайм, где располагаются головное предприятие и штаб-квартира Opel, собрал более 18 тыс. человек. Работники компании бастовали также в Бельгии, Франции, Великобритании, Польше, Испании и Венгрии.
2 марта 2009 года началась всеобщая забастовка работников почты Бельгии. Ее организаторами стали два крупнейших профсоюза королевства – Всеобщая федерация труда и Конфедерация христианских профсоюзов. Акции протеста продолжатся до 4 марта и пройдут на улицах Брюсселя и других крупных городов страны.
26 февраля 2009 года более 13 тыс. человек приняли участие в общенациональной забастовке госслужащих Ирландии. Они не согласны с планами правительства увеличить ставку пенсионного сбора в целях сокращения расходов бюджета страны в период кризиса. Чиновники в министерствах и ведомствах, парламенте, социальных офисах и других государственных учреждениях в этот день не вышли на работу.
13 февраля 2009 года по инициативе крупнейшего в Италии профсоюза «Всеобщая итальянская конфедерация труда» на улицы Рима вышли более 700 тыс. человек. Участники манифестации выразили недовольство антикризисными мерами правительства и потребовали повышения зарплат и расширения прав трудящихся.
30 января 2009 года прошла национальная забастовка во Франции. В этот день профсоюзам удалось вывести на улицы до 2,5 млн. человек. Люди требовали, чтобы власти защитили трудящихся от кризиса, сохранили рабочие места и заработную плату. В Париже на улицы вышло 300 тыс. человек. Демонстрации состоялись также в Бордо, Гренобле, Тулузе, Марселе.
10 декабря 2008 года всеобщая забастовка парализовала Грецию. Организаторами стачки стали Генеральная конфедерация трудящихся и Федерация служащих. Ее участники выступили против экономической политики правительства и потребовали повышения зарплат и крупных ассигнований на поддержку малоимущих семей.
Подготовил Владлен МАКСИМОВ

Опубликовано в номере «НИ» от 4 марта 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: