Главная / Газета 4 Февраля 2009 г. 00:00 / Политика

Стабильный аппетит

Из-за кризиса бюрократы будут брать меньше, но чаще

НАДЕЖДА КРАСИЛОВА

В прошлом году в России за получение взяток было осуждено 1 тыс. 300 человек. Большая часть мздоимцев поплатилась за то, что положила в карман не более 2–3 тыс. руб. В то же время, по оценкам экспертов, средняя коммерческая взятка в стране исчисляется сотнями тысяч долларов. Специалисты полагают: кризис, хотя и не умерит чиновничьих аппетитов, но заставит государственных служащих действовать в соответствии с конъюнктурой рынка. Одни считают, что общий объем коррупционного рынка будет снижаться пропорционально общему объему денежной массы в стране. Другие – что нашего чиновника никакой кризис не остановит.

Коррупция в России переживет любые экономические потрясения.<br>Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
Коррупция в России переживет любые экономические потрясения.
Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
shadow
На этой неделе стало известно еще об одном случае борьбы со взяточничеством. Заведено уголовное дело в отношении врача-терапевта из Саратова. Женщина взяла 1 тыс. руб. за незаконное оформление больничного листа. После получения денег она сразу была задержана.

Таких сообщений после объявления антикоррупционной кампании стало явно больше. Тогда как число доведенных до суда крупных дел можно пересчитать по пальцам. Так, по данным председателя Верховного суда Вячеслава Лебедева, в России на взятках в основном попадаются люди, которые получили суммы, не превышающие 2–3 тыс. руб. В прошлом году из 1 тыс. 300 осужденных взяточников более 80% обвинялись в получении суммы менее 30 тыс. руб. Но и этот максимум, по словам г-на Лебедева, достигался в редких случаях.

В судейскую статистику входят и более ста случаев, в которых фигурировала взятка ниже 500 руб. «Эта цифры наглядно свидетельствует, каков уровень выявления фактов взяточничества, – признался председатель Верховного суда. – И статистика эта на протяжении нескольких лет не меняется. По обвинению в получении взяток группой лиц по предварительному сговору, либо организованной группой, либо в крупном размере число дел составило лишь 10% от общего числа рассмотренных судами о взятках». При этом многие мздоимцы отделываются условными приговорами или подпадают под амнистию.

Между тем небывалый уровень коррупции подтверждается даже официальными источниками. Так, по оценкам, начальника главного управления процессуального контроля Следственного комитета Василия Пискарева, если сложить все взятки, которые берут наши чиновники и должностные лица за целый год, то получится астрономическая сумма, равная почти трети годового бюджета России.

В последнем ежегодном отчете международной неправительственной организации Transparency International РФ по уровню коррупции занимает 147-е место из 180 стран. По данным исследования фонда «Индем», средний размер коммерческой взятки по стране еще в 2005 году составлял 135,8 тыс. долларов. Эксперты рассчитали: получив одну, среднего размера взятку, чиновник мог тогда сразу же приобрести совсем не среднюю квартиру площадью больше 200 кв. метров. В последние годы фонд подобных исследований не проводил, но, как сообщил «НИ» его президент Георгий Сатаров, уровень взяток с тех пор значительно вырос. Общий же объем коррупционного рынка в России вообще представляет собой астрономическую сумму – 316 млрд. долларов. Это больше, чем средства, направляемые сейчас в нашей стране на борьбу с мировым кризисом. То, что судебные иски по коррупции касаются только низового, бытового уровня, подтверждает и гендиректор Transparency International Елена Панфилова. «Это случаи, когда рядовой гражданин сталкивается с чиновниками в сфере образования, медицине, – рассказала «НИ» эксперт. – Политическая, организованная коррупция в судебной статистике не фигурирует».

В том, что до судов не доходят дела крупных коррупционеров, специалисты обвиняют в первую очередь правоохранительные органы. «Это не означает, что уровень коррупции у нас мелок, – пояснил «НИ» г-н Сатаров. – Это означает, что правоохранительная машина не работает, происходит полный ее паралич». В том, что дела по крупным взяточникам часто прекращаются, виноват крайне низкий уровень следствия и высокие финансовые возможности подозреваемых. А вот у людей, которые попадаются на мелких подношениях, просто нет возможности оплатить хорошего адвоката.

Очистительную роль в сфере коррупции, как ни странно, может оказать разразившийся экономический кризис. По мнению экспертов, инфляция на этом специфическом рынке может замедлиться или же вообще приостановиться. Правда, в то, что взятки станут брать реже, никто не верит. «Будет соблюдаться коррупционная стабильность, – уверена Елена Панфилова. – Я не думаю, что произойдет сильное снижение размера взяток. Действительно, у людей, у бизнеса денег станет меньше. Но при этом чиновничьи аппетиты не уменьшатся. Тому, кто привык формировать собственный бюджет при помощи поборов, до кризиса дела нет. Он привык получать все и сразу». Эксперт считает, что должностные лица сократят объемы «подарков», но увеличат их частоту. «Общий объем коррупционного рынка будет снижаться пропорционально общему объему денежной массы в стране, – полагает г-жа Панфилова. – Но в плане влияния на социально-экономическую жизнь в стране это ничего не изменит».

«Коррупция всегда уменьшается во время экономических спадов, – заявил «НИ» директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов. – Современный ее уровень в России – это результат, в том числе и экономического роста в стране. Спад повлияет и на объем платежей, особенно между бизнесменами. Не будет денег, меньше будет «взяткоемкая» часть ВВП». А вот, по мнению Георгия Сатарова, ожидать снижения аппетитов чиновников не стоит. «Они будут брать больше, – полагает эксперт. – Агрессивность возрастет в силу нервозности, неопределенности ситуации в кризис».

Определенные надежды эксперты возлагают на то, что ситуацию может поправить вступивший в силу 1 января антикоррупционный план президента. Зато испортить ее, как ни странно, могут правительственные меры, направленные на борьбу с кризисом. Некоторым аналитика бесконтрольное выделение огромных средств на оздоровление финансового сектора уже напомнило транши России со стороны международных финансовых институтов в 90-е годы. Миллиарды долларов, выделенных тогда стране, практически никто не контролировал, и сколько пошло на развитие экономики, а сколько осело в карманах предприимчивых чиновников, так никто и не узнал. По мнению г-жи Панфиловой, нынешние срочные меры по спасению экономики, помноженные на единоличность принятия решения, наводят на мысль, что все делается непрозрачно и неправильно. «К тому же у чиновников сейчас возможностей делать все скрытно больше, чем даже в 90-е годы», – подчеркивает эксперт.

Член комитета по бюджету и налогам Госдумы Оксана Дмитриева полагает, что само по себе вбрасывание государственных денег в экономику, если оно идет через бюджет, не приводит к коррупции. «Но все механизмы, которые выбраны сегодня, чрезвычайно коррупциоемкие, – сообщила «НИ» депутат. – Огромная сумма, размер которой уже составляет 7 трлн. руб., выделяется в основном не через бюджет, а через государственные банки. Очень много выделяется через госгарантии и без залога. А это фактически потерянные деньги, их никто не собирается возвращать». Разница же между траншами международных финансовых институтов в 90-х годах и нынешними правительственными вливаниями лишь в суммах, отмечает г-жа Дмитриева. «Масштабы принципиально другие, – считает она. – Тогда это были 4 млрд. долларов, а сейчас 200 млрд., то есть в 50 раз больше», – поясняет она. Получается, что соблазнов у чиновников сегодня тоже раз в 50 больше, а устоять перед ними в 50 раз сложнее.


Борьбу с коррупцией немцы начали заблаговременно
В Германии «второй антикризисный пакет» размером 50 млрд. евро распределяли в середине минувшего месяца не в узком кругу и не келейно. Заявки министерств, как и решения правительственной коалиции бундестага, стали предметом активного общественного обсуждения. Ремонт школ, вузов, театров, музеев, строительство новых автобанов, повышение не облагаемой налогами доли дохода на каждого члена семьи, дотации малообеспеченным семьям с детьми, 2,5 тыс. евро премии тем гражданам ФРГ, кто в этом году купит новую немецкую машину, укрепление «Спецфонда помощи банкам»... Это лишь малая часть тех неотложных мер, которые, по убеждению Ангелы Меркель, «откроют путь для экономического роста и повышения занятости населения». Что примечательно, опасений по поводу того, что часть этих казенных средств будет разворована «на местах», почти никем в Германии не высказывается.
Не случайно ведь эта законопослушная страна, по данным международной неправительственной организации Transparency International, входит в пятерку самых некоррумпированных государств Европы. За целевым использованием госфинансов здесь зорко следят и политики, жаждущие сменить конкурентов на вершине власти, и пресса, и, конечно же, профессионалы из правоохранительной системы. Германские юристы вооружены целым арсеналом параграфов из уголовного кодекса и Государственной концепции предупреждения и противодействия коррупции. Последняя предписывает прозрачность всех расчетов при сделках, стимулирует «активность масс», всегда готовых через разветвленную сеть «телефонов доверия» сообщить о подозрительных случаях «жизни не по доходам»... К тому же любым чиновникам в ФРГ, под страхом крушения карьеры и многолетнего запрета на дальнейшую руководящую деятельность, не рекомендуется заниматься по совместительству бизнесом и даже «символически» числиться в составе правлений, наблюдательных советов и прочих руководящих органов любых коммерческих структур.
Сергей ЗОЛОВКИН, Берлин

Европейцы не хотят спасать «жирных котов» за свой счет
Найти в Европарламенте отдел, который бы контролировал бюджетные деньги, выделенные на кризис отраслям и предприятиям, оказалось сложно. Зато в Еврокомиссии, исполнительном органе ЕС, вопросами государственной помощи и конкуренции занимается ключевое звено. «Вообще-то в рыночной экономике при власти закона не требуется особого общественного контроля над средствами предприятий и банков», – сообщил «НИ» представитель Еврокомиссии Джонатан Тодд. Европейское законодательство запрещает госпомощь отраслям и предприятиям, потому что она нарушает принцип конкуренции. Мировой кризис смешал аккуратно разложенные карты принципов и правил, но механизмы контроля не изменились. Большинство государств ЕС бросились спасать отечественных производителей и банки, а Брюссель заговорил о «прагматизме в интересах потребителя». Не всем нравятся антикризисные меры чиновников. Во Франции на прошлой неделе на улицу вышли до 2,5 млн. демонстрантов. Главный лозунг: «Не спасайте жирных котов за наш счет!» В Бельгии не очень щепетильный в смысле закона шаг правительства по спасению банка «Фортис» привел к скандалу в парламенте и отставке премьер-министра.
Самое главное во всем этом, что госпомощь – все же не живые деньги, которые легко украсть. Это в основном государственные гарантии или частичная национализация. Банкиры же должны потом рассчитаться с госбюджетом. По инициативе Германии и Франции ЕС разрешил поддержать европейский автопром. Но опять же это не чемоданы денег в кабинеты финдиректоров автозаводов. Рассматривается, например, вариант дотации на каждый проданный автомобиль. То есть механизмы контроля остаются рыночными, и специальный надзиратель в лице общественника не нужен. «Принятые меры носят исключительный характер и только до выхода из кризиса, – сказал «НИ» партнер французской юридической фирмы «Жанте-Ассосье» Филипп Портье. – Ни государства, ни предприятия не должны допустить ошибку и воспринять нынешние поблажки как должное. Пробуждение может оказаться болезненным». И тогда действительно понадобится армия общественных контролеров с сомнительной эффективностью.
Александр МИНЕЕВ, Брюссель

Опубликовано в номере «НИ» от 4 февраля 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: