Главная / Газета 11 Сентября 2008 г. 00:00 / Политика

«Они найдут себе работу»

Бывшие борцы с мафией теперь будут искать экстремистов

КИРА ВАСИЛЬЕВА

Вчера был обнародован президентский указ, согласно которому при МВД создается специальный департамент по борьбе с экстремистами. Правозащитники к его появлению относятся двояко. Одни опасаются, что новое подразделение, дабы «обеспечить себя работой», начнет приравнивать к экстремистам оппозицию, неугодную прессу и несдержанных на слово блогеров. Другие говорят, что такая структура сейчас просто необходима, так как в России разрастается неонацистское подполье.

МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
shadow
На днях президент России Дмитрий Медведев подписал указ, согласно которому основные функции Департамента МВД по борьбе с организованной преступностью и терроризмом (ДБОПиТ) передаются другим подразделениям. Например, направление по борьбе с бандитизмом и наркотиками отдадут в уголовный розыск. Расследовать дела коррупционеров, и преследовать организованную преступность в сфере экономики станет Департамент по экономическим преступлениям. А сам ДБОПиТ сосредоточится на новом направлении – борьбе с экстремизмом. Изменится даже название подразделения – оно будет именоваться департаментом по противодействию экстремизму. Кроме того, это спецподразделение станет обеспечивать безопасность лиц, подлежащих государственной защите, – судей, прокуроров, следователей, свидетелей и присяжных.

По данным гендиректора центра политической информации Алексея Мухина, эти преобразования затронут не только федеральный уровень, но и коснуться всей вертикали МВД. «Люди, которые раньше боролись с организованной преступностью, будут теперь бороться с экстремизмом во всех регионах страны», – рассказал «НИ» политолог. Однако правозащитники не понимают, зачем для этого «нужно было специально создавать такую мощную и узконаправленную структуру». «Ее сотрудники теперь избавлены от такой «ерунды», как борьба с преступными группировками, и, естественно, начнут искать себе работу», – говорит «НИ» аналитик движения «За права человека» Евгений Ихлов. Однако экстремизм расцветает, слава Богу, не во всех регионах нашей страны. Например, непонятно, с кем будут бороться бывшие «убоповцы» на Чукотке? Политолог Алексей Мухин отвечает, что «расширительное толкование антиэкстремисткого закона позволяет квалифицировать как экстремизм фактически любые действия». «И я думаю, что правоохранители из обновленного подразделения найдут себе работу в любой точке России», – говорит эксперт. «Им же надо будет как-то зарплату отрабатывать, – согласен с ним Евгений Ихлов. – Они бросятся обеспечивать себя задачами, и тогда под одну гребенку попадут и фашисты, и канал «2х2», и Савва Терентьев и оппозиция».

Кроме того, у экспертов вызывает опасение то, что, несмотря на изменение профиля службы, люди там остаются прежние. Евгений Ихлов вспоминает, что аналогичная ситуация в России уже была, когда «налоговая полиция переквалифицировалась в наркополицейских». «Они стали сразу придумывать какую-то ерунду – преследовать ветеринаров за то, что те использовали кетамин. И вот теперь власть таким же образом создает структуру по борьбе с экстремизмом. Тогда пострадали кошки, собаки и наркологи, а теперь в том же объеме пострадают инакомыслящие», – отметил правозащитник.

Между тем эксперты из информационно-аналитического центра «Сова» считают, что «это преобразование позитивно». Как рассказала «НИ» замдиректора центра Галина Кожевникова, выделив это подразделение отдельно, «власть официально признала, что экстремизм – особый вид преступности, который требует специальных навыков в следственных органах». «На самом деле и раньше все неонацистские преступления расследовались Управлением по борьбе с оргпреступностью. У обычных следователей в кабинете рядом лежали дела по обыкновенному убийству и убийству на расистской почве», – говорит г-жа Кожевникова. Однако они предпочитали предъявлять расистам обвинение, например, по статье хулиганство, ведь «такое преступление расследовать легче». «Да и доказывать, что злодеяние совершено на почве межнациональной ненависти правоохранители не умеют, в результате в суде следствие разваливается», – говорит правозащитница. Она надеется, что теперь «все экстремистские преступления будут расследовать и доказывать специальным образом».

В числе положительных перемен правозащитница отметила также и то, что структура эта станет обеспечивать безопасность лиц, участвующих в судебном процессе. Она объяснила, что это преобразование важно, потому что «в России реально существует неонацистское подполье», и задержание граждан, обвиняемых в преступлении на почве межнациональной ненависти, «не означает, что пострадавшему или свидетелю ничего не угрожает». «Нам известно много случаев, когда людей, пока шло разбирательство, избивали и даже убивали», – говорит Галина Кожевникова.

Впрочем, и она признает, что на практике, закон о противодействии экстремизму сегодня применяют не только против неонацистов, но и «против тех, кто настроен не так, как хочет власть». Однако г-жа Кожевникова уверена, что «появление нового подразделения при МВД в эту порочную практику ничего нового не привнесет». Однако Евгений Ихлов подмечает, что теперь ситуация только усугубится, так как раньше для правоохранителей «это было просто дополнительной нагрузкой, а теперь стало профессиональной обязанностью».

Опубликовано в номере «НИ» от 11 сентября 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: