Главная / Газета 22 Августа 2008 г. 00:00 / Политика

Политическая зависимость

Почему ушедшие в отставку министры и депутаты сравнивают госслужбу с наркотиком

ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО, МАРИЯ МОРОЗОВА

Как себя ощущает депутат, который избирался в Думу еще с 1990-х годов, а сейчас остался не удел? Или человек, который трудился в ранге министра? «НИ» решили выяснить, куда уходят люди, когда заканчивается их карьера на государственной службе. Бывшие парламентарии в один голос утверждают: они счастливы, что им не приходится сидеть в нынешней «послушной» Думе. Хотя тут же признаются, что, раз вкусив «политического наркотика», остановиться уже невозможно. И потому всегда готовы вновь вернуться в свои кабинеты на Охотном Ряду.

МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
shadow
Для некоторых уход с госслужбы это праздник. Герман Греф, покинув пост главы Минэкономразвития, даже сбрил по этому поводу свою знаменитую бородку-эспаньолку. Теперь он спокойно руководит Сбербанком России. Да и в целом чиновники, занимающие высокие государственные посты, не теряются среди миллионов сограждан. Экс-министр информационных технологий и связи России Леонид Рейман, как и бывший министр здравоохранения Михаил Зурабов, стал советником президента РФ. Всесильный глава ФСБ Николай Патрушев ныне является секретарем Совета безопасности. Не пропал и один из самых влиятельных деятелей в российской культуре Михаил Швыдкой. Экс-глава Роскультуры стал спецпредставителем президента РФ по международному культурному сотрудничеству. А вот бывший министр культуры Александр Соколов всего лишь возглавляет диссертационный совет Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского.

А что же рядовые депутаты? Как они переносят разлуку с Государственной Думой, в стенах которой многие трудились целое десятилетие? Бывший кандидат в мэры Москвы Александр Лебедев вернулся в бизнес. «Непримиримый оппозиционер» Дмитрий Рогозин использует свою радикальную позицию национал-патриота в должности представителя РФ в НАТО. Историк Наталья Нарочницкая возглавляет Фонд исторической перспективы в России и руководит отделением фонда «Института демократии и сотрудничества» в Париже. И вроде никто из них не жаловался на судьбу.

Жизнь после Думы

Но по большому счету простому человеку трудно представить себя в ситуации, когда ты десять лет сидишь в Госдуме, выступаешь на митингах и в телепередачах, можно сказать, решаешь судьбу страны, а потом вдруг в один момент становишься рядовым гражданином. Но именно так и произошло с депутатами Госдумы, которые не смогли пройти в нынешний созыв. Известный политик демократического толка Владимир Рыжков избирался в Госдуму четырежды – в 1993, 1995, 1999 и 2003 годах. Сегодня он обозреватель на радиостанции «Эхо Москвы» и в «Новой газете». С осени планирует начать читать курс лекций в Высшей школе экономики. По его собственному признанию, горести по поводу ухода из Госдумы он не испытывает. «Я там провел 14 лет, и это была достаточно однообразная работа, – признался «НИ» бывший парламентарий. – Всегда интересно сменить поле деятельности. Сегодня политическое значение нижней палаты сильно упало. В первые созывы Госдумы мы имели вес и работали наравне с правительством. Если раньше что-то меняли в законах, зачастую набело их переписывая, то теперь последние восемь лет документы просто штампуют. Такая работа мне неинтересна».

Еще один думский ветеран – экс-спикер Геннадий Селезнев уже несколько лет является президентом Федерации конного спорта России. Г-н Селезнев называет себя трудоголиком и говорит, что всегда найдет, чем заняться. И действительно, помимо конного спорта политик вовлечен и в другие сферы: он стал председателем совета директоров банка «Республиканский». «Не так давно я стал дедушкой, и теперь у меня больше времени для общения с женой, дочкой и внучкой, – поделился с «НИ» бывший глава парламента. – Сейчас, правда, взял политический тайм-аут. Нашу партию «Возрождение России» недавно по решению Верховного суда закрыли, ведь сегодня политическим партиям, не взращенным Кремлем, трудно отстоять право на существование. Возвращаться к работе в парламенте мне не хочется, да уже и в 4-й Думе не хотелось, чувствовалась своя никчемность. Ведь если политсовет «Единой России» не благословит законопроект или поправки к нему, то эти документы не получат путевки в жизнь. Мне это напоминало работу при Политбюро».

С ним соглашается другой экс-парламентарий Виктор Алкснис. Он избирался в Думу третьего и четвертого созывов, а до этого еще успел побывать народным депутатом СССР и даже депутатом Верховного Совета Латвийской ССР. «Вернуться к работе в нынешнюю Госдуму я бы не хотел, – признался он «НИ». – Ее прекрасно охарактеризовал г-н Грызлов, когда сказал, что парламент – не место для политических дискуссий. Если во время съезда народных депутатов мы устраивали дебаты, обменивались мнениями, приходили к решению, то сегодня играть просто роль статиста мне не хочется». Сейчас г-н Алкснис является председателем правления региональной общественной организации Центр свободных технологий. «Как можно понять из названия, мы занимаемся продвижением свободных технологий, в частности участвуем в реализации школьного проекта – переход на бесплатное программное обеспечение Linux», – рассказал г-н Алкснис.

По партийной линии

Многие, уйдя из Госдумы, продолжают активную политическую деятельность. Все думские созывы, кроме последнего, прошел и председатель Движения автомобилистов России Виктор Похмелкин. Но, как он рассказал «НИ», отдыхать ему и сейчас не приходится: «Я являюсь научным руководителем Института правовой политики и председателем его совета директоров. Еще я продолжаю возглавлять общественную организацию «Движение автомобилистов России». Кроме того, при моем участии с февраля этого года начал работу «Антикризисный центр Россия – Украина». Политологи со стороны обеих стран выявляют кризисные ситуации в отношении государств и методами народной дипломатии пытаются разрешить конфликт». Помимо прочего, экс-депутат является председателем экспертного совета партии «Гражданская сила». «Я бы вернулся для работы в Госдуму с сильной политической партией, – рассказал он. – В России необходимо создать серьезную право-либеральную силу, которая будет отражать интересы значительной части населения».

Александр Чуев тоже не попал в Думу и теперь занимается политикой за ее стенами, работая в Центральном совете «Справедливой России». Кроме того, он советник спикера Совета Федерации и лидера эсеров Сергея Миронова. И сейчас он чувствует себя лучше, нежели когда трудился в российском парламенте. «Поработать еще в Государственной Думе я бы не хотел, и вот по какой простой причине – работа там малоэффективна, – заявил он «НИ». – За время работы в нижней палате парламента я внес очень много законопроектов, больше меня только Митрофанов, а сложности с принятием законов давали слишком маленький результат. Хотя я, как член Центрального совета партии, участвую в разработке законопроектов, сотрудничаю с коллегами».

«Как наркотик…»

Несмотря на весь скепсис, опрошенные «НИ» экс-депутаты не разочаровались в политике и готовы в будущем вновь ринуться в бой. Ведь, как выразился в разговоре с «НИ» Виктор Алкснис, «это как наркотик». «От политической зависимости полностью избавиться невозможно, – говорит бывший парламентарий. – Но сегодня я не скучаю, у меня интересная работа. Конечно, когда уходил из Госдумы, было немного не по себе, не знал, как себя применить, но оказалось, что все не так уж страшно. Никаких стрессов испытать не пришлось».

По мнению Виктора Похмелкина, политика – это необходимая часть нашей жизни, от нее нельзя отказаться. «Сейчас мы имеем руины и обломки публичной сферы, нужно работать над восстановлением», – уверен г-н Похмелкин. Политика – это образ жизни, утверждает, со своей стороны, Александр Чуев. «Не важно, кто человек по профессии – экономист, юрист... Если он стал заниматься политикой, то вряд ли остановится, – считает он. – Особенно, когда видит результаты своего труда».


БЕЛОРУССКИЕ ЧИНОВНИКИ – ЛИШЬ ПЕШКИ В РУКАХ БАТЬКИ
Судьба белорусских политиков после отставки складывается по-разному. К примеру, можно уйти в небытие. В этом случае экс-чиновники обычно находят белорусский климат для себя вредным и переезжают на постоянное место жительство за рубеж – обычно в Россию. Так, пристанище в российской столице нашел бывший генпрокурор Белоруссии Олег Божелко. В 2000 году он продемонстрировал нехватку чиновничьего чутья. Расследуя дела об исчезновении оппонентов власти, он арестовал командира особого отряда МВД Дмитрия Павлюченко и выписал ордер на арест тогдашнего главы администрации президента Виктора Шеймана. Павлюченко подозревался в причастности к убийствам оппозиционных политиков и журналистов. Тогда, по прямому указу президента, Павлюченко освободили, а уволенный прокурор Божелко скрылся в подмосковном монастыре.
Кстати, в рядах оппозиции немало бывших чиновников. Это в первую очередь Александр Федута, который был основным пиарщиком предвыборной кампании кандидата в президенты Александра Лукашенко в 1994 году. После он возглавил пресс-службу президента. В марте 1995 года вышел в отставку, протестуя против подавления свободы СМИ. Сейчас Федута – независимый политолог и один из самых жестких критиков власти в Белоруссии. Однако не всегда смена чиновничьих доспехов на оппозиционные заканчивается так гладко. Первый вице-премьер Виктор Гончар покинул свой пост в знак отказа президента провести либеральные экономические реформы уже через полгода после назначения – в декабре 1994 года. Гончар перешел в оппозицию и почти сразу стал практически самым ярким ее представителем. Но в сентябре 1999 года Виктор Гончар со своим другом Андреем Крассовским исчезли накануне поездки в Москву. Такая же судьба постигла и бывшего главу МВД Юрия Захаренко – в 1996 году он ушел в отставку, отказавшись дать приказ милиции применить силу против оппозиционеров. В мае 1999 года он тоже исчез.
Интересная история случилась с нынешним министром обороны Леонидом Мальцевым. В 1996 году он не смог четко выступить на встрече президента с медицинскими работниками. Лукашенко объявил, что «министр пьян», и уволил его «за поведение, порочащее офицерское достоинство». В окружении Мальцева говорили, что его сбивчивая речь была связана с усталостью, а оппозиционеры утверждали, что в его стакан с водой подбросили психотропное вещество, чтобы посмотреть, как он себя поведет после публичного унижения. Генерал повел себя правильно, не позволив себе ни одного публичного выступления, и в марте 2001 года вновь возглавил Минобороны.
Владислав КАГАН, Минск

БЕЛЬГИЙСКИЕ ПОЛИТИКИ СТАРЕЮТ БИЗНЕСМЕНАМИ И МЭРАМИ
Крупные чиновники и политики Бельгии после ухода из активной деятельности не остаются без куска хлеба. Самый яркий пример – виконт Этьенн Давиньон, с которым не раз встречался корреспондент «НИ». Выходец из аристократической семьи, он получил отличное образование и в 1964 году стал шефом кабинета премьер-министра Поля-Анри Спаака. Потом, по семейной традиции, отправился служить в МИД, где сразу получил известность как ключевой переговорщик по независимости Бельгийского Конго. В годы арабского нефтяного эмбарго (1974–1977) возглавлял Международное энергетическое агентство. Потом был заместителем председателя Европейской комиссии (1981–1985). За годы службы, естественно, подготовил себе запасной аэродром: стал президентом крупнейшего бельгийского холдинга «Сосьете Женераль». Когда ушел оттуда в 2003 году, имел 10 тыс. акций транснациональной компании «Суэц», поглотившей «Сосьете Женераль». У следующего после него акционера всего 2 тысячи акций. Давиньон входит в советы директоров и наблюдательные советы полудюжины компаний с мировым именем, возглавляет два аристократических клуба и Королевский институт международных отношений Бельгии. Четыре года назад король Альберт П назначил его государственным министром. Это почетный титул – вроде персональной пенсии. Луи Тоббак тоже госминистр, хотя его карьера чуть менее блистательна. Был депутатом федерального парламента, дважды возглавлял МВД Бельгии, избирался главой Соцпартии, бургомистром. Были скандалы, обвинения в коррупции. Пережил. Наконец, в 2006 году вернулся в кресло городского головы родного Левена и занимает его поныне. Это самая обычная форма ухода бельгийских политиков из высшего эшелона власти. Менее удачно сложилась карьера Вилли Класа, который занимал разные посты в бельгийском правительстве, был депутатом парламента, а ушел в отставку в 1996 году с должности Генерального секретаря НАТО. Его настиг коррупционный скандал конца 1980-х, когда он был вице-премьером. Ушел директором Северобельгийского судоходного канала, в штате которого всего 120 сотрудников. Хотя в конце прошлого и в нынешнем году, когда Бельгию поразил серьезный политический кризис, король призвал на помощь ветеранов. Для консультаций во дворец на черных «мерседесах» приезжали Давиньон, Тоббак, Клас.
Александр МИНЕЕВ, Брюссель

Опубликовано в номере «НИ» от 22 августа 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: