Главная / Газета 16 Июня 2008 г. 00:00 / Политика

Чужие берега

Российские реки, озера и целые моря все чаще становятся недоступными для простых граждан

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО, ЮЛИЯ САБЕРОВА

Госдума планирует максимально увеличить штрафы за незаконное строительство вблизи водоемов. Организовывать пляжный пленэр у себя под боком с некоторых пор стало верхом престижности. В результате, по данным экспертов, в некоторых регионах уже застроено до трети береговой линии, что приводит к загрязнению рек и озер и нарушению прав граждан на свободный доступ к водоемам и пляжам. По мнению специалистов, наказывать необходимо не только самих застройщиков, но и коррумпированных чиновников, которые закрывают глаза на нарушение закона.

Отдых на воде постепенно переходит в разряд элитных развлечений.<br>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Отдых на воде постепенно переходит в разряд элитных развлечений.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
О подготовке поправок в Кодекс об административных правонарушениях (КОАП), касающихся ужесточения ответственности за незаконное строительство вблизи водоемов, «НИ» сообщила председатель думского комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии Наталья Комарова. Законы запрещают любое строительство в 20-метровой прибрежной защитной полосе вдоль водоемов общего пользования. А в водоохранной зоне, которая в зависимости от размера водоема составляет от 50 до 500 метров, запрещено строительство экологически вредных объектов, например, автомобильных заправок или складов ядохимикатов. Новые штрафы предполагается поднять до максимально разрешенных в КОАП 5 тыс. рублей с граждан и миллиона рублей с организаций. В настоящее время за строительство в прибрежной и водоохранной зонах гражданина можно оштрафовать лишь на 1–1,5 тыс. рублей, организацию – на 20–30 тыс. рублей, и в Госдуме признают, что эти штрафы совершенно не влияют на ситуацию.

В принципе, больше штрафов владельцев прибрежных построек могла бы напугать угроза того, что все незаконно построенные объекты подлежат сносу, причем за их счет. Однако на практике это происходит очень редко. Адвокат Георгий Зубовский поясняет «НИ», что для этого прокурор должен возбудить дело и выиграть его в суде, а затем это решение должны выполнить судебные приставы. Но, во-первых, у владельцев прибрежных построек есть множество способов затянуть рассмотрение дела. А, во-вторых, нередко чиновники попросту закрывают глаза на нарушение закона. По словам адвоката, земельные комитеты часто даже регистрируют право собственности на участки в 20-метровой прибрежной полосе, тогда как по закону эта земля находится в общественном пользовании. Потом владельца такого дома можно ограничить лишь в праве пользования, то есть, к примеру, запретить строить на участке туалет. «Нужно возбуждать дела за халатность или злоупотребление полномочиями», – считает г-н Зубовский. «Природоохранное законодательство применяется избирательно и в зависимости от финансовых интересов правоприменителя», – подтверждает «НИ» сопредседатель Международного социально-экологического союза Святослав Забелин.

Погулять по берегу россиянам все чаще мешают частные заборы.
shadow Строительство вокруг водоемов приняло в России характер эпидемии. По данным Росприроднадзора, только в Московской области застроена примерно четвертая часть береговой линии водоемов. На Клязьминском водохранилище застроено 33,2% побережья, на Истринском – 20,6%, на реке Москва – 17,2%. Помимо дачных поселков, берега активно захватывают турбазы и яхт-клубы, размещая в непосредственной близости от воды летние домики, кафе и гаражи для лодок и яхт.

В соседних же с Москвой областях богатые жители столицы скупают гектары прибрежной земли. Например, в окрестностях города Кимры, расположенного в Тверской области на берегу Волги, в последние годы стало вырастать некое подобие швейцарских замков. Недавно корреспондент «НИ» лично искал выход к реке, чтобы спустить на воду катер. Оказалось, что все прибрежные поля перегорожены заборами, а проходы к воде заграждают шлагбаумы. В некоторых имениях частный берег охраняют сотрудники милиции. В результате катер пришлось спускать в трех километрах от дома.

В Госдуме признают, что полностью убрать все незаконные постройки от водоемов теперь едва ли возможно, и рассчитывают хотя бы минимизировать экологический ущерб. Депутат Светлана Горячева говорит «НИ», что помимо повышения штрафов необходимо «сделать более жестким» статус водоохранной зоны, исключив на будущее те лазейки, которые сейчас используют граждане и предприниматели. Председатель думского подкомитета по экономике природных ресурсов Олег Валенчук, в свою очередь, хочет обязать граждан и предприятия, разместившиеся в водоохранной зоне, устанавливать очистные сооружения. «Нужно сделать это экономически более выгодным, чем уплата штрафов за нарушение Водного кодекса», – сообщил «НИ» депутат Валенчук. Однако повысить штрафы выше установленных в КОАП пределов нельзя, а увеличить эти пределы не позволяет социально-экономическая ситуация в стране, считает депутат Наталья Комарова.

Экологи тем временем бьют тревогу, утверждая, что загрязненными являются почти все водоемы. «Большинство водоисточников в России относятся к наихудшему третьему классу. К первому классу – всего 1%», – сообщил «НИ» директор Института экологии человека и гигиены окружающей среды Юрий Рахманин. К третьему классу относятся и все водоемы Москвы, причем и по химическим показателям, и по микробиологическим. На сельскохозяйственных территориях основной вклад в загрязнение вносят животноводческие фермы, которые зачастую также в нарушение всех норм расположены вблизи водоемов. «Это общая картина для поверхностных вод Российской Федерации за исключением сибирских и северных рек, где ниже антропогенная нагрузка», – говорит эколог Рахманин.


Питерские экологи составили карту захваченных берегов
Через 5–7 лет в Петербурге и Ленинградской области не останется озер и других водоемов, где смогут свободно отдыхать граждане. Уже сегодня береговые линии сотен озер и речек Карельского перешейка оказались захвачены владельцами частных коттеджей и перегорожены высокими заборами. Таковы результаты предварительных исследований экологов «Центра экспертиз Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей» (ЭКОМ) и общественной организации «Зеленая волна». Карта «захватов озер», составленная экологами, пестрит «красными точками», сигналящими об опасной тенденции исчезновения рекреационных зон. «Мы раз по семь в году устраиваем на одних и тех же озерах субботники по уборке берегов от мусора, – говорит «НИ» координатор «Зеленой волны» Павел Овсянко. – Раз уберешь, другой, третий. На четвертый раз приезжаешь – а там шлагбаум! Табличка с надписью «Частное владение» и охранники с собаками!». Эксперты убеждены в том, что экологической среде Ленинградской области (Карельского перешейка) и примыкающей к ней территории Карелии за последние 10 лет был нанесен значительный ущерб. «Под видом благозвучного «облагораживания» заболоченного побережья они строят причалы, эллинги для своих катеров, перекрывая доступ к озерам другим людям», – отмечает г-н Овсянко. По его словам, сейчас на первой линии озер модно строить большие коттеджные поселки. Формально строители даже оставляют общедоступной полосу берега шириной 20 метров. Однако, по мнению специалистов, при длине застройки 1–1,5 км «это означает, что озеро все равно теряет свою рекреационную ценность». Ведь берег превращается в узкую тропу между водой и высоким забором. Формально о захвате береговой линии можно пожаловаться в прокуратуру. Но на практике дела о закрытии доступа к воде редко доходят до суда, а если и доходят – никто не рушит заборы. Владелец просто платит штраф и живет дальше. Власти предпочитают не тревожить покой владельцев коттеджей. Например, экс-глава Выборгского района Петербурга Виктор Колесников в ответ на обвинения в захвате 70% побережья Суздальских озер заявил: «Решения о постройке коттеджей на берегах озер были приняты до меня, и я не собираюсь ни с кем воевать». Экологическое движение «Зеленая волна» совместно с учеными и юристами ЭКОМа запустили проект «Народный мониторинг» – своеобразную «горячую линию», куда можно пожаловаться, обнаружив вокруг озера забор или вырубку деревьев под застройку побережья. Уже сейчас по «сигналам» жителей Ленинградской области составлена карта незаконного захвата берегов озер, где указаны более сотни объектов.
Наталья ШЕРГИНА, Санкт-Петербург

НА ЮГЕ РОССИИ ОПЯТЬ ВОЮЮТ ЗА ВЫХОД К МОРЮ
Проблема захвата пляжей частными лицами стала одной из основных тем на заседании краевого Совета безопасности, состоявшегося в преддверии курортного сезона. Ведомства, имеющие свои санатории, давно превратили пляжные территории в «поместья», где царят особые порядки и работают только избранные предприниматели. Но главная проблема состоит в том, что приморская полоса просто разрезана заборами этих «владений». «Такого безобразия не увидишь даже на самых дорогих курортах мира, – со знанием вопроса заявил губернатор Краснодарского края Александр Ткачев,– все что угодно может быть частным, но пляжи должны быть свободными». По официальным данным, в этом году на всем Сочинском взморье насчитывается 132 пляжа. 88 пляжей принадлежат санаторно-курортным учреждениям. 44 пляжа находятся в ведении муниципалитетов, причем из них только 12 являются собственно пляжами, остальные это просто «дикие» участки побережья. Проверка ведомственных пляжей показала, что 50 из них имеют документы, позволяющие ограничивать проход на их территорию. Как поясняют руководители санаториев, главным основанием для запрета входа «чужаков» является расчет стоимости услуг, указанный в путевке, куда входят и «пляжные» услуги. Естественно, что санатории не торопятся убирать ограды. А бесплатные пляжи на практике – это худшие участки побережья, где зачастую просто нет места, чтобы положить коврик, через тела отдыхающих перешагивают торговцы съестным, навесов и лежаков нет и в помине. В ином случае отдыхающему приходится перебираться на закрытый ведомственный пляж, там за 50–150 рублей в день можно пользоваться лежаком, душевой и прочими благами цивилизации.
Желающие вкусить «дикого» отдыха в последние годы все чаще сталкиваются с тем, что практически все удобные для отдыха «ничейные» места захватываются частными лицами или ведомствами. Пройти по кромке моря теперь практически невозможно – это хорошо видно, когда едешь на поезде из Туапсе в Сочи, на всем протяжении берега на пляжах воткнуты отлитые из железобетона многоэтажные строения. Числятся они сараями для лодок, эллингами, палатками под торговлю и сезонными кафе. Реально это капитальные гостиницы, клубы и рестораны. Следует отметить, что из этих новостроек канализация уходит прямо в море. В прошлом году собкор «НИ» пытался пройти из бухты Инал в Архипо-Осиповку, но буквально в каждом ущелье натыкался на заборы, зачастую с охраной, которая была настроена весьма решительно. Правда, у «дикарей» теперь появилась недавно насыпанная коса Тузла, где они могут размещаться за небольшую плату. Но в связи с ростом количества туристов, а прогнозируется в этом году прибытие 17 млн. человек, вряд ли всем желающим отдохнуть в Краснодарском крае без боя достанется кусочек моря.
Сергей ПЕРОВ, Краснодарский край

ВОЛГА В САМАРЕ ВИДНА, НО НЕДОСТУПНА
Борьба с самозахватом волжских берегов ведется в Самаре давно, но видимых результатов она пока не приносит. С каждым годом вдоль берега Волги вырастает все больше домов, лодочных станций, выстроенных без разрешительных документов. Берег застроен практически по всей своей протяженности. В результате таких самозахватов территории уничтожено большинство пляжей, которыми в прежние времена пользовались жители районов, удаленных от центра города. Огромные дворцы, оснащенные гаражами для лодок и яхт, чередуются с горами мусора, помойками, АЗС, банями на понтонах. Вся грязь попадает прямиком в Волгу. «Береговая полоса и река Волга – это федеральная собственность, – говорит «НИ» министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Самарской области Александр Федоров. – Сейчас люди практически ограничены в доступе к Волге. Этот доступ захвачен отдельными лицами. Сегодня перед нами стоит серьезная задача принять меры по ограничению незаконного захвата береговой полосы». За весну было совершено несколько инспекторских проверок берега реки. Министр Федоров взирал на безобразия, плавая по Волге на катере. Компанию ему составляли руководитель территориального отдела водных ресурсов по Самарской области Нижне-Волжского бассейнового водного управления Евгений Пермяков и журналисты. Во время одной из поездок два грузовика выбросили отходы строительства на берег прямо на глазах у проверяющих. Береговая часть любимого самарцами Загородного парка представляет собой свалку мелкого бытового мусора.
При этом самовольная застройка происходит без учета состояния берегов и коренным образом меняет геологию. В результате подземные воды накапливаются и уходят в сторону, в земле образуются пустоты, со временем берег обрушается. В прошлом году именно так обвалился берег на Красной Глинке. Лишь по счастливой случайности никто не пострадал. В течение года в Самарскую межрайонную природоохранную прокуратуру для принятия мер прокурорского реагирования было передано 70 дел. «Таких явных и злостных нарушений, как мы видим сейчас, еще два года назад не было», – признает руководитель территориального отдела водных ресурсов по Самарской области Ниже-Волжского бассейнового водного управления Евгений Пермяков.
Сергей ИШКОВ, Самара

УЛЬЯНОВСК МОЖЕТ СПОЛЗТИ В РЕКУ
Берег реки в Ульяновске уже давно попал в зону особого внимания местных коммерсантов. Началось все с того, что в районе исторической набережной Волги, в самом центре города, развернулось масштабное строительство – местные власти вкупе с бизнесом решили обзавестись собственными Альпами и возвести горнолыжный курорт «Ленинские горки». Правда, экологи забили тревогу после того, как на склоне началась массовая вырубка зеленых насаждений. Реликтовые деревья распиливали на несколько частей, обливали керосином и поджигали. Эксперты поясняют, что такое обращение со склоном опасно. «Если в соседней Самаре берег Волги пологий, то в Ульяновске – довольно крутой склон, подверженный оползневым процессам, – пояснил «НИ» ульяновский краевед Сергей Петров. – Серьезные оползни происходят, как правило, раз в тридцать лет, а мелкие оползни идут постоянно». Так в настоящее время угроза нависла над железнодорожной веткой, проходящей в Ульяновске в районе речного порта. По мнению специалистов, строительство, которое ведется здесь в последнее время, спровоцировало движение земли. Но средств на масштабные защитные работы в местном бюджете нет. По мнению бывшего главного геолога Ульяновской области Ивана Мирошникова, проводившего экспертизу волжского склона, начинать масштабное строительство в этом районе чрезвычайно опасно. Существует вполне реальный риск, что все сползет вниз: и легендарный Ленинский Мемориал, и два университета, и областная филармония вместе с посетителями. А с недавнего времени в области начался откровенный захват островов. Не столь давно, например, коммерсанты, чьи имена остаются по сей день неизвестными, оккупировали целую гряду уникальных островов на Волге. Известно, что охранники патрулируют острова и не дают отдыхающим или рыбакам причаливать к ним. Между тем, эксперты склонны считать, что захват береговой зоны и островов, располагающихся в пределах региона, закономерен. «Бизнесмены таким образом предпринимают попытки «застолбить» территорию, – считает доктор биологических наук, академик РАЕН Михаил Шустов. – Я не удивлюсь, если через год-другой на этих островах, вдали от многочисленных глаз, появятся особняки и элитные пансионаты».
Михаил БЕЛЫЙ, Ульяновск

Опубликовано в номере «НИ» от 16 июня 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: