Главная / Газета 6 Июня 2008 г. 00:00 / Политика

На западном фронте без перемен

Дмитрий Медведев рассказал Ангеле Меркель о преемственности в отношениях России и Германии

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО, Берлин

Вчера Дмитрий Медведев совершил визит в Европу в качестве президента, посетив Германию. Это его третья зарубежная поездка, раньше были Казахстан и Китай. В ходе переговоров российский лидер пригласил в Сочи немецких строителей, раскритиковал НАТО за дефицит предсказуемости и расценил просьбу освободить Михаила Ходорковского как покушение на российский суверенитет. Немецкий канцлер Ангела Меркель, в свою очередь, обвинила прибалтийских соседей в попытке сорвать строительство газопровода «Северный поток».

Дмитрий Медведев и Ангела Меркель нашли общий интерес – газопровод «Северный поток».<br>Фото: AP. ECKEHARD SCHULZ
Дмитрий Медведев и Ангела Меркель нашли общий интерес – газопровод «Северный поток».
Фото: AP. ECKEHARD SCHULZ
shadow
Берлин встретил российского президента 30-градусной жарой. Особенно тяжело пришлось почетному караулу, солдаты которого, как казалось со стороны, едва передвигали ноги. Поздоровавшись с членами делегаций (Ангела Меркель представляла своих подчиненных по-немецки, а Дмитрий Медведев говорил «здравствуйте» по-русски), лидеры отправились на полуторачасовые переговоры. Выбор ФРГ в качестве первой страны визита в Кремле объясняли важностью этой страны для России. Германия – основной внешнеторговый партнер нашей страны (оборот в 2007 году – 52,8 млрд. долларов) и один из главных иностранных инвесторов (12 млрд. долларов). Сотрудничество в энергетической сфере выразилось в строительстве газотранспортной системы «Северный поток» и обмене акциями между «Газпромом» и немецким BASF. Кроме того, Ангела Меркель уже посетила Москву 8 марта нынешнего года и была первым главой государства, встретившимся с избранным президентом Дмитрием Медведевым.

Визит изначально планировался как ознакомительный. Источник в администрации президента рассказал накануне, что подписания каких-либо документов не планировалось, так как «договорная база и так сильная, и нет необходимости подбивать подписание под визит». На брифинге после окончания переговоров Дмитрий Медведев сообщил, что встреча подтвердила «преемственность отношений между нашими странами». Лидеры договорились расширять «Северный поток» до «глобального проекта европейского масштаба», а немецкие строители получили приглашение участвовать в освоении олимпийских объектов в Сочи. Однако если российско-германские отношения выглядят безоблачными, то в отношениях между Россией и НАТО наблюдается «тенденция сужения пространства взаимопонимания» и «дефицит предсказуемости». Ангела Меркель, в свою очередь, высказала надежду, что на следующем саммите Россия – НАТО будут «сняты предрассудки», не уточнив, чьи именно предрассудки предстоит снять.

Первый вопрос задавала российская сторона. Дмитрия Медведева спросили, не займет ли теперь Китай роль Германии в российской внешней политике, так как прежний президент Путин был германистом, а Дмитрий Анатольевич в свое время отвечал в российском правительстве за Китай. Медведев сказал, что он «не германист, но и не китаист», и хотя первый его зарубежный визит был в Азию, приоритеты в российской внешней политике сохранятся «независимо от того, кто управляет государством». Затем немецкий журналист спросил у Дмитрия Медведева про требования России к новому соглашению с Евросоюзом о сотрудничестве и партнерстве. Российский президент от конкретного ответа уклонился, упомянув лишь про «равноправие» и «выгоду для граждан». Корреспондента с российской стороны интересовало, не приведет ли новая энергетическая политика Евросоюза к запрету для «Газпрома» покупать акции европейских энергетических компаний, и получил от Ангелы Меркель твердое «найн, найн». Потом были рассуждения про «Северный поток», строительству которого мешают «предубеждения» со стороны третьих стран, не разрешающих его прокладку через свои территориальные воды, причем г-жа Меркель опять дипломатично не сказала, каких именно.

Последний вопрос с немецкой стороны был о правах человека и возможном освобождении Михаила Ходорковского. Дмитрий Медведев, судя по всему, его не ожидал, потому что, пока на свою часть вопроса отвечала Ангела Меркель, российский президент что-то напряженно писал. К слову, канцлер признала, что о Ходорковском речь на переговорах шла. Однако Дмитрий Медведев начал с твердого утверждения, что «вопросы помилования не должны быть предметом международных переговоров», так как «в этом проявляется суверенитет страны». Рассматривать же обращение о помиловании «любого человека, в том числе и Михаила Ходорковского», должны «судебные инстанции и лишь в некоторых случаях глава государства».

Вечером Дмитрий Медведев возложил венок к памятнику советским воинам в Трептов-парке и встретился в отеле «Интерконтиненталь» с представителями деловых кругов и общественности.

Дмитрия Медведева приветствовали как на съезде «Единой России» – вставанием и длительными аплодисментами до и после выступления. Президент попросил запастись терпением и действительно говорил целых полчаса. Он начал с международной политики, призвав к верховенству ООН в мировых проблемах при одновременной реформе Совбеза. Затем он выступил против попыток изолировать Россию. «Атлантизм изжил себя. Речь должна идти о единстве евроатлантического пространства от Ванкувера до Владивостока». Российский президент продолжил атаковать НАТО, которая мешает ОБСЕ стать полноценной региональной структурой: «Дальнейшее расширение НАТО на Восток – иллюзия. В этом случае наши отношения будут подорваны надолго». Дмитрий Медведев призвал вместо расширения сотрудничать с Россией, приведя в пример договоренность о транзите грузов для Афганистана. Но главная инициатива была впереди. «Если наши соотечественники в условиях «холодной войны» смогли заключить Хельсинкские соглашения», то теперь надо заключить общеевропейский пакт о безопасности с опорой на ООН. «Важно, чтобы все государства Европы участвовали в национальном качестве», – подчеркнул президент. То есть страны–члены НАТО должны будут договориться с остальными.

Дмитрий Медведев также попытался развеять «недопонимание» по поводу внутриполитических преобразований в России. Так, реформа избирательного законодательства, по его словам, проводилась для избавления от «партий-однодневок», а ужесточение законодательства в сфере НКО было связано с тем, что до 2006 года большинство НКО в России финансировались из-за рубежа, чего ни одна западная страна не стала бы терпеть. Закончил Дмитрий Медведев на свободе СМИ, которую в эпоху цифровых технологий ограничить невозможно, а потому задача состоит не в обеспечении этой свободы, а в «сохранении культурных и нравственных ценностей».

Опубликовано в номере «НИ» от 6 июня 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: