Главная / Газета 3 Июня 2008 г. 00:00 / Политика

Тайная канцелярия

Уже третью неделю некоммерческие организации не могут найти своих контролеров

КИРА ВАСИЛЬЕВА

Российские правозащитники призвали Генпрокуратуру РФ обратить внимание на деятельность Федеральной регистрационной службы. По их данным, чиновники ФРС по сей день продолжают контролировать некоммерческие организации и общественные объединения, хотя эти функции еще 13 мая передали в руки Министерства юстиции. Пока два ведомства не могут поделить полномочия, некоммерческие организации гадают – к кому нести отчеты и документы. Наученные горьким российским опытом они боятся, что в любом случае последствия хаоса в чиновничьих кабинетах придется расхлебывать самим общественникам.

В результате неожиданной реорганизации ФРС чиновники замерли в оцепенении.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
В результате неожиданной реорганизации ФРС чиновники замерли в оцепенении.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Пожаловаться прокурорам на Федеральную регистрационную службу правозащитники решили для того, чтобы наконец «получить разъяснение», кто же в новом правительстве за что отвечает, дабы люди «не находились в ситуации правовой неопределенности». Потребность в подобных разъяснениях возникла после 12 мая этого года, когда президент Дмитрий Медведев подписал указ о расформировании Росрегистрации. Именно эта служба, ни на кого не оглядываясь, на протяжении двух последних лет регистрировала, контролировала и инициировала ликвидацию некоммерческих организаций, общественных объединений и политических партий. Ее критиковали и в то же время боялись как огня российские общественники и именно в ФРС, как на лобное место, шли они каждую весну со своими ежегодными отчетами. Теперь все функции, касающиеся НКО, перешли в руки Министерства юстиции. Однако на практике все складывается, мягко говоря, не совсем гладко.

По-видимому, для чиновников новые порядки, как и для простых граждан, стали сюрпризом. На официальном сайте Минюста лишь спустя 11 дней после подписания указа появилось скудное сообщение, что это ведомство начинает прием документов по НКО. Однако эти же бумаги до сих пор продолжает принимать и Росрегистрация. За фактами бюрократической неразберихи далеко ходить не надо – все они зафиксированы прямо на интернет-сайте службы. К примеру, 29 мая ФРС, несмотря на президентский указ, приняла и отправила на проверку данные об изменении в уставе благотворительной российской «Ассоциации жертв незаконных политических репрессий», а в минувший вторник туда отправилось прошение о регистрации от организации ветеранов – пенсионеров прокуратуры. Всего же с 12 мая в ФРС поступили документы как минимум от 16 НКО. «Кроме того, 15–16 мая в городе Пятигорске Росрегистрация должна была проводить семинар и совещание по вопросам проверок НКО, но мы думали, что вследствие известных событий его отменят. Однако и.о. начальника отдела по контролю НКО местной регистрационной службы сообщила нам, что семинар прошел, как и было запланировано, несмотря на указ президента», – рассказал «НИ» правовой аналитик Межрегиональной правозащитной ассоциации «Агора», адвокат Рамиль Ахмедгалиев. По его данным, подобное происходит и во многих других регионах страны. Так, в Краснодарском крае представители ФРС и вовсе заявили, что «продолжат осуществлять контрольные функции за НКО». «Объяснили они это просто – в указе, мол, сказано только о передаче функций регистрации НКО и ничего не сказано о контроле. Но в законе черным по белому написано – «контроль над НКО может осуществлять только регистрирующий орган», – говорит Рамиль Ахмедгалиев. Есть у правозащитников претензии и к Министерству юстиции. «Минюст открыто не отказывается принимать наши документы, но ни реквизитов, которые НКО будут необходимы при оплате госпошлины, ни другой информации они не дают», – пожаловалась «НИ» директор Ресурсного правозащитного центра Мария Каневская.

Такая межведомственная сумятица привела российские некоммерческие организации в полное замешательство. Телефон прямой линии по защите НКО раскалился добела – люди не могут понять, куда им следует подавать документы на регистрацию и отчеты о своей деятельности. «Это очень плохо, потому что в стране действует больше 230 тысяч НКО, которые постоянно проводят собрания, принимают решения о переизбрании руководителей или переезжают на другое место», – рассказал «НИ» председатель «Агоры» Павел Чиков. Он объяснил, что обо всех этих действиях НКО в течение трех дней обязаны уведомить регистрирующий орган. Если же общественники случайно сообщат не в то ведомство – это будет считаться нарушением закона и НКО вынесут предупреждение и привлекут к ответственности.

Более того, обратившись «не туда», люди могут потерять и свои сбережения. «Например, подали граждане документы на регистрацию в ФРС, оплатили госпошлину. А потом им скажут – извините, но этим теперь занимается Минюст. В результате и НКО не зарегистрировали, и деньги потеряли. А для некоторых «общественников» даже сумма в тысячу рублей довольно существенна плюс все документы нужно будет снова заверять у нотариуса», – привел пример г-н Ахмедгалиев. Так же, говорит эксперт, «невозможно получить документы о регистрации организации, которые были сданы в ФРС еще до 13 мая». В итоге организация в установленные законом сроки разрешение в регистрации не получит и ей заново придется собирать и оформлять документы.

Опасаются правозащитники и за судьбу отчетов НКО, которые были сданы в ФРС 15 апреля – незадолго до перераспределения полномочий внутри правительства. Раньше Росрегистрация могла просить о ликвидации организации даже за неправильно расставленные в отчете запятые. Страшно представить, что будет, если в этой суматохе чьи-то рапорты потеряются. Впрочем, в ФРС успокоили: «Все отчеты, представленные нам в апреле, подшиваются в учетные дела НКО. А все эти дела при передаче функций тоже будут переданы в Минюст». А вот на вопрос «НИ», куда же все-таки сейчас обращаться введенным в заблуждение НКО, пресс-секретарь службы посоветовал заглянуть на сайт ФРС и прочитать указ президента о передаче всех полномочий Минюсту. Правда, работники региональных отделений Росрегистрации этот указ, по-видимому, сами не читали. Так, в управлении регистрационной службы по Московской области «НИ» заявили, что отдел, который занимается некоммерческими организациями, до сих пор благополучно функционирует. «Пока еще ничего не известно, но вроде бы документы от НКО мы принимаем. Но надо говорить с начальством», – заявила нам одна из сотрудниц данного отдела.

Так и не получив внятного ответа от чиновников ФРС, «НИ» решили выяснить истину в Министерстве юстиции. «Вообще подавать документы надо в Росрегистрацию, насколько я знаю, а лучше позвоните в справочную», – растерянно сказал «НИ» пресс- секретарь. И только в справочной Минюста нам порекомендовали идти со всеми необходимыми бумагами в отделение ведомства, расположенное на юге столицы. Однако, придя по указанному адресу в «разгар» личного приема граждан, корреспондент «НИ» наткнулся на запертую изнутри дверь. На ней одиноко белел лист бумаги – им оказался образец бланка с реквизитами, которые необходимы при оплате госпошлины. Только почему-то в нем были указаны не номера счета Минюста, а, как и прежде, данные Росрегистрации.

После требовательного стука дверь ведомства все же открылась – в помещении, состоящем из двух небольших комнатушек, оказался всего один человек – прием вела экс-сотрудница отдела ФРС по делам НКО Вероника Гладченко. Она рассказала «НИ», что Минюст принимает документы в Москве «только в двух местах», и этим занимаются в основном сотрудники Росрегистрации, и что они «только на прошлой неделе сюда переехали и не знают, как долго тут пробудут». «И вообще пока мало что известно, лучше поговорить с руководством», – устало посоветовала женщина. Правда, точно сказать, кто теперь является ее руководством, она затруднилась, так как «Минюст еще кадровый вопрос не решил». «Пока нашим руководителем, как и раньше, считается начальник управления ФРС по делам некоммерческих организаций Александр Степанов», – призналась г-жа Гладченко. В общей сложности корреспондент «НИ» пробыл в управлении около часа, однако никто из «посетителей» так и не появился. Однако Вероника Гладченко заверила, что «люди потихонечку идут, начинаются звонки». «Но, наверное, просто еще не все о переменах знают», – предположила она. Как бы там ни было, правозащитники советуют всем страждущим обращаться именно в Минюст. «Все документы сейчас надо направлять туда – ищите управление юстиции в вашем регионе!» – настоятельно рекомендует Павел Чиков.

Как сложится судьба НКО дальше, сказать пока трудно. Г-н Чиков считает, что в течение нынешнего лета «будет пауза», так как ведомства займутся перераспределением полномочий. «Этим периодом можно воспользоваться и оперативно, безболезненно исправить все недостатки в деятельности организаций, потому что никто не будет проводить проверок и предъявлять исков», – прогнозирует г-н Чиков. В свою очередь, Мария Каневская радуется, что «регистрационной службы не будет», и надеется, что «не будет и беззакония». «Правда, непонятно, когда все наладится. К тому же у Минюста совершенно иная структура – всего семь управлений в семи федеральных округах, а у ФРС были отделения в каждом субъекте. Как эту проблему решать – не ясно, но любая неразбериха негативно будет сказываться на организациях», – говорит она. «Некоммерческие организации будут контролировать те же люди, и послаблений ждать не стоит. Да и министр юстиции Александр Коновалов пообещал, что все останется, как есть. Но, наверное, он не учел, что ФРС часто перегибала палку», – считает адвокат Ахмедгалиев.

Сами «общественники» от властных рокировок ничего хорошего не ждут. Так, глава комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина заявила «НИ», что «ничего не изменится», так как ФРС «в свое время из Минюста выросла». «Одно хорошо – сейчас там начнется бесконечная реорганизация, они будут заниматься собой, и будет меньше проверок», – предположила правозащитница. И уже серьезно посетовала, что «отношения с Росрегистрацией стали потихоньку входить в разумное русло» и «даже появились общие позиции», а теперь придется пройти все сначала. «А если честно, я испытываю большое сочувствие к работникам ФРС. Несчастные российские чиновники – могут проснуться, а ведомства, в котором они работали, уже не существует. Люди не знают, а нужны ли они на работе, что с ними дальше будет, какие у них функции…» – заключила г-жа Ганнушкина.

Опубликовано в номере «НИ» от 3 июня 2008 г.


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: