Главная / Газета 30 Мая 2008 г. 00:00 / Политика

Отцы народа

Редкий чиновник готов внести личный вклад в повышение рождаемости в стране

НАДЕЖДА КРАСИЛОВА, ЮЛИЯ ЧЕРНУХИНА

Недавно Московская городская дума приняла решение ввести почетный знак «Родительская слава». Новую награду предполагается вручать тем, кто воспитывает пять и более детей. Столичная инициатива стала очередной попыткой властей стимулировать демографический подъем – наряду с 250 тыс. рублей «материнского капитала», обещанными экс-президентом Путиным, или акцией «Роди патриота», организованной ульяновским губернатором. В то же самое время сами чиновники пока не горят желанием устраивать бэби-бум в масштабах своей ячейки общества. В среднем у представителей исполнительной и законодательной властей по одному-два ребенка – столько же, сколько сейчас, по статистике, воспитывается в обычной российской семье.

МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
shadow
Попытку переломить тенденцию к снижению рождаемости в стране власти предприняли пару лет назад. Сначала Владимир Путин в своем федеральном послании в мае 2006 года пообещал выплачивать за рождение второго ребенка «материнский капитал» (250 тыс. рублей), затем Госдума увеличила пособия по рождению ребенка. Изобретательность проявили и местные власти. Особо отличился ульяновский губернатор Сергей Морозов. Он первым додумался привлекать к выполнению важной государственной задачи чиновников, находящихся у него в подчинении. Объявленная им акция «Роди патриота» в 2006 году касалась всех жителей области. Но больше всего повезло чиновникам. Для них г-н Морозов выделил специальный выходной день – 12 сентября, которые его подчиненные могли прогулять, дабы те вплотную «занялись демографией». Расчет был прост – тем семьям, у кого девять месяцев спустя, т.е. 12 июня 2007 года, в День России, появится ребенок, губернатор пообещал разнообразные подарки: от холодильника до автомобиля, в зависимости от того, сколько уже детей есть в семье. В отношении чиновников материальные стимулы были подкреплены возможностью карьерного роста: губернатор, по нашим сведениям, пообещал «отцам патриотов» повышение в должности.

Увы, никто из ульяновских чиновников в тот праздничный день 12 июня так и не родил. Но надежды в коридорах местной власти не теряют – акция проходит и в этом году. Но иногда, как показывает практика, не столько важен результат, как показательный пример. Инициативу с энтузиазмом подхватили в других регионах. Правда, такие оригинальные идеи, как на родине Ленина, руководителям других областей в голову не пришли, поэтому на местах ограничились подарками и выпуском семейных альбомов для будущих мам.

Между тем, демонстрировать на собственном примере, как нужно улучшать демографическую ситуацию, пока не торопятся и представители федеральных властей. Многодетных папаш, облеченных властью, можно пересчитать по пальцам. Активно на личном примере повышает народонаселение в стране губернатор Калининградской области Георгий Боос. Два года назад у него родилась пятая дочка. Положительный пример для подражания на демографическом поприще подает и президент Чечни Рамзан Кадыров, который уже обзавелся шестерыми наследниками. Имеются многодетные родители и в Государственной думе. Рекордсменами в пятом созыве нижней палаты оказались Виктор Войтенко, Валерий Гальченко и Андрей Скоч, у которых по шесть детей. Ненамного отстают от них Ахмар Завгаев и Фоат Комаров – у них по пять отпрысков. Отличился и известный законодатель Николай Харитонов, у которого четыре дочери. Исправляют демографическую кривую и некоторые экс-депутаты. Известно, что у Сергея Глазьева – четверо детей, у Бориса Немцова – трое.

Но большинство представителей власти все-таки ограничиваются одним-двумя детьми – это столько же, сколько имеют в среднем по стране российские граждане. Не подает личный пример для подражания и вся политическая верхушка страны. Например, у президента Дмитрия Медведева только один сын. Впрочем, будучи еще первым вице-премьером и взявшись курировать национальные проекты, в том числе и демографическую программу, г-н Медведев не исключил, что и в его семье может появиться пополнение. Две дочки в семье премьер-министра Владимира Путина. Спикер Госдумы Борис Грызлов тоже остановился на двоих – у него сын и дочь.

Примечательно, что нынешние чиновники вполне могли бы «потянуть» решение демографических проблем собственными силами. Новый состав правительства достаточно молодой, средний возраст чиновников в кабинете министров – 50 лет. При этом президенту Дмитрию Медведеву всего 42 года, ровесниками являются многие его подчиненные. Такой же возраст имеет и кадровый состав Госдумы. 72 депутатам – от 30 до 39 лет. А 11 парламентариям вообще не исполнилось и 30 лет. Кроме того, стоит отметить и еще одну немаловажную деталь. Немало чиновников и законодателей, даже тех, которые на слуху, развелись со своими прежними женами и состоят во втором браке с более молодыми спутницами жизни. И, соответственно, имеют еще больше шансов поднять кривую рождаемости на нужную для страны высоту.

По мнению заместителя председателя комитета по безопасности Госдумы Геннадия Гудкова, в стране сделаны только первые шаги по исправлению демографической ситуации. Но, по его словам, главная проблема сейчас для семей с детьми не в том, что им нечего есть, а в том, что им негде жить. «Мне 52 года, и моя демографическая задача состоит теперь в том, чтобы работать и обсуждать этот вопрос со своими детьми, – сказал «НИ» депутат. – Старший сын уже двоих детей имеет. Это пока не то, что хочет президент, но все-таки». По мнению парламентария, иметь молодым политикам больше двух детей мешают, прежде всего, вопросы карьеры. Хотя в бытовом плане, наоборот, стало намного легче. «Это сейчас есть памперсы, няни, стиральные машины, – поясняет свою мысль г-н Гудков. – А раньше я приходил с работы усталый, но стирал пеленки, помогал жене их сушить. Если бы я был сейчас молодым человеком, я бы, возможно, имел больше детей – у меня жена к этому хорошо относится».

А вот у молодого депутата, члена комитета по делам молодежи Юрия Афонина (1977 года рождения) еще все впереди и есть шанс заметно повысить рождаемость. «Два месяца назад у меня родился первый ребенок, – признался «НИ» парламентарий. – Я считаю, что иметь необходимо трех детей. Родителей ведь двое, значит, детей должно быть трое. Мы хотим себе троих, дай бог, чтобы все получилось, мы постараемся». Депутат признался, что не знает статистики, но, по его мнению, по 1–2 детей сейчас у более пожилых депутатов. «У молодых же бывает и больше», например, у его ровесника Сергея Белоконева – трое чад. Несмотря на свою решительность и оптимизм, депутат Афонин тоже считает, что все попытки улучшения демографической ситуации в стране пока остаются тщетными, и они больше напоминают шумные пиар-акции.

А вот один из думских рекордсменов, представитель комитета по бюджету и налогам Валерий Гальченко (на его счету шестеро детей) полагает, что результат уже прослеживается даже на уровне статистики. «Постепенно, с ростом экономического уровня страны, будут создаваться и более подходящие условия для реализации более эффективной демографической политики», – авторитетно заявил «НИ» г-н Гальченко. Хотя тут же признался, что для него самого ни материальное положение, ни статус не играли особой роли при планировании семьи. «Потому что дети все разного возраста, рождены в разное время, в разных жизненных условиях, – объяснил депутат. – Никакой связи здесь нет». По его словам, его пример вдохновляет коллег по парламенту, многие молодые законодатели уже имеют несколько детей.

Руководитель центра социальной политики Института экономики РАН Евгений Гонтмахер говорит, что определить, от каких факторов зависит рождаемость, очень сложно. «Рождаемость регулируется неизвестно чем, – поясняет он свой тезис. – Это внутренний процесс. И если нет давления, то эта проблема сама решается». Ничего странного не видит г-н Гонтмахер и в том, что в семьях большинства политиков по одному-два ребенка. Несмотря на высокий статус и хороший доход, в таких ячейках общества прослеживаются те же тенденции, что и в целом по стране. Делать какие-то выводы из того, что у кого-то из министров или депутатов пять или, наоборот, один ребенок, на его взгляд, не следует. «Вот, у Дмитрия Анатольевича Медведева один ребенок. Ну и что, какие выводы из этого делать?» – задается вопросом эксперт. Установок у политиков так же, как и других людей, может быть очень много. Им, может быть, просто некогда завести ребенка, а кто-то считает, что, родив двух детей, он выполняет свой долг перед обществом. «В любом случае пять тысяч человек федеральной элиты вряд ли могут определить судьбы страны, – считает г-н Гонтмахер. – Вот если бы у нашего президента было десять детей, то, имея в виду любовь народа к главе государства, я не исключаю, может, как-то люди и откликнулись бы».

Опубликовано в номере «НИ» от 30 мая 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: