Главная / Газета 22 Мая 2008 г. 00:00 / Политика

Сам себе чиновник

«Забытые» муниципальной реформой, руководители низового звена власти обустраиваются, как могут

МАРЬЯМ МАГОМЕДОВА, КИРА ВАСИЛЬЕВА

Год назад вступил в силу новый закон «О муниципальной службе в РФ», направленный на совершенствование института регионального чиновничества. Однако, по словам самих «местных начальников», реформа в их жизни ничего не изменила. Муниципалы жалуются на маленькие зарплаты и тихо завидуют своим областным коллегам, у которых льгот побольше. Между тем эксперты «НИ» уверены, что на общем уровне полмиллиона муниципальных служащих получают неплохо. А отсутствие льгот многие чиновники компенсируют взятками. По сравнению с центром на местах берут мало, но часто.

Местные начальники пытаются жить автономно и от населения, и от начальства.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Местные начальники пытаются жить автономно и от населения, и от начальства.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Согласно данным Росстата, на начало 2007 года в органах власти и местного самоуправления насчитывалось 1 млн. 577 тыс. служащих, из которых треть – это муниципальные чиновники. Вступивший 1 июня прошлого года закон «О муниципальной службе в РФ» отдал субъектам право самим определить минимальную заработную плату чиновников этой сферы. В течение трех месяцев региональные власти должны были подготовить местные законы, однако сделали это только несколько регионов.

На местах

Никакой революции ни в части оплаты труда, ни в части ограничений полномочий не произошло, говорят эксперты. В комитете Госдумы по местному самоуправлению «НИ» пояснили, что заработная плата муниципальных служащих рассчитывается, исходя не только из требований закона, но и бюджетного кодекса. Дотационные муниципальные образования имеют право установить ее не выше определенного максимума. Остальные регионы таких ограничений не имеют. «Поскольку зарплата муниципальных служащих, как правило, привязана к оплате труда государственных служащих, то субъекты РФ просто пытаются удерживать у себя деньги, не повышая базовую ставку», – говорит президент Межрегиональной ассоциации по социально-экономическому взаимодействию малых и средних городов России «Муниципальное экономическое развитие» Виталий Пашин.

Сами муниципальные служащие реформой недовольны. Как передает собкор «НИ» Елена АЛЕКСЕЕВА из Новосибирска, местные чиновники свои зарплаты высокими не считают. «По сравнению с коммерческими предприятиями, конечно, мы получаем меньше», – сказала «НИ» ведущий специалист отдела социальной поддержки населения администрации Советского района Новосибирска Наталья Нуртдинова. – Да и льгот никаких нет, по крайней мере у нашего звена». Наталья отмечает, что работает в районной администрации меньше десяти лет. Расхожее мнение о том, что чиновники берут взятки, она опровергает. «Мы принимаем многодетные семьи, ветеранов войны, пенсионеров, – говорит она. – Вот как у них можно брать взятки?! Какие взятки?! На хорошем отношении все строится».

Сотрудник администрации города Белово Кемеровской области, численность которого составляет 137 тыс. человек, говорит «НИ», что после принятия закона «ничего не произошло». По словам чиновника, его оклад составляет 11 тыс. 550 рублей. «Кроме того, я получаю надбавку за выслугу лет – 30% от оклада ежемесячно, – говорит служащий. – Но такая надбавка не для всех: для тех, кто проработал от года до пяти лет, она составляет – 10%, от пяти до 10 лет – 15%, а от 10 до 15 лет – 20% и свыше 15 лет – максимальная – 30%». Помимо этой прибавки к окладу, также выплачивается надбавка за напряженный и специальный режим работы – в размере 50% от оклада в месяц. «Но это в зависимости от того, у кого какая должность», – уточняет чиновник. 40% от оклада составляет ежемесячно выплачиваемая премия. «Смотрят, кто и что сделали у кого какие проколы были», – сообщил собеседник. «Ежемесячные надбавки на этом заканчиваются, и дальше идут годовые, – говорит «НИ» сотрудник администрации. – Во-первых, это материальная помощь – до одного должностного оклада в год. При предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска в 45 календарных дней нам дают сумму в размере двух окладов. В итоге к отпуску добавляются 23 тыс.». Сотрудник администрации также уточняет, что для ряда чиновников предусмотрены и другие надбавки, например за секретность: «Ее дают тем, у кого есть специальная группа допуска по линии ФСБ».

Журналисты «НИ» взялись за калькулятор и выяснили, что чиновник из администрации города Белово может получать 25 тыс. 410 рублей ежемесячно и еще около 35 тыс. рублей раз в год.

Гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин отмечает, что «зарплаты муниципальных служащих неплохие по сравнению со средними по стране». «Существует система дотаций и выплат, которая позволяет муниципальному чиновнику существовать более или менее автономно от областного начальства и населения», – поясняет он «НИ». «В среднем к своему базовому месячному окладу муниципальный служащий получает еще 1,5 оклада», – говорит «НИ» Виталий Пашин.

Льготы

Глава администрации одной из станиц Краснодарского края пожаловался корреспонденту «НИ» на невнимание к простым сельским чиновникам. «Вот выехал на трассу, а там москвич на «мерсе» с флажком на номере летит, менты честь отдают, а я? В районе еще узнают, а чуть дальше… Что толку, что меня в станице знают, нос за ворота – и все, я уже никто», – говорит муниципал.

В администрации Мошковского района Новосибирской области, численность которого составляет около 40 тыс. человек, «НИ» рассказали, что уровень их зарплат не изменился, но со дня на день они ждут прибавки. Заместитель главы администрации Мошковского района Новосибирской области Николай Лебедев признался, что «холоден ко всяким льготам». «Есть они или нет, для меня это второе дело, – сказал «НИ» г-н Лебедев. – Я даже не знаю, какие у нас льготы-то есть. На коммунальные услуги льгот нет, в социальном пакете мы тоже, как все. Единственное, при выходе на пенсию дают надбавку, если у муниципального служащего есть стаж».

В положениях о социальных гарантиях муниципальных служащих федеральный закон практически повторил предыдущую редакцию закона. Муниципалы могут рассчитывать на такие социальные гарантии, как ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью не менее 30 дней, медицинское обслуживание самого служащего и его домочадцев, в том числе и после ухода на пенсию, обязательное государственное страхование на случай причинения вреда здоровью, защиту от насилия и угроз. Впрочем, закон оставляет возможность регионам и муниципальным образованиям самим устанавливать дополнительные социальные гарантии. Однако позволить себе это могут только богатые регионы. Каждый региональный закон о муниципальной службе гарантирует местным чиновникам ежегодные бесплатные или льготные путевки с оплатой проезда к месту отдыха и обратно либо компенсацию в случае отказа от такой путевки, право на переподготовку и повышение квалификации, причем в этот период чиновник будет продолжать получать зарплату.

Муниципалы жалуются, что таких льгот, как областные или краевые чиновники, они не имеют. Их работа регулируется законом о государственной службе, и, следовательно, они получают дополнительные гарантии. Так, к примеру, госслужащему областного масштаба, к зависти муниципальных коллег, помимо обычного набора благ, предоставляется транспортное обслуживание, обеспечение связи, а также единовременные субсидии на приобретение жилой площади.

Коррупция

Как передает собкор «НИ» в Краснодарском крае Сергей ПЕРОВ, на Кубани чиновничья служба на низовых должностях довольно престижное занятие. Самая низкооплачиваемая работа в администрации – это 7–8 тыс. рублей, а штат в населенном пункте численностью в 5 тыс. человек составляет порядка 12–15 человек. Приусадебное хозяйство и для мелкого чиновника – основной источник доходов. Зарплата заместителей главы администрации равна порядка 10–15 тыс. руб. Главы же сельских поселений – самый обеспеченный слой сельского чиновничества. Любое предприятие, лавочка, магазин, фермерское хозяйства практически не имеет шансов быть открытым без участия в нем сельского главы.

Гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин поясняет «НИ», что «коррупционная составляющая есть и на муниципальном уровне». «Если вы когда-нибудь ходили в ЖЭК, то видели, что можно столкнуться с безусловным невниманием, которое сменяется вниманием, когда в руках появляется конверт, – говорит эксперт. – Когда мы сталкиваемся с муниципальными чиновниками, мы получаем представление о том, что такое бытовая коррупция. То есть они, конечно, много не берут, но берут часто». Гендиректор Центра антикоррупционных исследований «Трансперенси Интернешнл» Елена Панфилова отмечает, что «коррупция происходит везде, где есть возможность управления муниципальными средствами, в силу отсутствия достаточного контроля». «Речь идет не о тех масштабах, которые есть на региональном или федеральном уровне. Это бытовая и административная коррупция. Она касается выделения помещений, лицензирования, контроля за деятельностью малого и среднего бизнеса, располагающегося на муниципальном уровне, – сказала НИ» Елена Панфилова. – Есть муниципальные образования не очень богатые, соответственно там возможностей для злоупотребления служебными полномочиями муниципальными служащими значительно меньше». Но, по словам эксперта, муниципальные служащие маленьких городков находят возможность личного обогащения. «Ведь и на муниципальном уровне есть малый бизнес, разрешения которому выдают муниципалитеты», – считает г-жа Панфилова.


В БЕЛЬГИИ ЛЬГОТЫ ЧИНОВНИКОВ ОБЛАГАЮТСЯ НАЛОГОМ

Муниципального чиновника в Бельгии никак не назовешь жирным котом. Обычная работа с зарплатой раз в месяц и очерченная область полномочий. Нет повода смотреть на просителя с прищуром, давая понять, что проблема решается двояко в зависимости от его щедрости. Законы по-иезуитски выверены и учитывают разные ситуации. Простора для чиновничьего «творчества» почти нет. Но в марже между законом и полномочиями кроется возможность подзаработать. Нельзя сказать, что бельгийские чиновники неподкупны. Корреспонденту «НИ» приходилось пару раз давать бутылку, чтобы ускорить прохождение бумаги. В Бельгии, как и в соседних Франции, Германии, Голландии, муниципалитет – это местное самоуправление, а его возглавляет выборный бургомистр – от Брюсселя или Антверпена до малой деревни. Граждане следят за его работой и за расходами. Налогоплательщики не хотят платить больше, чем положено. Чиновники ловятся в основном на выдаче лицензий на застройку или другие бюджетные работы, на которых частник зарабатывает и делится. Время от времени это всплывает, фигурантов судят, но следующие за ними не упускают возможности обогатиться на государственной должности. Муниципальный чиновник получает в месяц от полутора до трех тысяч евро, что ставит его на один уровень со средним инженером. До недавнего времени важным считалось получить льготы: служебный автомобиль, проездные на транспорт, ресторанные чеки на обед, чек на отпуск, страховка на госпитализацию в отдельной палате… Они освобождались от налогов. Но с прошлого года эти выплаты включены в общую сумму доходов, за которую надо платить налог.

Александр МИНЕЕВ, Брюссель


ПОЛЬСКИЕ ЧИНОВНИКИ УНАСЛЕДОВАЛИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ ПРИВЫЧКИ

В Польше на 1000 граждан приходится 19 чиновников. Это – один из самых высоких показателей в ЕС. По мнению местных аналитиков, нынешняя забюрократизированность страны значительно выше, нежели во времена социалистического периода. Это,в свою очередь, создает для граждан дополнительные трудности в решении, казалось бы, простых проблем, а также провоцирует рост коррупции, по уровню которой Польша занимает одно из ведущих мест в Евросоюзе, уступая только Румынии и Болгарии. Зарплата чиновника муниципального уровня начинается от 1300 злотых в месяц (примерно 650 долларов). Немного, если принять во внимание, что средняя зарплата по стране приближается к 3 тыс. злотых и продолжает расти. Но это только видимая часть. Помимо этого, существуют всякого рода доплаты и льготы вроде премиальных, квартальных и годовых бонусов, сниженные ставки на оплату коммунальных платежей и прочее. Нередко муниципалитеты сами определяют, какие льготы и вознаграждения предоставить своим работникам. Знакомая журналистка самой тиражной польской газеты «Дзенник», занимающаяся темой коррупции, представила следующий портрет муниципального чиновника среднего звена. Как правило, это человек от тридцати до сорока лет, семейный, имеет автомобиль и минимум двухкомнатную квартиру. Ежегодно позволяет себе съездить с семьей на отдых за границу. Те, что попроворнее, могут похвастаться собственным домом и приличными банковскими сбережениями, а также облигациями и акциями предприятий, нередко записанными на ближайших родственников.

Виктор ШАНЬКОВ, Варшава

Опубликовано в номере «НИ» от 22 мая 2008 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

В «серой зоне»

Статус президентской администрации так и остается неопределенным

Коммунисты предложили уволить половину чиновников


«Кусачим» ценам скомандовали ФАС

Правительство предлагает объединить антимонопольное и тарифное ведомства

Операция «Госкорпорация»

Росатом и Олимпстрой превратят в публично-правовые компании, но их суть от этого не изменится

Глава Роструда ушел на пенсию, его сменил бывалый управленец


Деньги больше не любят счет

Госчиновникам запретят иметь зарубежные вклады

Алексей Саватюгин покинул Минфин


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: