Главная / Газета 18 Марта 2008 г. 00:00 / Политика

Банкроты с партбилетом

Политическим рынком России все увереннее правят законы бизнеса

КИРА ВАСИЛЬЕВА

В результате изменений в избирательном законодательстве после недавних думских выборов внепарламентские партии оказались перед новой проблемой. Теперь это не проверки Росрегистрации и не аресты региональных лидеров, а угроза финансового банкротства. Не попавшие в нынешнюю Думу партии остались должны сотни миллионов рублей.

Сегодня численность политических организаций напрямую зависит от успехов партийных менеджеров.<br>Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
Сегодня численность политических организаций напрямую зависит от успехов партийных менеджеров.
Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
shadow
С июня этого года «Союз правых сил», позиционирующий себя как партия среднего и малого бизнеса, планирует ввести членские взносы, предполагаемый размер которых – от 100 в месяц до 500 рублей в год. По мнению экспертов, партийное пространство России давно живет по законам бизнеса. Не выдерживающие конкуренции партии вынуждены объединяться в «тресты», иначе им грозит поглощение «госмонополией».

В настоящее время у большинства российских партий обязательные взносы отсутствуют, только члены КПРФ по еще советской традиции обязаны ежемесячно отдавать партии 1% своего дохода, да казну «Единой России» партийцы ежемесячно пополняют на 2 рубля с каждого. СПС пойти на такие крайние меры вынудили огромные долги в 160 млн. рублей за думскую предвыборную кампанию. Впрочем, «правые» в своей беде не одиноки – все партии-аутсайдеры, не преодолевшие на выборах 3% барьер, должны будут рассчитаться со СМИ за публикацию агитационных материалов и показ предвыборных роликов. До 2 декабря этого года семь таких должников обязаны вернуть прессе от 150 до 170 млн. рублей. Кроме того, СПС и «Яблоко» распрощались с суммой избирательного залога в 60 млн. рублей – и средств на раздачу долгов у них нет. Как рассказал «НИ» член ЦИК Евгений Колюшин, если в течение полугода должники не рассчитаются, то СМИ могут подать на них в суд и «у партии арестуют счета». Кроме того, Центризбирком лишит их права на бесплатную агитацию на следующих выборах. «Юридически вопрос об их ликвидации стоять не будет, но без денег они и так не выживут», – говорит г-н Колюшин. Дабы избежать самоликвидации, должники всячески стараются пополнить свои счета. В СПС вводят членские взносы, а ранее им пришлось продать офис в центре Москвы. «От имени партии я говорить не буду, но мое личное мнение, что в гробу надо видеть все эти долги», – заявил «НИ» секретарь политсовета СПС Борис Надеждин. По его словам, никто не вернул партии деньги «за десятки арестованных агитационных тиражей» и требовать долг «за то, что она маленький процент получила, дико».

Партия «Яблоко» и вовсе на выборах пошла ва-банк. Не имея толстого кошелька, «яблочники» полностью использовали возможность так называемых бесплатных телеэфиров и газетных материалов на 170 млн. рублей. «Мы надеемся, что все-таки соберем деньги, сейчас вот развернули работу по сбору добровольных пожертвований и пытаемся привлечь спонсоров», – рассказал «НИ» зампред «Яблока» Сергей Митрохин.

Угроза банкротства, как дамоклов меч нависшая сегодня над оппозиционными партиями, в политике явление сравнительно новое – зато разорение не редкость в бизнесе. Впрочем, на грани банкротства наша оппозиция оказалась не потому, что не сумела как следует организовать свой «бизнес», просто, выражаясь языком экономистов, вся парламентская избирательная кампания проходила в условиях «несовершенной конкуренции», при которой «чрезвычайно затруднено вступление в рынок». Партии, участвовавшие в предвыборной гонке, были изначально поставлены в неравные условия, поскольку законом для них установлены разные требования. Значительную их часть отсеяли еще на старте – увеличение минимального количества членов партии с 10 до 50 тыс. человек, а также запрет на создание блоков и включение в списки представителей других партий не позволили им пройти регистрацию. В то же время политические силы, уже представленные в Госдуме, регистрировались автоматически и совершенно бесплатно.

Между тем непарламентским партиям пришлось столкнуться с «экономическими санкциями» в виде колоссального избирательного залога в 60 млн. рублей. Впрочем, некоторые предпочли не отдавать деньги, а собрать в свою поддержку 200 тыс. подписей. Но сегодня, воспользовавшись нормой закона о допустимых 5% брака в подписных листах, можно «завернуть» любой партийный список. Вхождение в политический «рынок» усложнило и повышение избирательного барьера с 5 до 7%. В таких условиях оппозиционные партии, по закону бизнеса, не смогли стать конкурентоспособными и соответственно «разорились». В бизнесе, правда, есть немало примеров, когда фирмам-банкротам удалось избежать претензий кредиторов. Например, в 1998 году, когда рухнул рубль, а правительство объявило дефолт,
МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
shadow крупнейший московский банк «СБС-Агро», имевший свыше миллиона частных вкладчиков и около 1500 филиалов, был признан банкротом. Но он не сгинул, а вместе со всеми филиалами (но уже без долгов) был перерегистрирован и просуществовал еще довольно долго.

Аналогичным путем можно пойти и политикам, ликвидировав разорившуюся партию, с которой автоматически списались бы все долги, и затем создав из тех же людей новую. Однако руководство «политпредприятий» опасается, что данной схемой им воспользоваться не дадут. «Если мы ликвидируем свою партию, то другую нам точно создать никто не позволит. Возникновение новых партий сегодня не вписывается в планы власти, а уж тем более оппозиционных», – опасается Сергей Митрохин.

Впрочем, эксперты говорят об еще одной лазейке. Оставшиеся за бортом политического «рынка» банкроты, могут объединиться под единым названием на базе партии, не обремененной долгами. «Сейчас на правом фланге возрастет конкуренция, и в ходе этой борьбы и выявится лидер, вокруг которого и произойдет объединение демократических сил», – говорит «НИ» директор агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов. Подобным образом в бизнесе возникают тресты. Войдя в состав треста, предприятия теряют свою самостоятельность и руководствуются решениями управляющего центра. Взамен компании получают возможность сообща противостоять конкурентам.

Подобный «трест» под названием «Справедливая Россия» в 2006 году создали три партии – Жизни, Пенсионеров и «Родина». По отдельности все эти «предприятия» имели приличную кредитную историю, однако их не рассматривали в качестве серьезных конкурентов на политическом «рынке», но, объединившись, они прослыли как «вторая партия власти». Подобную операцию бизнесмены провернули в 2002 году, создав на базе «Северо-Западного GSM» компанию «Мегафон», в которую так же влились «Соник Дуо», «Мобиком-Кавказ», «МСС-Поволжье», и ряд других региональных сотовых операторов. До слияния эти предприятия не могли соперничать с такими сотовыми гигантами, как МТС и «Билайн», теперь «Мегафон» на данном рынке является третьим основным игроком. Проблема в том, что создавать «трест» наши демократы, скорее всего, не станут – речь об этом ведется уже с 2003 года, однако все попытки их объединения так ничем и не закончились.

Эксперты отмечают, что в политическом «бизнесе» есть и свои монополисты. В разных странах монополистом считается предприятие, имеющее исключительное право на осуществление какого-либо вида деятельности и занимающее 30–70% сегмента рынка. «Безусловной монополией в политике обладает «Единая Россия», – заявил «НИ» политолог Дмитрий Орешкин. Действительно, на минувших выборах партия в партийном «сегменте рынка» взяла 58% избирательских голосов. К тому же время от времени, подобно монополистам экономическим, «Единая Россия» поглощает мелкие партии, не выдерживающие конкуренции. Последней в 2006 году партией власти была поглощена Российская объединенная промышленная партия (РОПП). На реальном рынке так ведет себя госкорпорация «Газпром», являясь монополистом, она периодически «кушает» более мелкие нефтегазовые компании – такой нашумевшей сделкой было в 2005 году поглощение им корпорации «Сибнефть».

В политике некоторые партии-должники тоже не исключают, что дабы скинуть с себя бремя долгов, они вольются в финансово-обеспеченные политические «монополии». Сразу после выборов лидер Партии социальной справедливости Алексей Подберезкин заявлял: «Речь может идти либо о «Справедливой России», либо о «Единой России». Но пока никаких переговоров на эту тему еще не было – такие вопросы надо решать на съезде».

Между тем присутствуют на партийном «рынке» и своеобразные «рейдерские захваты». В бизнесе рейдерство происходит по принципу: «было ваше – стало наше» – точно так и в политике. В качестве примера можно привести Демократическую партию России. В свое время ее создали демократы «первой волны», потом она ушла в тень, но оставалась вполне дееспособной, пока ее не решил возглавить экс-премьер Михаил Касьянов. После этого у партии начались проблемы, а потом на внеочередном съезде партии бывшего премьера «забаллотировали» и на пост лидера партии избрали совершенно безвестного тогда Андрея Богданова, политтехнолога по профессии.

Впрочем, некоторые эксперты считают, что как такового партийного «рынка» в нашей стране и вовсе нет. «Партии сейчас не самостоятельные «предприятия». В бизнесе бывает, что на поверхности конкурируют друг с другом корпорации, но на самом деле они принадлежат теневым структурам и эта конкуренция просто спектакль для наивных людей – в политике то же самое», – говорит «НИ» директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. По его словам, «предприятия» – «Единая Россия», ЛДПР и КПРФ управляются одной политической группой, «Справедливая Россия» представителями другой, а либеральные партии – СПС и «Яблоко» вообще перестали кем-то управляться извне и «поэтому перестанут существовать».


СРЕДИ НЕМЕЦКИХ ПАРТИЙ ЕСТЬ КАНДИДАТЫ НА БАНКРОТСТВО
В конце девяностых христианские демократы едва не прекратили свое существование после оглушительного скандала, связанного с нелегальным пополнением партийной кассы за счет корпораций и частных лиц. Тогда Конституционный суд ФРГ назвал подобную практику «коррупционной», изъяв из фондов ХДС 21 млн. евро. Заодно был оштрафован на несколько сот тысяч за ложные показания бессменный председатель партии Гельмут Коль. В настоящее время угроза банкротства реально грозит в ФРГ только неонацистам. Относительно недавно национал-демократическая партия Германии была на взлете, сумела провести сразу шестерых своих депутатов в ландтаг Мекленбурга-Передней Померании, а также в законодательные собрания некоторых других восточногерманских земель. Но тут министры внутренних дел этих территориальных образований востребовали в казну 870 тыс. евро из тех сумм, что выделялись НДПГ на общих основаниях для предвыборной кампании. Было доказано, что данные средства использовались «не по назначению». А всего месяц назад был арестован главный казначей неонацистов Эрвин Кемна. Ему предъявляются обвинения в осуществлении 65 нелегальных финансовых операций, что позволило прикарманить свыше 627 тыс. евро. Но главным поводом для вероятного запрета дальнейшей деятельности этой радикально-экстремистской партии может быть ожидаемое подтверждение версии о махинациях, якобы позволивших НДПГ получить государственную субсидию на предвыборную кампанию в размере 1,5 млн. евро.
Сергей ЗОЛОВКИН, Берлин

«ЭТО «МЫ», ТВОИ КРЕДИТОРЫ!»
После парламентских выборов-2006 в Киеве активно ходили слухи о финансовых проблемах экс-спикера Владимира Литвина, который во главе блока «МЫ» не смог тогда преодолеть проходной барьер в Раду. Поговаривали о том, что спонсоры политической силы Литвина потребовали вернуть назад, потраченные на проект деньги. А желтая украинская пресса даже писала о том, что Литвин был на грани самоубийства. Впрочем, сам экс-спикер в интервью «НИ» с негодованием опровергал подобные домыслы. Между тем, по его же словам, место в проходной части списка популярных украинских партий и блоков стоит до 5 млн. долларов. Поэтому аналитики не исключают, что бизнесмены, потратившиеся на депутатство и не получившие его, могли потребовать от Литвина вернуть деньги. В качестве доказательства они приводят два факта. Первый – серьезный. На досрочных парламентских выборах-2007 в списке новой политической силы «Блок Литвина» не оказалось многих его ближайших соратников-бизнесменов из предыдущего блока «МЫ». Второй – шутливый. Сразу после выборов из уст в уста в Киеве передавали такой анекдот. Ночь. Литвин спит. Вдруг громкий стук в дверь. На вопрос «кто там», слышится грозный ответ: «Открывай, это «МЫ», твои кредиторы!»
Яна СЕРГЕЕВА, Киев

В ПОЛЬШЕ ХОТЯТ ОБЛОЖИТЬ ИЗБИРАТЕЛЕЙ ПАРТИЙНЫМ НАЛОГОМ
В 1989 году, когда в Польше прошли первые демократические выборы, был принят закон, согласно которому все политические партии, получившие на парламентских выборах не менее 3% голосов избирателей, должны финансироваться из госбюджета. С начала 90-х годов ежегодно из бюджета государства на эти цели уходит более 70 млн. злотых (30 млн. долларов). Однако, по словам известного польского политика и вечного оппозиционера Януша Коривин-Мике, это только видимая часть финансового айсберга. Ежегодно партии получают из бюджета всякого рода субвенции и вспомоществования, в том числе – на оплату кредитов, взятых на избирательную кампанию. Проблемы начинаются тогда, когда партии, взявшие в банках для проведения избирательной кампании изрядные кредиты, не попадают в парламент. Так случилось, например, с «Лигой польских семей» и партией «Самооборона», которые в выборах осенью прошлого года не прошли в Сейм. По мнению Януша Корвина-Мике, теперь эти партии оказались в долговой яме. По осторожным оценкам, обе партии, рассчитывающие осенью на место в Сейме, задолжали банкам более 50 млн. злотых. Для того чтобы снизить нагрузку на государственные финансы, правящая ныне «Гражданская платформа» выступила с инициативой ликвидировать госдотации партиям, и ввести для избирателей дополнительный налог. Те из них, кто выражает намерение голосовать за какую-либо из партий на предстоящих выборах, будут должны переводить 1% от суммы своих налоговых отчислений на счет выбранной партии. Однако, по мнению политологов, такой закон вряд ли будет принят, поскольку даже при самом благоприятном стечении обстоятельств, эти сборы будут на несколько десятков миллионов злотых меньше тех сумм, которые ныне госбюджет любезно предоставляет партиям на их политическое функционирование.
Виктор ШАНЬКОВ, Варшава

Опубликовано в номере «НИ» от 18 марта 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: