Главная / Газета 15 Февраля 2008 г. 00:00 / Политика

Законодатели стиля

Гардероб многих депутатов стоит сегодня дороже лимузинов

Александр КОЛЕСНИЧЕНКО, Владимир МАШАТИН (фото)

Малиновые пиджаки и золотые цепи как символы жизненного успеха на Охотном Ряду в 90-х давно ушли в прошлое. В нынешней Госдуме царит мода на все серое и не яркое, чтобы депутат по внешнему виду не отличался от госчиновника. При этом народные избранники в среднем тратят на одежду больше миллиона рублей в год. Депутаты-женщины, в свою очередь, выбирают наряды, которые позволяют после заседания Госдумы, не переодеваясь, сразу отправиться на вечеринку в ночной клуб.

shadow
Наверное, самый большой модник в Госдуме – Владимир Жириновский. В его коллекции – сотни костюмов всех известных домов моды в мире. «Часть я покупаю, но много мне дарят», – рассказывает «НИ» лидер ЛДПР. Так, один модельер из Гонконга бесплатно сшил костюм для Владимира Вольфовича, чтобы потом его в этом костюме сфотографировать. В ночь после парламентских выборов 2 декабря лидер ЛДПР отличился тем, что менял костюмы каждый час, а в Центральную избирательную комиссию приехал в сиреневом пиджаке. Однако в Госдуме даже он вынужден соблюдать дресс-код и надевать строгий костюм темного цвета. «Как-то я надел на шею платок, что в то время было модно, а меня спикер спрашивает: у вас горло заболело?» – жалуется г-н Жириновский.

shadow Директор Центра политической информации Алексей Мухин говорит «НИ», что Владимир Жириновский одевается порой строго, порой эпатажно, но всегда дорого. В России он покупает костюмы у известного модельера Вячеслава Зайцева, который подтвердил «НИ», что у него одевается не только лидер ЛДПР, но и другие депутаты. Однако фамилии модельер называть отказался: «Для меня все люди одинаковы, хоть депутаты, хоть не депутаты». Типовой костюм в салоне Зайцева стоит от 21 тыс. рублей, сшитый по индивидуальному заказу – в разы дороже. По словам г-на Мухина, большинство депутатов-мужчин носят импортные костюмы стоимостью 2–10 тыс. евро. А так как костюмов у депутата всегда несколько, его гардероб может стоить дороже, чем автомобиль представительского класса. Вот только меняют гардероб гораздо чаще, чем автомобили – раз в полгода-год.

Скромное обаяние дресс-кода

Депутат первого, второго и четвертого созывов Госдумы Владимир Семаго вспоминает, что в 90-е годы в парламенте были в моде «пацановские» малиновые пиджаки и массивные золотые цепи. Сам он тоже ходил в таком наряде, однако, как признается, делал это не для того, чтобы подчеркнуть принадлежность к криминальным авторитетам, а ради развлечения. По словам Алексея Мухина, депутаты первых созывов Госдумы были в большинстве своем предпринимателями, которые стремились противопоставить себя чиновникам во всем, и в том числе в одежде. В конце 90-х депутаты начали в массовом порядке одеваться за границей, и возникло увлечение продукцией итальянских дизайнеров – яркими и легкомысленными костюмами. Тогда же распространился миф о так называемом «голубом лобби», так как именно представители нетрадиционной сексуальной ориентации отличаются особой утонченностью в одежде.

Нынешние же депутаты предпочитают одеваться у немецких дизайнеров, в чьей продукции их привлекает строгость и брутальность. Законодателями думской моды считаются лидеры фракции «Единая Россия» Борис
shadow Грызлов и Вячеслав Володин. При этом, по мнению экспертов, руководство оппозиционной фракции КПРФ одевается ничуть не хуже. Депутат Виктор Илюхин говорит «НИ», что не видит в этом ничего необычного, так как «коммунист не обязательно должен ходить в сюртуке и залатанных штанах», потому что «среди коммунистов есть и крупные командиры производства и бизнеса», но «главное – не как человек одет, а какой идеологии он придерживается». Хотя коммунист Илюхин признался, что для митингов у него существует специальная одежда – куртка, свитер, шапка. Аналогичный «митинговый» комплект имеет в своем гардеробе и Геннадий Зюганов.

Если в конце правления Ельцина депутаты носили яркие черные или синие костюмы, то теперь их почти полностью вытеснили серые. «Среди элиты победил серый цвет», – констатирует «НИ» дизайнер Максим Чернецов. Обычно используется серая ткань с тонкими полосками, которая хорошо скрывает полноту. При этом костюмы, которые носят представители российской власти, сшиты, как правило, из дорогой шерсти, с блестками, что указывает на респектабельность. А вот демократичные костюмы – из более дешевых материалов, с пуговицами другого цвета и замшевыми налокотниками – элита, по словам г-на Чернецова, почти не носит. По мнению Алексея Мухина, это связано с желанием депутатов быть похожими на чиновников. «Даже средние и крупные предприниматели считают, что чем ты больше похож на чиновника, тем большего успеха ты достиг», – говорит политолог. Если же депутат, напротив, одевается подчеркнуто легкомысленно, это свидетельствует лишь о том, что он «оторвался от реальности».

Оживление в думскую серость вносят лишь несколько десятков молодых депутатов. По словам Владимира Семаго, они пытаются выделиться даже в рамках весьма строгого думского дресс-кода. Их отличают пышные шелковые галстуки с крупными узлами, чрезмерно яркие пряжки на ремне и удлиненные носки на ботинках. А Владимир Жириновский, по утверждению Алексея Мухина, одевается эпатажно лишь в тех случаях, когда готовится огласить какую-либо сенсацию. Однако его наряды находят понимание далеко не у всех депутатов. «Желтый пиджак на 60-летнем мужчине смотрится просто глупо и безвкусно», – считает г-н Семаго.

Дело в шляпке

Женская думская мода в отличие от мужской эволюционировала в обратную сторону – от строгих деловых костюмов к ярким красочным нарядам. Экс-депутат Госдумы Ирина Хакамада рассказывает «НИ», что еще в 90-е годы среди женщин-депутатов были модными красные и желтые пиджаки, которые лично она «упорно не носила». Заместитель руководителя фракции «Единая Россия» и одна из главных думских модниц Татьяна Яковлева подтвердила «НИ», что строгий деловой стиль остался в далеком прошлом, а сейчас женщины-депутаты вместо брюк все чаще носят юбки, а вместо черного и серого цветов предпочитают розовый и сиреневый.

Дизайнер Чернецов поясняет, что главная тенденция в современной женской моде – это отказ от всего мужского, прежде всего брюк, а также возвращение на одежду таких чисто женских элементов, как банты.
shadow Психотерапевт европейского реестра Марк Сандомирский сообщил «НИ», что слишком сильная подверженность женщины течениям в моде выдает «заниженную самооценку» и боязнь оказаться неинтересной для мужчин, если ее сочтут немодной. В свою очередь, если женщина состоялась как личность в других сферах деятельности, то она «избавляется от необходимости любой ценой следовать моде».

Стоимость предметов из своего гардероба Татьяна Яковлева назвать отказалась, сказав лишь, что одевается и у дизайнеров, и покупает готовую одежду в магазинах. Однако г-жа Яковлева признала, что некоторым ее коллегам их весьма немалой депутатской зарплаты (110 тыс. рублей) на одежду не хватает, поэтому им приходится прибегать к финансовой помощи мужей. Алексей Мухин оценивает ежегодные расходы женщины-депутата на одежду и сопутствующие принадлежности в сумму от 1 до 4 млн. рублей, что в среднем в полтора раза больше, чем у депутатов-мужчин. Владимир Семаго утверждает, что многие дамы с Охотного Ряда регулярно покупают различные модные коллекции (комплект одежды плюс шляпа и сумка) по цене 20–30 тыс. долларов.

Новоиспеченные депутаты-спортсменки Светлана Хоркина и Алина Кабаева следуют молодежной моде, которую их коллеги-мужчины уже назвали «клубной», имея в виду, что в одном и том же наряде можно пойти как утром на заседание Госдумы, так и вечером в ночной клуб. Г-жа Хоркина призналась «НИ», что одевается сейчас точно так же, как одевалась до избрания в Госдуму, и не обращает внимания на взгляды и разговоры за спиной. Другая крайность – некоторые женщины-депутаты из фракции КПРФ, до сих пор придерживающиеся номенклатурного стиля Верховного Совета СССР. На вопрос «НИ» об отношении к моде коммунистка Тамара Плетнева ответила, что в Думе она занимается «не модой, а социальной политикой».

Гонки за медведями

Еще один важный элемент парламентской моды – убранство депутатских кабинетов. В сувенирной лавке в здании на Охотном Ряду «НИ» рассказали, что новые депутаты первым делом стремятся обставить свои столы письменными принадлежностями с символикой Госдумы – подставками под ручки (2–4 тыс. рублей), настольными кварцевыми часами (3–6 тыс. рублей). У депутата-коммуниста на столе также непременно будет лежать томик Ленина, у депутата от ЛДПР – какая-нибудь книга Жириновского. «Единороссы», в свою очередь, к «Избранным речам» Владимира Путина (продается в думском киоске за 394 рубля) сейчас активно докупают «Статьи и выступления» Дмитрия Медведева (230 рублей).

shadow Шкафы в депутатских кабинетах сейчас принято наполнять моделями кораблей и самолетов, а также фигурками животных. Экс-спикер Геннадий Селезнев в свое время обставлял свой кабинет статуэтками лошадей. «Хорошее животное – красивое, грациозное», – рассказал он «НИ». Среди думских «единороссов» сейчас особенно популярны медведи. Самые большие коллекции – по несколько сотен особей – имеют спикер Госдумы Борис Грызлов и его заместитель Владимир Пехтин. В их кабинетах есть медведи и плюшевые, и пластиковые, и фарфоровые. А другой заместитель Бориса Грызлова – Артур Чилингаров – разместил в своем кабинете чучело белого медведя, и теперь с гордостью показывает его своим гостям.

Идеологии подчинены и спортивные увлечения народных избранников. Во времена Ельцина депутаты провластных фракций вешали на стену своего кабинета теннисную ракетку. Сейчас сами горные лыжи в кабинеты не приносят, но увлечение этим видом спорта демонстрируют при помощи фотографий. С учетом того, что Дмитрий Медведев был чемпионом университета по тяжелой атлетике, вскоре в кабинетах депутатов-«единороссов» могут появиться штанги и гантели.

Помимо следования увлечениям главы государства, для депутата важно следить и за хобби спикера Госдумы. Поэтому во времена Геннадия Селезнева многие увлекались конным спортом, а теперь благодаря Борису Грызлову стали играть в футбол. Впрочем, популярны в Госдуме и различные светские забавы. Георгий Боос, когда был депутатом, увлек многих своих коллег охотой в Африке. Полярник Артур Чилингаров пытался заинтересовать депутатов походами на Северный полюс, но в этом в отличие от Бооса не преуспел.

Психотерапевт Марк Сандомирский говорит, что среди представителей элиты распространен «синдром рикошета». Это когда человек, мечтавший о кресле депутата и банковском счете с многими нулями, получает все это и внезапно осознает, что счастливым он так и не стал. Поэтому модным становится «преодолевать свою неудовлетворенность с помощью каких-то экстравагантных выходок».

Опубликовано в номере «НИ» от 15 февраля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: