Главная / Газета 14 Февраля 2008 г. 00:00 / Политика

Тихая война

Молодые ребята продолжают гибнуть в российской армии от болезней

КИРА ВАСИЛЬЕВА

Вчера рано утром в госпитале имени Бурденко скончался рядовой Роман Рудаков, ставший жертвой военной системы – от некомпетентности военкомата до дедовщины и преступного равнодушия офицеров. Он, пролежав в реанимации больше года, так и не дождался операции по трансплантации кишечника и печени. Между тем эксперты говорят, что в последние годы все больше призывников, попав в армию, получают различного рода заболевания.

Рядовой Роман Рудаков был призван в армию с серьезным заболеванием крови. Он жаловался офицерам на боли, но те считали его симулянтом. Когда болезнь Романа резко обострилась, его, наконец, направили в госпиталь, расположенный в 80 километрах от части. У командиров, правда, не оказалось машины, и Рудакову пришлось добираться до больницы пешком. В госпитале врачи поставили солдату диагноз – непроходимость кишечника – и перенаправили в Санкт-Петербург, где медики удалили Роману тонкий кишечник. Тем временем весной 2007 года военная прокуратура завершила расследование уголовного дела, возбужденного в отношении одного из сослуживцев Романа – ефрейтора Максима Ломонина. По данным прокуратуры, он «допускал насилие в отношении Рудакова». Военный суд признал ефрейтора Ломонина виновным и приговорил к трем годам условного заключения. Когда общественности стали известны издевательства над Романом, парня перевезли в Москву, в военный госпиталь имени Бурденко, где, он не дождавшись необходимых для трансплантации органов, умер.

Эксперты из Фонда «Право матери» отмечают, что сегодня в армии солдаты гибнут не только в результате неуставных отношений и самоубийств. «Большое количество людей в армии умирает из-за болезней. Например, в 2006 году 9% ребят из всех известных нам погибших солдат умерли от различных заболеваний. И это очень много», – сообщила «НИ» пресс-секретарь фонда Анна Каширцева. По ее словам, это зачастую происходит потому, что в военкомате не обращают «должного внимания на здоровье призываемых молодых людей». «Фактически у каждого погибшего солдата впоследствии обнаруживаются какие-либо заболевания. Конечно, они не всегда являются причинами его гибели, но, тем не менее, служил-то он больным», – говорит Анна Каширцева. Кроме того, медицинская помощь, которую оказывают солдатам в войсковых частях, «не всегда адекватна жалобам, с которыми ребята обращаются в медпункт». Анна Каширцева утверждает, что в худшем случае солдату говорят, что он хочет «откосить» от службы, в лучшем случае «дают анальгин, бинт и зеленку». «В армии нередко смертельными являются заболевания, от которых на гражданке не умирает никто. Например, если человек заболел пневмонией в части, очень высок шанс, что он погибнет», – продолжает правозащитница. Впрочем, бывает, что в армию забирают людей нездоровых не только физически, но и психически. «А был случай, когда призвали мальчика, у которого и до армии были попытки покончить с собой – и об этом прекрасно знали в военкомате. Более того, он уже в части совершил пять попыток самоубийства. Шестая – с летальным исходом», – приводит пример Анна Каширцева.

Между тем проблемами здоровья российских военнослужащих озаботились парламентарии. Так, в Госдуме лежит законопроект, не так давно внесенный членами Совета Федерации, которые предложили дать военным право на медреабилитацию в случае возникновения рисков здоровью. «Такая реабилитация будет предоставляться военным после выполнения ими учебно-боевых задач, которые неблагоприятно отразились на их здоровье. Проезд к местам реабилитации и обратно будет оплачиваться из средств Министерства обороны или других органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба», – пояснил «НИ» первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Евгений Серебренников. Правда, по его словам, «пока еще рано говорить» для какой именно категории военнослужащих создавался этот законопроект – для солдатов-срочников, рядовых контрактников или офицеров.

Председатель Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова уверена, что рядовых, проходящих службу по призыву, это новшество вряд ли коснется. «Законом уже все предусмотрено, и военнослужащие прекрасно ездят на реабилитацию за счет Министерства обороны, МВД, ФСБ, МЧС. Для проезда им выписываются проездные документы и выдаются пайковые. Это было бы хорошо для срочников, которые после увольнения нуждаются в реабилитации. Но они после окончания службы не обслуживаются военной медициной, и в любом случае под этот закон не попадут», – объяснила «НИ» Валентина Мельникова.


Преступность среди офицеров растет

Вчера расширенная коллегия Московской военной прокуратуры обсуждала рост преступности среди военнослужащих столичных частей. Число преступлений среди офицеров выросло более чем на треть. Так, по статистике каждое второе преступление совершалось офицерами, каждое третье – старшими офицерами. Как отметил военный прокурор города Виктор Иванов, воинская преступность в столице характеризуется общеуголовным характером. В прокуратуре отметили: «В основной массе это – хищения денежных средств, совершенные путем мошенничества. Коррупционные проявления среди этой категории военнослужащих зачастую имеют системный характер». Однако Виктор Иванов отмечает и положительную тенденцию: в целом количество преступлений среди военнослужащих уменьшилось. Почти на треть сократилось число военнослужащих, пострадавших от «рукоприкладства», также на треть уменьшилось число «уклонистов» от военной службы. Зато до сих пор одним из самых распространенных преступлений является взяточничество среди работников военкоматов. Так, например, в Митинском военкомате, по данным главной военной прокуратуры, было выявлено 130 случаев незаконного освобождения от военного призыва. «Стоимость» освобождения варьировалась от 2 до 3 тыс. долларов. Подобная тенденция преступлений среди военнослужащих просматривается и по всей стране. В начале февраля главный военный прокурор РФ Сергей Фридинский сообщил, что в 2007 году каждое пятое зарегистрированное преступление среди военнослужащих было совершенно офицерами. «За прошлый год ими было совершено 3 тыс. 728 преступлений. Среди преступлений преобладают в основном корыстные – взятки, мошенничество, присвоение имущества и т.д.», – отметил г-н Фридинский. В общей сложности за 2007 год к уголовной ответственности было привлечено 244 офицера, 180 полковников, 16 генералов. Руководитель центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок связывает рост статистики правонарушений среди офицеров с тем, что преступления «просто престали скрывать». «Ведь каждый министр обороны всегда постарается высказаться о том, что предыдущий министр работал плохо. Но я думаю, что с военными преступлениями действительно будут бороться, и к следующему году наведение порядка усилится», – сообщил он «НИ».

Юлия САБЕРОВА

Опубликовано в номере «НИ» от 14 февраля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: