Главная / Газета 30 Января 2008 г. 00:00 / Политика

Жесткий фильтр

Напрямую россияне могут выбирать лишь президента и главу домоуправления

ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО

На этой неделе президентская кампания вступила в свою активную стадию. Четыре зарегистрированных кандидата на главный пост страны могут приступить к агитации. А 2 марта граждане пойдут к избирательным урнам, чтобы отдать свои голоса за одного из претендентов. Между тем, по мнению экспертов, выборы главы государства вскоре могут оказаться редкой возможностью для россиян проголосовать за конкретного человека. Декабрьский опыт думской кампании, проведенной по «обезличенной» партийной системе, активно распространяется вниз – на региональный и муниципальный уровни.

Своих избранников знают в лицо, наверное, только сельские жители.<br>Фото: ИТАР-ТАСС
Своих избранников знают в лицо, наверное, только сельские жители.
Фото: ИТАР-ТАСС
shadow
Прошедшие в декабре прошлого года думские выборы аналитики называют «обезличенными». Теперь избиратель голосует не за конкретных людей, а за списки партий. Вот характерный пример того, как работает новая система формирования парламента. На днях, наконец, решилась судьба псковского мандата «Единой России», который уже прозвали «беспризорным». По итогам выборов партия получила от этого региона два думских кресла. Губернатор Псковской области Михаил Кузнецов, возглавивший список партии в регионе, потом честно от мандата отказался. Вакантное место получил второй номер списка Алексей Сигуткин. Второе кресло должен был получить мэр Пскова Михаил Хоронен, но он отказался в пользу следующего за ним по списку Виктора Антонова. Но тут случилась незадача: депутат Алексей Сигуткин стал руководителем аппарата Госдумы и досрочно сложил депутатские полномочия. И все пошло по кругу: губернатор и мэр опять отказались, а вакантный депутатский мандат «Единой России» в итоге достался пятому номеру псковского списка партии – лыжнику-олимпийцу Михаилу Иванову. В целом же от своих мест в Думе отказалось более 100 человек. Неудивительно, что теперь люди толком не знают, кто представляет в Думе их регион.

Руководитель региональных программ фонда политинформации Александр Кынев считает, что, начиная с 2004 года, депутаты последовательно создают цензовую систему. Эти цензы сегодня носят разнообразный характер, например, «имущественный» в виде высоких залогов за участие в выборах. В этой связи уместно вспомнить залог на выборах в Заксобрание Санкт-Петербурга, который составил 90 млн. рублей. Граждане, даже состоятельные, по словам эксперта, вынуждены обращаться к посредникам в лице политических партий. «Но партии в лучшем случае способны учесть интересы отдельных граждан, если те каким-то образом их материально простимулируют, или это должны быть очень рейтинговые граждане», – говорит «НИ» аналитик. Эксперт убежден, что вместо открытой и свободной конкуренции «мы получаем систему, где существует очень ограниченный круг этих посредников, которые зависимы от власти». «Они очень жестко контролируются, соответственно они больше заботятся не о том, чтобы выражать общественный интерес, а по сути играют роль фильтра, который отсекает все то, что не укладывается в принятые шаблоны, – сообщил он «НИ». – То есть власть сама себя отсекает от новых идей, новых людей, новой информации и новых взглядов».

Тем временем региональные выборы копируют думские. Несмотря на то, что с 1993 года в России действовала смешанная избирательная система, долгое время в большинстве регионов выборы проходили по одномандатным округам. Однако с 2001 года регионы стали переходить на смешанную систему. В декабре Госдума впервые избиралась по пропорциональной системе, соответственно, говорят эксперты, и региональные парламенты начали переходить к выборам исключительно по партспискам. «Смешанная система эволюционирует в пропорционалку», – говорит «НИ» вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин.

Однако процесс этот не одномоментный. В этом году 2 марта одновременно с президентскими в 11 регионах пройдут выборы депутатов в местные заксобрания, и большинство регионов пока избирается по смешанной системе. Вместе с тем почти во всех из них проходной барьер повышен до 7%, как и на думских выборах. Исключение составляют Ярославская (5%) и Ивановская (4%) области. Стоит также заметить, что опыт проведения выборов сразу в нескольких регионах одновременно показывает, что у большинства партий нет на это ресурсов. А полноценную кампанию смогут провести лишь думские партии: «Единая Россия», КПРФ, «Справедливая Россия», ЛДПР.

Сегодня россияне также не могут выбирать глав субъектов Федерации: их утверждают региональные парламенты по представлению президента. Старший эксперт Института региональной политики Алексей Титков указал «НИ» на парадоксальную ситуацию: с одной стороны, претендентов на кресло губернатора много, но после отмены прямых выборов возможностей для замены руководителя региона заметно поубавилось. Дело в том, что федеральный центр во избежание конфликтов старается назначать на должность губернаторов нейтральные фигуры, зачастую из других регионов и не имеющих опыта в такого рода деятельности. В то время как действительно сильные представители региональной элиты, которые борются между собой за власть, отсекаются.

Отмена губернаторских выборов коснулась Москвы и Санкт-Петербурга: оба города приравниваются к субъекту Федерации, а потому их руководителей тоже назначают. Возникли опасения, что этот опыт может распространиться и на столицы областей и республик. В 2006 году группа депутатов внесла в Госдуму поправки в Закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», которые предлагали передать главам регионов право снимать и назначать мэров городов. Но в Москве в тот момент проводился Конгресс местных и региональных властей Европы, а потому спикер Госдумы Борис Грызлов поспешил заявить, что идею отмены выборов мэра он не поддерживает.

Однако во многих городах России местные власти тоже решили подсуетиться. В итоге появилась новая должность «сити-менеджер», то есть глава администрации города, который получает возможность распоряжаться деньгами, а должность мэра становится номинальной и выбирается из числа депутатов. На этом фоне увеличивается количество дел, связанных с коррупцией в отношении избранных градоначальников. В экспертном сообществе бытует точка зрения о том, что антикоррупционная кампания развязана как раз для того, чтобы подвести общественное мнение к идее об отмене выборов мэров. Алексей Макаркин отмечает, что центр здесь не будет навязывать региональным властям свою волю. «Если здесь действовать слишком энергично, то можно вступить в конфликт с частью региональных элит, причем ответственность будет возложена на федеральный центр», – поясняет он. В данной ситуации вопрос о том, отменять выборы мэра или нет, зависит от отношений губернатора конкретного региона с руководителем областного центра. «Это не является общенациональным событием, когда в одном регионе выборы мэра отменяют, в другом тоже, но только если делается это не одновременно, а с разрывом в полгода–год», – говорит г-н Макаркин и добавляет, что региональные и мэрские выборы объединяет одна общая тенденция: большое желание властей избежать каких-то случайностей. «На прямых выборах мэра есть вероятность, что пройдет какая-то фигура, которая будет носить конфликтный характер и, возможно, даже будет оппозиционной по отношению к руководству региона», – поясняет эксперт.

Но граждане теоретически могут избираться в городскую Думу или в районные собрания. Двадцатисемилетний активист молодежных движений Игорь Драндин поделился с «НИ» своим опытом участия в выборах депутатов муниципального собрания одного из районов Москвы. Оказалось, что и на самом низовом уровне много общего с федеральными выборами. «Я столкнулся с тем, что избирательные комиссии по большому счету не знают законов, – рассказывает он. – Они не знают, как правильно вести эту процедуру, какие документы должны предоставлять кандидаты. Они отказываются предоставлять бланки, необходимые для составления документов, зачастую просят те документы, которые отменены действующим законодательством». Для того чтобы зарегистрироваться кандидатом, необходимо собрать 60 подписей или внести залог. Но члены комиссии могут придраться к любому исправлению или к отсутствию запятой, и кандидат вылетает. С залогом дело обстоит не лучше. Он составляет несколько десятков тысяч рублей (от 40 до 60 тысяч), но для того, чтобы человек мог быть зарегистрирован, нужно найти 10 человек, которые внесут в равных долях эту сумму на избирательный счет и при этом нигде не ошибутся в банковских документах. Зато кандидатов, которые выдвигает партия, прошедшая в Госдуму, сразу регистрируют без всяких подписей и залогов. Кандидат от партии, не прошедшей в парламент, приравнивается к самовыдвиженцу.

Алексей Титков отмечает, что на муниципальном уровне для рядовых граждан остается тоже не так много возможностей. На городских выборах, так же, как и на выборах более высокого уровня, между собой борются различные начальники, соответственно, независимому кандидату здесь делать нечего. «Это конфликты интересов между городской администрацией и бюджетными организациями, между крупным градообразующим предприятием и представителями местного бизнеса, – пояснил г-н Титков. – В значительной степени политика на городском уровне зависит от того, какая из этих сил победит. Роль граждан здесь не предусмотрена». В целом же эксперты приходят к выводу, что сегодня на всех уровнях власти отсекаются непредсказуемые и активные политики, готовые к реальной политической борьбе, то есть к тому, чтобы рисковать и создавать новые политические проекты. Как отмечает Алексей Макаркин, идет частичное «упаковывание» ярких политиков в политические партии, но и те, как правило, стараются избегать таких людей. «Потому что из-за таких персонажей можно вступить в конфликт с федеральным центром, с региональными властями, а кому это интересно?» – задается вопросом эксперт. Что касается обычных граждан, которые хотели бы поучаствовать в жизни страны, то им остается совсем немного. В частности, по мнению Алексея Титкова, гражданскую активность можно проявить лишь совсем на низовом уровне: например, в объединениях по подъездам или в ТСЖ. «Но эти формы мало развиты, в большинстве случаев здесь активность граждан минимальная», – говорит он. То есть население само не горит желанием проявлять такого рода инициативу, продолжая во всем надеяться на власть.

Опубликовано в номере «НИ» от 30 января 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: