Главная / Газета 28 Января 2008 г. 00:00 / Политика

Председатель комитета Госдумы по конституционному законодательству Владимир ПЛИГИН:

«Любой политик должен сам о себе заботиться»

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО

Недавние выборы в Госдуму впервые проходили полностью по партийным спискам, а после грядущих президентских выборов может впервые сложиться ситуация, когда экс-президент возглавит правительство страны. Председатель комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Владимир ПЛИГИН рассказал «НИ», чем следует заниматься политикам, не попавшим в Думу, и как разделят между собой полномочия президент Медведев и премьер-министр Путин.

Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
– Проведенная прошлым созывом Госдумы политическая реформа привела к тому, что количество партий сократилось втрое. Многие яркие политики, такие, к примеру, как Владимир Рыжков, не смогли участвовать в выборах, а партия власти получила такой процент, какой обычно получают правящие партии в авторитарных государствах третьего мира. Ради этого все и затевалось?

– Ради справедливости надо сказать, что есть целый ряд демократических стран с развитыми гражданскими институтами, которые живут в условиях так называемой полуторапартийной системы. В частности, Япония. Кроме того, часть нововведений была сделана по рекомендации ОБСЕ. К тому же 40 партий для российского политического поля было нереалистично. Никаких зримых отличий между программами большинства партий не имелось. И увеличение минимальной численности партий было направлено на структурирование политического поля в соответствии с естественной системой взглядов. В прошлых выборах участвовали 11 партий, а избирателей пришло даже больше, чем традиционно приходит на выборы. Владимир Александрович Рыжков пытался создать Республиканскую партию, но там возникли сложности. Я думаю, он продолжит свою работу и, что очень важно, он по целому ряду вопросов занимал конструктивную позицию.

– Продолжит свою работу – в смысле в «Единую Россию» вступит?

– Я имею в виду, что он продолжит свою работу как политик. Для этого не обязательно связывать себя с партиями. Достаточно часто люди участвуют в политике самостоятельно.

– Но одно дело – самостоятельно присутствовать на политическом поле, что не запрещается никому, а другое – участвовать в выборах, приходить к власти и реализовывать свою программу. Для беспартийного этот путь закрыт.

– Скажите, возможность человеку создать политическую партию законодательство предоставляет? Предоставляет. Вы скажете мне, что текущая политическая ситуация этого не предоставляет. Но политическая ситуация в любой стране крайне изменчива. Я помню большое количество партий, которые создавались с 1989 года, помню явления, которые казались вечными, а потом исчезли. Как между людьми от любви до ненависти один шаг, так и в политике – от противников до союзников часто небольшая дистанция. Поэтому зачем пытаться здесь поставить крест или создать из каких-то политиков людей, которым нужно немедленно броситься помогать? Любой политик должен сам о себе заботиться. У него всегда есть выбор – заниматься политикой или пойти преподавать. Это совершенно нормальная ситуация. А в вашем вопросе сквозит, что кого-то лишили чего-то крайне необходимого для жизни. Законодательство в этой области никого ничего не лишало. Оно лишь структурировало возможности. А каким образом их реализовать, зависит от самого человека.

– Правильно я понимаю, что наша политическая система строится по образцу Японии, где одна партия правит страной с послевоенного периода до сих пор?

– Вы сделали совершенно неправильный вывод из того, что я сказал в самом начале. Тогда мы говорили о проценте, и вы сказали, что ни в какой развитой стране это невозможно. А я попытался в рамках формальной логики вспомнить, есть ли примеры обратного. И один пример я нашел. Но мы не говорим ни о какой модели.

– А в принципе полуторапартийная система в нашей стране желательна, когда одна партия – «Единая Россия», а половинка, допустим, – «Справедливая Россия»?

– Не желательна. В Государственной думе представлены четыре политические силы, и уже сегодня все они активно работают над своим политическим будущим. Но для стабильного развития государства важно, чтобы в Думе была столь серьезная фракция, какой является фракция партии «Единая Россия».

– Следующие думские выборы пройдут по таким же правилам?

– Думская кампания выявила в законах целый ряд моментов, которые можно оценить как не до конца прописанные, имеющие двойную трактовку либо технологически сложно реализуемые. Поэтому нельзя сказать, что законодательство останется неизменным. Но если говорить о фундаментальных вещах, то их изменять не надо.

– Владимир Путин говорил, что после президентских выборов может возглавить правительство. Если это произойдет, в какой мере действующее законодательство позволяет перераспределить полномочия между президентом и премьером в пользу премьер-министра?

– Если Владимир Путин примет предложение быть премьер-министром, то эта ситуация ни в коей мере не потребует изменения действующего законодательства, регулирующего статус и полномочия президента и главы правительства.

– Владимир Путин станет подчиненным Дмитрия Медведева, как сейчас Виктор Зубков – подчиненный Владимира Путина?

– Слово «подчиненный» – это упрощенное представление о политической модели. Хотя если вы имеете в виду, что президент может отправлять в отставку главу правительства или назначать министров, то с этим термином можно согласиться. Российская Конституция предполагает широкие полномочия президента. Иногда такую модель даже называют «сверхпрезидентской», особенно в связи с влиянием Владимира Путина как реально признанного лидера страны. Но я считаю, что нужно уходить от личностей. Должны работать модели, которые описаны в законодательстве.

– А возможен ли переход к парламентской республике, когда премьер-министра назначает Госдума, и он отвечает перед правящей партией, будучи не зависимым от президента?

– Вы ставите вопрос о переходе к иной политической модели. Для того чтобы она работала, необходимо сформировать большие идеологические, общенациональные партии. И не одну. Должна существовать конструктивная и позитивная оппозиция, и тогда это будет работать. Но при переходной государственности, которая у нас сейчас, нужна президентская вертикаль.

Опубликовано в номере «НИ» от 28 января 2008 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

В «серой зоне»

Статус президентской администрации так и остается неопределенным

Коммунисты предложили уволить половину чиновников


«Кусачим» ценам скомандовали ФАС

Правительство предлагает объединить антимонопольное и тарифное ведомства

Операция «Госкорпорация»

Росатом и Олимпстрой превратят в публично-правовые компании, но их суть от этого не изменится

Глава Роструда ушел на пенсию, его сменил бывалый управленец


Деньги больше не любят счет

Госчиновникам запретят иметь зарубежные вклады

Алексей Саватюгин покинул Минфин


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: