Главная / Газета 16 Октября 2007 г. 00:00 / Политика

«Конечно, я еду в Иран»

После немецкого форума Владимир Путин отправился на саммит в Тегеран

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО, Висбаден (Германия)

Вчера президент России на проходившем в Германии форуме «Петербургский диалог» в очередной раз пообещал покинуть пост главы государства в 2008 году. Одновременно глава государства высказался против поправок в закон о неправительственных организациях, мотивируя это тем, что после его вступления в силу «никакой катастрофы не произошло». Затем Владимир Путин вылетел в Иран, где сегодня пройдут переговоры о разделе акватории Каспийского моря и об иранской ядерной программе.

Общение лидеров двух стран прошло в непринужденной обстановке.<br>Фото: ИТАР-ТАСС. МИХАИЛ КЛИМЕНТЬЕВ
Общение лидеров двух стран прошло в непринужденной обстановке.
Фото: ИТАР-ТАСС. МИХАИЛ КЛИМЕНТЬЕВ
shadow
В Германию Владимир Путин прилетел в воскресенье поздно вечером. Из-за снегопада в Москве вылет задержали на два часа, и пришлось отменить церемонию торжественной встречи в сквере Кайзера Вильгельма в Висбадене. Российский лидер сразу же направился в городок Хаттенхайм, где в одном из ресторанов был запланирован ужин с канцлером Ангелой Меркель. У входа в ресторан один из российских журналистов поинтересовался у российского президента, как тот отреагировал на информацию о якобы готовящемся в Тегеране покушении на него. Напомним, что такое сообщение со ссылкой на источники в спецслужбах распространило в воскресенье вечером информагентство «Интерфакс». Однако Владимир Путин отмахнулся от вопроса, лишь сказав: «Потом». Президент выполнил свое обещание на следующий день на пресс-конференции. «Еду ли я в Иран или нет, я, конечно, еду в Иран, – сказал он на пресс-конференции в Висбадене. – Если бы я все время слушал различные угрозы или рекомендации службы безопасности, то из дома нужно было бы не выходить».

Вчера утром президент Путин и канцлер Меркель посетили итоговое пленарное заседание форума «Петербургский диалог», который проходил в висбаденском дворце «Курхаус». Перед приходом высоких гостей участники форума поочередно рассуждали об энергетической безопасности, разоружении и возможном вступлении России в Евросоюз. Когда лидеры входили в зал, речь как раз держал ректор МГУ Виктор Садовничий, который говорил, что у него есть одна мысль и он хочет ее высказать. Но в этот момент зал начал стоя приветствовать Владимира Путина и Ангелу Меркель, и мысль г-на Садовничего так никто и не узнал. Вместо него слово взял сопредседатель «Петербургского диалога» Михаил Горбачев, который принялся говорить, как обычно, витиевато. Например, что «нам не всегда удается договориться и понять друг друга, но мы движемся в этом направлении». Экс-президент СССР так увлекся, что не заметил, как сидевшая рядом г-жа Меркель громко чихнула. Однако когда г-н Горбачев осознал, что произошло, он остановился и пожелал германскому канцлеру здоровья.

Выступившие следом главы государств говорили каждый о своем. Ангела Меркель напомнила, что Россия – это самый важный поставщик энергии для Германии. Владимир Путин, который слушал немецких выступающих, не надевая наушники, упомянул про визы, которые являются «техническим барьером» в развитии сотрудничества между двумя странами. Другой проблемой российский президент назвал «формирование у граждан Германии объективного и неполитизированного образа нашей страны». В завершение своей речи российский президент напомнил, что скоро в России пройдут парламентские и президентские выборы. Здесь он сделал паузу и добавил, что «будет другая конфигурация власти, другие люди придут», однако заверил, что на отношениях между Россией и Германией это не отразится.

Следом выступали руководители рабочих групп «Петербургского диалога». Экономист Клаус Мангольд сообщил, что немецкие инвестиции в Россию достигли 7 млрд. евро, однако они были бы еще больше, «если бы было больше воздуха для дыхания». Элла Памфилова, в свою очередь, пожаловалась, что сотрудничеству между неправительственными организациями России и Германии мешает новый закон об НПО. «Вы это знаете, это обсуждалось с вами на встрече, и было указание внести поправки. Но ни правительство, ни Госдума ничего не выполняют. Рассчитываем на вашу поддержку». – Пользуясь случаем, г-жа Памфилова напрямую обратилась к Владимиру Путину. Ее поддержала Ангела Меркель, которая, оказывается, тоже несколько раз говорила российскому президенту про закон об НПО, «который требует совершенствования».

«Никакой катастрофы не произошло. Тот, кто хотел зарегистрироваться, зарегистрировался. Может, есть избыток бюрократии, но никаких массовых запретов не произошло, кроме одного-двух случаев. Но и то там предлагали переоформить документы», – отмел упреки Владимир Путин. Досталось и экономисту Мангольду. Владимир Путин указал, что немецкие инвестиции, вместе взятые, составили 7 млрд. евро, тогда как только одна итальянская компания уже вложила в российскую энергетику 6 млрд. долларов и собирается вложить еще три. «Нечем хвастаться», – резюмировал он. Правда, спустя два часа Владимир Путин сам сообщил, что одна из немецких компаний подписала договор об инвестировании в российскую энергетику 4 млрд. евро.

Итоги «Петербургского диалога» подвел сопредседатель с немецкой стороны последний глава ГДР Лотар де Мезьер, который попросил российского президента не оставлять без внимания сотрудничество между двумя странами, несмотря на то, что ему «предстоят выборы в Госдуму и президента». Позже на пресс-конференции, которую дали лидеры обоих государств, тема президентских выборов всплыла опять. Немецкий журналист спросил Ангелу Меркель, сообщил ли ей Владимир Путин, в каком качестве он «будет сидеть напротив вас в следующий раз». Г-жа канцлер ответила уклончиво, что «обладает талантом ждать, так как все решения объявляют в определенное время». Российский же президент сказал, что «те, кто интересуется такой проблематикой, очень высоко оценивают деятельность вашего покорного слуги», а затем принялся рассуждать о том, что «кое-кому не нравится поступательное развитие России», но остановить это развитие они все равно не смогут. Другой вопрос немецких журналистов касался расследования убийства Анны Политковской. Владимира Путина спросили, как он относится к тому, что генпрокурор ему докладывает, что это убийство раскрыто, а потом оказывается, что оно не раскрыто вовсе. Российский президент ответил, что дело находится «на финальной стадии», и лично он уверен, что именно так и есть.

Вчера же вечером Владимир Путин вылетел в Иран, где сегодня должен пройти второй саммит прикаспийских государств. Это мероприятие откладывалось на протяжении пяти с половиной лет. Тема переговоров – раздел акватории и шельфа Каспийского моря. Российская сторона выступает за формулу «вода – общая, дно делим». При этом границу предлагается провести в зависимости от удаления от береговой линии. Против выступает Иран, так как в этом случае на его долю придется лишь 13% шельфа. Иранская сторона настаивает на разделе поровну между всеми пятью странами, чтобы каждому государству досталось по 20% Каспия. Еще одной темой переговоров будет иранская ядерная программа. Ангела Меркель вчера сообщила, что «шанс повлиять на иранскую сторону есть», хотя «иначе будем принимать санкции». Владимир Путин, в свою очередь, сказал, что «пугать иранский народ бессмысленно», так как «им не страшно, поверьте мне».

Опубликовано в номере «НИ» от 16 октября 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: