Главная / Газета 3 Октября 2007 г. 00:00 / Политика

Что это было?

С годами россияне все меньше вспоминают события октября 1993 года

ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО

В эти октябрьские дни 14 лет назад страна фактически стояла на пороге гражданской войны. Аналитический центр Юрия Левады («Левада-Центр») попросил население оценить события 1993 года, закончившиеся расстрелом Верховного Совета. Чаще всего в качестве причины происшедшего 32% граждан уклончиво называют «общий развал страны». Тенденция, которую обнаружили социологи, не радует. С годами все меньше людей понимает, что же тогда на самом деле произошло. События тех лет так и не были осмыслены.

Осенью 1993 года конфликт между исполнительной властью страны во главе с президентом Борисом Ельциным и законодательной властью во главе с председателем Верховного Совета РФ Русланом Хасбулатовым вылился в вооруженное противостояние. Попытка штурма телецентра 3 октября привела к тому, что ночью в Москву были введены войска. Уже утром следующего дня начался обстрел Белого дома из танковых орудий. В результате, по официальным данным, погибли 147 человек.

Россиян спросили, что, по их мнению, послужило основной причиной кровавых столкновений 3–4 октября в Москве. Граждане могли выбрать несколько вариантов ответов, но большинство опрошенных и в 1997 году, и в 2003-м, и в 2006-м, склоняются к тому, что причиной послужил «общий развал в стране, начатый Горбачевым». Также в качестве причины указывается и «безответственная политика Ельцина и его окружения» – 23%. Стремление Александра Руцкого и Руслана Хасбулатова любыми средствами сохранить власть – причиной назвали 14% опрошенных. Еще 11% считают, что здесь свою роль сыграла «готовность коммунистических и фашистских организаций совершить государственный переворот». Многие (7%), наоборот, укоряют Ельцина и тогдашнее правительство за нерешительность в подавлении массовых волнений. 3% в качестве причины называют «колебания армии и внутренних войск», 2% говорят про «низменные инстинкты толпы».

Казалось бы, что чем больше времени проходит, тем легче проанализировать происшедшее. Но исследования показывают, что это не так. Количество тех, кто затрудняется дать однозначный ответ, растет: если в 1997 году таковых было 17%, то сейчас уже 25%. Директор «Левада-Центра» Лев Гудков вспоминает, что в 1993 году большинство населения одобряло действия Ельцина и поддерживало его. «Когда мы опрашивали население сразу после этих событий в 1994–1995 гг. в памяти еще был страх перед гражданской войной и шок, – говорит он «НИ». – Чем дальше, тем сильнее нарастало негативное отношение, и все более негативным становился образ самого Ельцина и его роль в этих событиях». Отвечая на вопросы социологов, люди выбирают неопределенные причины («общий развал в стране»), поскольку не могут дать объяснение случившемуся. «Им явно не нравится то, что происходило, но они повторяют общие клише последних лет, – объясняет г-н Гудков. – Соответственно они закрываются этим общим клише от объяснений того, что происходило. Именно потому, что это не было осмыслено, люди вытесняют их из памяти и стараются о них не думать». Одной из причин такого отношения людей стало то, что руководство страны дистанцируется от событий и не считает нужным высказываться по этому поводу.

Социологи решили поставить вопрос ребром: «Кто был прав в те дни: сторонники Ельцина или Верховного Совета?» Граждане твердо отвечают: «Ни те, ни другие». Таковых 38%. «В какой-то мере и те, и другие», – колеблются 16% респондентов. О правоте сторонников Верховного Совета заявляют 11%, еще 8% выбирают Ельцина. И опять большое число тех, кто с ответом затруднился. Однако люди понимают, что это был определенно один из самых сложных моментов в новейшей истории нашей страны. Так, 56% убеждены, что в те дни была реальная опасность перерастания конфликта в гражданскую войну. 23% такую возможность отвергают, 22% не смогли ответить на этот вопрос. Вместе с тем россияне полагают, что использование военной силы для достижения контроля над ситуацией в ходе тех беспорядков было неоправданным. Так говорят 49%. Если сравнивать с предыдущими опросами, количество тех, кто так считает, уменьшилось. Еще в прошлом году о недопустимости военной силы говорили 61% респондентов. По-прежнему многие (26%) считают оправданным ее использование, почти столько же (25%) затруднились дать однозначный ответ. По словам Льва Гудкова, за годы картина здесь перевернулась кардинально. «В 1994 году большая часть опрошенных считала оправданным применение силы», – отмечает аналитик.

Опубликовано в номере «НИ» от 3 октября 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: