Главная / Газета 27 Сентября 2007 г. 00:00 / Политика

Отставленному верить

Валерий ВЫЖУТОВИЧ

Карфаген, над которым в течение целого года трудилось думское большинство, наконец-то разрушен: Владимир Яковлев отставлен с поста министра регионального развития. Вкупе с Зурабовым и Грефом он не вошел в состав нового правительства. Претензии к Яковлеву накапливались долго. Главная из них известна: провал национального проекта «Доступное и комфортное жилье – гражданам России». Министерство регионального развития курировало этот проект. И, по мнению партии власти, курировало плохо. Деятельность министра постоянно подвергалась публичной критике. Но что же на самом деле мешает наращивать производство квадратных метров? Только отсутствие руководящей воли? Или есть вещи посерьезнее? Яковлев полагал, что есть. Невольно ставя себя в положение человека, который оправдывается, он пытался внушить своим критикам простую мысль: жилье по приказу не подешевеет. Реализация этого проекта, как его ни назови – национальным, приоритетным и т.п., не поддается административному авралу.

shadow
Мне помнится интервью Яковлева «Новым Известиям». В нем тогдашний министр позволил себе крамольное, с точки зрения записных популистов, высказывание: «Жилье не может быть доступным для всех». Трудно с этим смириться, но так оно и есть. Возьмем Москву, дороговизна квартир в которой стала притчею во языцех. Обывателя, проживающего в Иркутске или Чебоксарах, приводит в шок цена квадратного метра в столичной типовой многоэтажке, не говоря уже об элитных домах и пентхаусах. Сами же москвичи вполне философски относятся к ценам на жилье, понимая, что эти цены определяются спросом. Причем спросом платежеспособным, а уж тут-то Москва на фоне российской провинции выглядит недосягаемо. Тем не менее столичных правителей призывают регулировать цены на рынке жилья. При этом внятных объяснений, какой административный ресурс и каким образом может быть использован, мы не слышим.

Что же касается элитных домов, то их дороговизна изначально запрограммирована и имеет социальную окраску. Цена квартиры в малоэтажном особняке в районе «золотой мили» (улицы Пречистенка и Остоженка) – это цена клубного билета. Покупая такую квартиру, человек приобретает не только превосходную недвижимость, но и нечто большее – осознание своей кастовости, причастности к некоей элите с недосягаемыми для большинства стандартами потребления. Вообще к разговорам о том, что столичное жилье непомерно дорого, следует относиться без обывательских «охов» и «ахов». Тут нужен трезвый взгляд. Хотя бы понимание, что снижение цен на квартиры выгодно не москвичам, как представляется сердобольным вздыхателям, а в первую очередь приезжим из других регионов. Удешевить жилье в столице на практике означает удешевить московскую прописку. Поднять шлагбаум перед мигрантами (при этом коренные москвичи своих жилищных проблем не решат). Так что цена на квартиру в Москве является одним из регуляторов миграции.

Не было оснований не верить Яковлеву и тогда, когда он говорил о вещах, для специалистов вполне очевидных, но недоступных обывательскому пониманию. Ну, например, до 1990 года жилье строилось за счет централизованных капитальных вложений, а потом эта нагрузка легла на местные бюджеты, способные осилить лишь 7–10 процентов от общего объема жилищного строительства. Поэтому социальное жилье возводится так медленно, и в итоге спрос на рынке недвижимости не соответствует предложению. Это главная причина бешеных цен на жилье. Но не единственная. Прямое отношение к проблеме имеют энергоресурсы. Более половины из них потребляется в коммунальном секторе. Как потребляется – известно: мы топим воздух. За последние несколько лет энергоресурсы подорожали в 5–6 раз. И все равно мы расходуем их расточительно. Причем более 30 процентов домов в коммунальном секторе российской провинции отапливаются мазутом и дровами. И это в стране, не без основания считающей себя энергодержавой.

Значит, если сократить инфраструктурные затраты, жилье сразу подешевеет? Автоматически – нет. Потому что – коррупция. Как говорил в том же интервью Владимир Яковлев: «Получение любой бумаги обязательно связано с чем-то «черным». Удорожание квадратного метра на 30–40 процентов происходит в результате различных обременений. И легальных, и нелегальных. Что мешает? Мешает кадастр: медленно и дорого. Мешает все, связанное с межеванием: медленно и дорого. Мешает процедура регистрации: медленно и дорого. Мешает чиновничий произвол. Мешает порядок подготовки площадок под застройку: здесь тоже много мути».

В общем, дешеветь в приказном порядке жилье не желает. Поиск виновных в его дороговизне тоже к успеху не приведет. Как и всякий поиск простого решения непростых проблем. «Объемы строительства будут расти. И в том, что к 2010-му мы выйдем на 80 миллионов квадратных метров в год, у меня сомнений нет, – утверждал Яковлев. – Но не должно быть иллюзий, что после реализации этого проекта жилье тотчас станет доступным всем и каждому». Давайте также оставим иллюзии, что оно подешевеет путем смены на министерском посту одного чиновника на другого.

Автор – публицист, политический обозреватель «Российской газеты»

Опубликовано в номере «НИ» от 27 сентября 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: