Главная / Газета 21 Августа 2007 г. 00:00 / Политика

Пропадают поодиночке

Из-за полной разобщенности у демократов не остается шансов попасть в Госдуму

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО

В ближайшие дни начнется избирательная кампания по выборам депутатов Госдумы. Российские демократы пойдут на эти выборы четырьмя колоннами. Если судить по рейтингам, ни одна из демократических партий не имеет шансов в одиночку пройти в Госдуму. Однако все попытки демократов объединиться оказались безуспешными. По мнению экспертов, руководителей этих партий устраивает их нынешнее положение, и жертвовать чем-либо ради общей победы демократических сил они не намерены.

Когда-то казалось, что объединение либералов – дело почти решенное.<br>Фото: ИТРА–ТАСС
Когда-то казалось, что объединение либералов – дело почти решенное.
Фото: ИТРА–ТАСС
shadow
По данным социологов, демократических взглядов придерживаются сегодня около четверти россиян. Однако в нынешней Госдуме ни одной демократической партии нет, и в следующей тоже не будет. Замдиректора «Левада-Центра» Алексей Гражданкин говорит «НИ», что 20–25% населения страны разделяют ценности демократии и свободного рынка. Но голосовать за «Яблоко» или СПС эти люди не будут, так как считают это бесперспективным. В этих двух партиях избиратели разуверились после думских выборов 2003 года. Тогда помимо «Яблока» и СПС в избирательном бюллетене был блок «Новый курс – Автомобильная Россия» во главе с выходцем из СПС Виктором Похмелкиным. Бывшие «яблочники» Иван Грачев и Вячеслав Игрунов возглавляли партии «Развитие предпринимательства» и «СЛОН» соответственно. Можно вспомнить также и Демократическую партию России (ДПР), которая не выигрывала думские выборы с 1993 года. Хотя в сумме демократы набрали почти 10% голосов, пятипроцентный барьер не преодолела ни одна из партий. Лучший результат был у «Яблока» – 4,3%, худший – у ДПР и «СЛОНа» – по 0,2%.

На нынешних выборах придется преодолевать уже 7% барьер. Сейчас таким рейтингом не обладает ни одна из демократических партий. По данным «Левада-Центра» за «Яблоко» готовы голосовать 3% от желающих участвовать в выборах, за СПС – 1%, за Демократическую партию и партию «Гражданская сила» – и вовсе менее 1% избирателей. Другие социологические службы – ВЦИОМ и ФОМ – оценивают рейтинги «Яблока» и СПС в 1%, а рейтинги остальных партий демократической направленности и вовсе равны нулю. При этом начальник аналитического отдела ВЦИОМ Леонтий Бызов пояснил «НИ», что речь идет не о кризисе демократических идей, хотя их популярность снижается, а о кризисе самих партий, который проявляется в «неумении найти лидеров и плохом менеджменте».

После поражения на выборах 2003 года считалось, что демократы извлекут из него урок и пойдут на следующие думские выборы одной колонной. Для этого в период между выборами планировалось создать единую демократическую партию. Первое время переговоры шли успешно. В декабре 2005 года «Яблоко» и СПС даже смогли выставить единый список на выборах в Мосгордуму, который набрал 11,1% голосов. Тогда же на Всероссийском гражданском конгрессе, который должен был стать площадкой для объединения демократических сил, удалось собрать всех демократических лидеров – Григория Явлинского, Никиту Белых, Владимира Рыжкова, Ирину Хакамаду. Новая партия должна была появиться спустя 250 дней, осенью 2006 года.

МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
shadow Однако затем между лидерами демократических партий вновь произошел разлад. Член Федерального политсовета СПС Борис Немцов, который участвовал в переговорах с «Яблоком», рассказал «НИ», что желание договориться было «больше, чем в палестино-израильских переговорах». Однако переговоры закончились провалом из-за того, что руководители «Яблока» отказались идти на компромисс, а вместо этого требовали «распускаться к чертовой матери и вступать в их доблестную партию». В «Яблоке», в свою очередь, винят во всем руководителей СПС. Зампредседателя «Яблока» Сергей Митрохин сказал «НИ», что вначале «яблочники» обо всем договорились с лидером СПС Никитой Белых, а потом «на последней стадии вмешался Чубайс и как реальный хозяин партии отказался от объединения».

Распри между демократами достигли пика на региональных выборах минувшей весной. Тогда подмосковное «Яблоко» договорилось с подмосковным СПС о выдвижении единого списка, однако руководство федерального «Яблока» эту договоренность аннулировало. В ответ руководители подмосковного «Яблока» перешли в СПС, предварительно уничтожив всю документацию о проведении конференций для выдвижения кандидатов. Федеральное «Яблоко» также пошло на принцип, и все равно выдвинуло свой список во главе с депутатом Госдумы Галиной Хованской. К слову, в Московскую областную думу обе партии не прошли. Тогда же была нарушена договоренность о разделе регионов, когда в каждом регионе в выборах участвует только одна демократическая партия. В трех регионах «Яблоко» и СПС выступали вместе.

Теперь в преддверии избирательной кампании по выборам в Госдуму лидеры обеих партий признают, что объединения не будет. Более того, теперь они считают подобное объединение нецелесообразным. Лидер СПС Никита Белых сказал «НИ», что необходима «новая партия с новой программой и с новыми лидерами». Но где взять такую партию, г-н Белых не сообщил. Зато он уверен, что «если это будет «Яблоко», где появились Белых и Немцов или СПС с Явлинским и Иваненко», сторонники обеих партий не будут голосовать за это образование. В свою очередь, лидер «Яблока» Григорий Явлинский заявил «НИ», что не считает СПС союзником, потому что «мы – оппозиционная партия, а их партию возглавляет один из ключевых менеджеров ближайшего окружения президента».

Но, несмотря на низкие рейтинги, свои шансы на попадание в Думу в руководстве обеих партий оценивают как высокие. «Мы намерены преодолеть 7% барьер», – говорит Сергей Митрохин и называет социологов «шарлатанами», которые «работают по экономичным методикам, не дающим репрезентативную картину». Борис Немцов же ссылается на результаты весенних региональных выборов, где «СПС реально преодолел 7% везде, где мы участвовали». Эксперты подобные заявления оценивают скептически. Политолог Станислав Белковский пояснил «НИ», что «Яблоко» и СПС смогли бы пройти в Госдуму «при равенстве возможностей – при достаточном финансировании и доступе к СМИ». Однако в нынешней ситуации ни того, ни другого у демократов не будет. К тому же «те способы, которыми СПС провел кампанию на региональных выборах, привлекая местных лидеров и выступая с социальными программами, на федеральных выборах не применимы».

Свято место пусто не бывает, и за голоса сторонников демократии сегодня готовы биться две другие демократические партии – ДПР и «Гражданская сила». Амбиции их лидеров высоки. Председатель ДПР Андрей Богданов сообщил «НИ», что 66% россиян поддерживают главное программное требование ДПР – вступление России в Европейский союз, и «7% из этого мы накопаем».

Однако в парламенте этих партий, скорее всего, также не будет. Станислав Белковский предрекает им роль «орудия для отъема голосов у «Яблока» и СПС». При этом, по его словам, цели «раскручивать их до такой степени, чтобы они попали в Думу, у Кремля нет». По мнению политолога, ДПР и «Гражданская сила» останутся не более чем «полянами для самовыражения их лидеров».

Новый закон о выборах запретил создавать блоки, в том числе скрытые, когда члены одной партии участвуют в выборах по списку другой. В этих условиях демократы могут выставить единый список только в том случае, если руководители одной из партий временно покинут ее и вступят в другую. Политолог Дмитрий Орешкин сравнил «НИ» эту процедуру с «харакири, которое делает одна из партий во имя успеха демократических сил». Пока что «критической массы для подобного объединения не накопилось», и «каждая из демократических партий выстраивает свою самостоятельную политику, в той или иной степени протестуя или договариваясь с властями». По словам политолога, лидеры демократических партий вполне довольны сложившимся положением и не собираются им жертвовать ради попадания в Госдуму любой ценой. «Нет ощущения, что над всеми нависла угроза, и надо объединяться просто ради того, чтобы спастись». И если «Яблоко» и СПС вновь не пройдут в Госдуму, «для них это не смерть».


Что должно произойти, чтобы демократы объединились?

Владимир РЫЖКОВ, независимый депутат Госдумы:
– Видимо, надо поменять всех демократов. К сожалению, наши демократические силы в последние годы свои мелкие интересы ставят неизменно выше, чем борьбу за идею. В результате у нас часть демократических партий просто не будет допущена до выборов. А число избирателей четырех партий, допущенных Кремлем до выборов, равно 10–15%. Поделите 15 на 4 и вы получите меньше 7%, необходимых для попадания в Думу.

Виктор ЕРОФЕЕВ, писатель:
–Я думаю, что наши демократы никогда не объединятся. У них ничего не получится, так как у каждой партии слишком большие амбиции. На это смотреть, конечно, очень грустно.

Павел КРАШЕНИННИКОВ, депутат Госдумы от «Единой России»:
– Их проблема – лидер. Если бы нашелся общий лидер, тогда это была бы достаточно большая сила. Говорить о Касьянове как о лидере смешно. И, кроме того, они должны сформулировать хоть какие-то цели, к которым присоединятся все.

Лев ПОНОМАРЕВ, исполнительный директор движения «За права человека»:
– Чтобы ни произошло, эти демократы единым списком уже не пойдут. Так мне кажется. Я сам бы очень хотел, чтобы СПС и «Яблоко» выдвинули единый список на базе одной из организаций. Я думаю, рядовые члены этих партий согласились бы на такой вариант, поскольку понимают, что у объединенного списка больше шансов, чем у каждого в отдельности. Но при нынешнем руководстве этих партий это невозможно. Они будут биться, но моя точка зрения, что 7% не соберет ни один из списков.

Подготовили Марьям МАГОМЕДОВА, Кира ВАСИЛЬЕВА


В ГЕРМАНИИ ЛИБЕРАЛЫ ТОЖЕ НЕ МОГУТ ДОГОВОРИТЬСЯ

Одним из наиболее скандальных примеров несогласованности в стане либералов являются парламентские выборы 2002 года. Тогда социал-демократам под началом Герхарда Шредера и «зеленым» во главе с Йошкой Фишером все серьезные политологи предрекали поражение от правой коалиции ХДС/ХСС, заключившей союз с «Фрайе Дойче партай» (ФДП), «Свободной Немецкой партией». ФДП тогда была сильна как никогда и готовилась утроить количество своих мест в бундестаге. Однако растратила все свои ресурсы на внутренние склоки и разборки. Дело в том, что послевоенная конституция ФРГ создавалась с таким расчетом, чтобы не было даже намека на экстремизм в политике. Но тут некий видный деятель «зеленых», германский сириец Джамаль Карзли переметнулся к либералам. И уже на правах одного из лидеров ФДП объединился со вторым лицом этой партии Юргеном Меллеманом. Несмотря на предостережения и протесты председателя ФДП Гидо Вестервелле, горячая парочка стала публично обвинять Израиль в «применении нацистских методов» против палестинцев, рассчитывая пополнить число избирателей из многомиллионной армии мусульман, проживающих в ФРГ. Вместо этого посыпались обвинения в антисемитизме, и, несмотря на публичные извинения, либералы с трудом удержались на прежних, довольно скромных позициях – 47 мандатов в бундестаге.



Сергей ЗОЛОВКИН, Берлин

Опубликовано в номере «НИ» от 21 августа 2007 г.


Актуально


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: