Главная / Газета 9 Июля 2007 г. 00:00 / Политика

Руководитель Центрального исполнительного комитета партии «Единая Россия» Андрей Воробьёв

«Нам нужно обеспечить легитимность выборов»

Подготовил ладлен МАКСИМОВ

Гостем редакционной летучки «НИ» недавно стал депутат Государственной думы, руководитель Центрального исполнительного комитета партии «Единая Россия» Андрей ВОРОБЬЕВ. В ходе беседы гостю пришлось отвечать на острые вопросы, которыми мы его буквально засыпали. С этой задачей он вполне справился. В конце г-н Воробьев признался, что если бы он был журналистом и к нему пришел партиец, то он тоже был бы «настроен критически».

shadow
– По традиции мы просим нашего гостя рассказать об отношении к прессе.

– К СМИ, как и любой здравомыслящий человек, отношусь положительно. Радует то, что сегодня у нас в стране много и телевизионных каналов, и печатных изданий. Да и прирост пользователей Интернета у нас составляет порядка 70% в год – и это, безусловно, важный фактор свободы слова.

– А независимые СМИ среди них есть?

– Конечно, есть. Они все по большому счету независимые. Они все находятся кто-то в большем диалоге с властью, кто-то в меньшем. Но есть и абсолютно независимые от власти издания. Что касается газеты «Новые Известия», то я читаю ваше издание с интересом.

– То есть аллергии «НИ» у руководства «Единой России» не вызывает?

– У нас аллергии ни одно издание, пожалуй, не вызывает. Что касается взаимоотношений партии и прессы, то мы максимально открыты. Проходит такое количество мероприятий, на которых присутствуют СМИ, что тут никаких сомнений быть не может. Съезд партии в Екатеринбурге в декабре прошлого года, как вы знаете, мы вели в прямом эфире.

– Но в свое время съезды КПСС тоже транслировались по всем каналам…

– Верно. Но у нас транслировались не только заседания, но и встречи в кулуарах, и комментарии гостей, делегатов. Это большая разница, конечно.

– Партия предполагает создание своих СМИ?

– У нас есть газета «Единая Россия». Она уже существует четыре года. Тираж – около 100 тысяч экземпляров. Распространяется через подписку.

– Члены партии обязаны подписываться, как члены КПСС на «Правду»?

– Нет. Это глуповато было бы в XXI веке. Хочешь – подписывайся, не хочешь – не подписывайся. Хотя газета сегодня носит скорее профессиональный оттенок. Там все-таки содержится больше информации о принимаемых партийных решениях, о наших задачах, о результатах, которых мы добиваемся.

– А зачем вам свои СМИ, ведь вы и так контролируете государственные телеканалы?

– Мы, как «партия власти», телеканалы не контролируем – мы с ними сотрудничаем. Мы заинтересованы в сотрудничестве со всеми средствами массовой информации. Какие бы они ни были. Конечно, за исключением радикальных.

– Партии сегодня приходится вести борьбу или у вас все устоялось?

– Что касается нашей политической борьбы, то ясно, что сейчас чуть менее полугода до думских выборов. Мы живем в условиях многопартийности, хочу напомнить. И задача у нас очень серьезная – нам нужно обеспечить большинство. На партийном поле сейчас пять основных игроков, которые будут принимать активное участие в выборах, в том числе и тот пестрый бисер на правом фланге. Мы готовимся к проведению избирательной кампании. Наш опыт показывает, что результаты выборов во многом зависят от предвыборной деятельности. Не за 30–40 дней проводить агитацию и рекламу, а все-таки надо начинать работать еще до этого периода. Поэтому мы особенное внимание сейчас уделяем нашим проектам – реальным, конкретным делам, о которых не стесняемся говорить. Например, возведение спортивных сооружений – их в этом году будет порядка 90.

– А на какие деньги возводятся эти объекты?

– На деньги из федерального бюджета.

– Тогда в чем заслуга партии?

– Когда в Государственной думе находилась КПРФ или партия «Яблоко», они не удосужились грамотно спланировать доходы и расходы федерального бюджета. А мы делаем это.

– Но вы, идя на выборы, заявляете – мы построили 90 бассейнов. Но они построены на наши, налогоплательщиков, деньги. Мы же не говорим, что построили бассейн, а вы говорите.

– Наша роль в этом процессе – администрирование. Если мы берем под свой контроль, под свою опеку этот проект. Если мы постоянно подгоняем: «Эй, не спи! Давай строй! Выделяй деньги!», то поверьте, это очень серьезно влияет. Это еще один мобилизационный фактор. Что в этом плохого? Надо учитывать особенности нашей страны. Мы были инициаторами строительства этих бассейнов и ледовых дворцов для детей. Мы предложили быстровозводимый проект. Объекты строятся за 8–9 месяцев. И мы осуществляем контроль за реализацией этого проекта.

– Но и в КПСС тоже был партийный контроль и мобилизационный фактор. Чем вам тогда коммунисты не нравятся?

– Мне, как человеку 1970 года рождения, не нравится то, что тогда, когда была КПСС, мы жили в несвободной стране. Сейчас я живу в свободной стране. А в те времена люди не могли высказывать свободно свое мнение, сталкивались с огромным количеством несправедливости, некорректности. С другой стороны, нельзя не сказать и о том, что КПСС внесла огромный вклад в то, что в определенный момент времени страна встала на ноги, после известных событий двадцатого века.

– А какие у вас претензии к наследнице КПСС – КПРФ?

– Организация в условиях монополии всегда ущербна. И на мой взгляд, именно это во многом погубило КПСС. Затем возник хаос 90-х годов, когда была мода на департизацию, он тоже оставил неизгладимый след. Отсутствие силы, контролирующей политические процессы, привело к печальным последствиям. Не было организации, которая могла бы консолидировать нацию, сплотить ее, а мы считаем своей главнейшей задачей именно сплочение нации. Кстати, это один из главных тезисов Плана Путина. Воспоминания людей о советском периоде наполнены ностальгией. На этом наследии КПРФ и существует. Я вообще считаю, что КПРФ сейчас находится в коме. В регионах их результаты на выборах не превышают 12–13%. Без обновления, инициирования чего-то нового и прогрессивного в жизни страны им сложно рассчитывать на успех.

– Многие из членов «Единой России», в том числе и на руководящих постах, за свою политическую карьеру успели сменить несколько партий. Это были и КПСС, и «Наш дом – Россия», и «Отечество». И как только «Справедливая Россия» стала занимать определенные позиции, то некоторые начали перебегать к Сергею Миронову.

– Как известно, в партии «Единая Россия» состоят не боги, а люди. Так же, как и в редакции газеты «Новые Известия», я думаю. За прошедшее время я побывал на конференциях в Челябинске, в Краснодаре. Поедемте со мной, вы посмотрите, кто находится в зале. Это лучшие промышленники, лучшие работники здравоохранения, образования. Люди, награжденные орденами и медалями, люди, которые успешно участвуют и побеждают в различных конкурсах. И если кто-то пытается представить нашу партию забюрокраченной, такой пресной и косной, то это большая ошибка. Вы воочию убедитесь, что это не так. У нас очень много молодых, интересных людей. Когда «молодогвардейцы» выходят на улицу и говорят о России, о нашей державности, о том, что мы должны, наконец-то, занять достойное место, – это там у них внутри живет.

– Но часто приходится слышать от тех же предпринимателей в регионах о том, что вступление в «Единую Россию» напрямую связано с их бизнесом. Как не вступить, если мэр или губернатор – «единоросс». Да и молодежь, о которой вы говорили, часто идет под знамена партии власти из соображений карьерного роста. Вы так не считаете?

– Всегда есть те, кто думает только о деньгах, конъюнктуре. Но есть и другие – они идут из идеалистических настроений. Вот лично я себя считаю идеалистом. Мы все разные! И я, как человек, который отвечает за оперативное управление, заинтересован, так же как и ваш главный редактор, в том, чтобы в коллективе был корпоративный дух, чтобы были традиции. Чтобы мы все вместе были той созидательной силой, которая может изменить страну. У нас до сих пор получалось и точно получится в этом электоральном цикле. Я по-настоящему в это верю, и я не одинок. Это нормально! Ненормально, когда на вале популизма тебя дурачат, как где-нибудь в Магаданской области. Когда молодые пацаны берут за 150 тысяч долларов в аренду Партию пенсионеров и проводят в парламент своих ребят, которые сразу же после выборов растворяются и занимаются только своими коммерческими делами. Вот что страшно! А ведь было бы неплохо после выборов пригласить такого человека и спросить: скажи, что ты сделал за четыре года? Какие у вас идеи, вы чем вообще занимаетесь? А, вы пропагандируете праздник День России? На День флага вы привлекаете сотни тысяч человек по стране? Я хочу, чтобы моя дочь знала, чем занимается ее отец. Чтобы она состояла в рядах «Молодой гвардии». Чтобы она была неравнодушна. Я считаю, что такой созидательный заряд у нас в партии присутствует.

– А ваша молодежь не начинает популизмом заниматься? Мы имеем в виду события с переносом памятника в Эстонии. Но у нас в России огромное число памятников находится в плачевном состоянии. Пенсионеры, ветераны нуждаются, может быть, больше в их помощи, чем в пикетах посольства. Может, вначале навести порядок в своей стране?

– Всех без исключения не оставил равнодушным поступок, который совершили эстонские власти, как вы знаете, исключительно из популистских соображений накануне своих выборов. То есть это не обсуждается. Голос всех нас должен был быть услышан. Это сделали две дружественные нам организации, и за это огромное им спасибо. И «молодогвардейцы», и движение «Наши» говорили и делали то, что чувствовал каждый из нас. Теперь что касается памятников и других культурных ценностей, которые, безусловно, должны восстанавливаться. Этот вопрос нас беспокоит. Есть проект «Добрая память». Для его реализации должно быть достаточно денег в федеральном бюджете, которые мы своей поправкой хотим провести, для того чтобы этот процесс был запущен.

– По поводу Эстонии с вами никто не спорит. Но у нас рядом с Москвой, в Химках, в те же дни власти тайно, ночью перенесли могилы героев войны. «НИ» писали об этом. Была утеряна часть останков. Почему бы тем же «молодогвардейцам», партии «Единая Россия» не прийти к местным чиновникам и не спросить: ребята, что ж вы делаете?

– И «Молодой гвардии» нужно более оперативно и более энергично реагировать на разного рода вызовы. Мы – та организация, чья деятельность сегодня направлена на защиту национальных интересов. Это факт! Неправильно игнорировать такие вопиющие примеры, о которых вы говорите. Согласен, что люди, которые допускают серьезные промахи, должны быть наказаны. Должны делаться определенные выводы – я с этим солидарен.

– Ваша задача получить большинство мест в следующей Думе. Но именно с вашей подачи отменены выборы по одномандатным округам. В нынешнем составе одномандатники составляют значительную часть вашей фракции. Как вы намерены брать большинство?

– Это непростая задача. Мы этого не скрываем. Еще раз хочу сказать, что эти выборы будут не декорацией, и нам очень серьезно нужно будет поработать. Потому что если мы проанализируем осенние выборы прошлого года и весенние этого, то увидим, что не везде нам удавалось набрать больше процентов голосов, чем в сумме набирали все остальные партии. А нам нужно добиваться именно такого результата. Поэтому мы готовимся и уже сейчас осуществляем серьезный план работы. Где-то ситуация более благоприятная, где-то менее. Где-то действия существующей власти вызывают, мягко говоря, раздражение. Люди недовольны тем, как идут преобразования у них в регионе. «Единая Россия» ассоциируется с властью, и если чиновник не асфальтирует дороги, зимой отключает тепло, не включает свет, то это все, естественно, отражается на наших результатах. Сейчас в наш план входит мобилизация наших сторонников. Дело в том, что, и это тоже не секрет, мы в первую очередь заинтересованы в высокой явке избирателей на предстоящих выборах.

– А зачем она вам? Минимальный порог явки ведь отменен.

– Нам нужно обеспечить легитимность выборов. Наша задача объяснить, что демократия – это власть народа. А когда нам сообщают, что где-то явка составила 25%, – это печальный факт. Это наши сторонники, наши единомышленники, однако они считают, что все давно решено. То есть без меня, мол, все предопределено. Это не так на самом деле. Поэтому планируем вовлечь в голосование максимальное число людей. Важно, чтобы граждане участвовали в выборах.

– Не получается ли, что вы становитесь заложниками той системы избирательной, которую строила сама «Единая Россия»? Избиратель привык, что от него ничего не зависит.

– Все эти годы «Единая Россия» строила то, что находило поддержку у жителей России. Избирательное законодательство, которое сегодня существует, по явке и по графе «против всех», по консолидации партий – в русле законодательной практики развитых демократических стран.

– В свое время руководители вашей партии говорили о том, что у «Единой России» есть определенные трудности с созданием партийной программы. Какие взгляды разделяют люди, вступая в «Единую Россию»?

– Наша программа была принята в декабре на съезде. У нас очень лаконичная программа. Это синтез восьми посланий президента – это План Путина. Первое: сохранение России, как уникальной цивилизации. То есть наша культура, наша история, наши нравственные ценности должны переноситься нами в XXI век. Это, проще говоря, – любовь к своей стране, к Родине. С большой буквы. Второе: рост благосостояния. В том числе и увеличение пенсий. Третье: гражданское общество. Развитие гражданского общества, общественных организаций, вообще проявление позиции человека в демократической стране должны развиваться и находить свое продолжение. Четвертое: это, конечно, экономика. Это не значит, что она на четвертом месте. Сейчас много говорится о том, что наш рост базируется на определенном фарте – нефть, газ, металлы. Вместе с тем, если мы создадим инвестиционный облик экономики, то это, очевидно, принесет нам большую стабильность, большую устойчивость в XXI веке. И пятое: суверенное государство. Мы всегда жили и живем своим умом. Наша демократия – это власть российского народа. Вот, собственно, и все.

– Но эту программу так или иначе, может, за исключением суверенной демократии, можно применить к любой партии. Разве кто-то Родину не любит у нас? И кто против роста благосостояния?

– Прямо сейчас мы с вами можем распечатать с нашего сайта этот документ. А попробуйте найти что-то подобное у СПС, «Яблока», ЛДПР или КПРФ. Вы не сможете этого сделать. Это факт. И потом, как говорил Бисмарк, и мы это помним: меня не интересуют их намерения, меня интересуют их возможности. А за последние семь лет, и, я надеюсь, это подтвердят все присутствующие, мы ощутили позитивные перемены. И знаете, о чем я хотел бы еще сказать – если бы ко мне в редакцию, а может, у меня когда-нибудь будет редакция, пришел партиец, то я бы тоже был настроен критически, за что вам большое спасибо. Потому что без этого мы не можем двигаться. Когда есть сопротивление, тогда можно работать. Все остальное просто не интересно…

Опубликовано в номере «НИ» от 9 июля 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: