Главная / Газета 1 Июня 2007 г. 00:00 / Политика

Мы их потеряем

Депутаты, не попавшие в следующую Думу, станут митинговать, преподавать и пить

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО

До выборов в Госдуму остается еще полгода. Однако уже сегодня можно смело предположить, что как минимум треть нынешних депутатов, узнав результаты голосования, впадут в глубокую депрессию. Как будут поправлять здоровье неудачники и чем они займутся после потери депутатского мандата, попытались выяснить «Новые Известия».

shadow
Депутат прошлой Думы Борис Надеждин вспоминает, как пережил поражение на выборах 2003 года: «Первое время у тебя начинается депрессия, ощущение того, что никому не нужен. Еще вчера все звонили, был график встреч, совещаний, голосований. А потом раз – и появляется свободное время. А что делать?» Впрочем, в таком состоянии есть и свои плюсы. «Можно, наконец, уехать в отпуск. И начинаешь общаться с женой и детьми, что сильно помогает восстановить отношения в семье», – поделился политик своим опытом с «НИ».

В такое же состояние депрессии могут впасть после выборов в декабре новой Госдумы треть нынешних депутатов. Примерно 150 из 450 народных избранников, если судить по партийным рейтингам и результатам региональных выборов, не пройдут в следующий состав парламента. Наибольшими ожидаются потери у «Единой России». Сейчас в этой фракции 304 депутата, в следующей Думе при результате даже в 40–45% «единороссы» получат 220–240 мест.

Однозначно за бортом окажутся 21 независимый депутат, 9 членов фракции «Народная Воля», а также часть народных избранников из фракции «Справедливая Россия», где бывших лидеров блока «Родина» вытеснили сторонники Сергея Миронова. Возможны чистки и во фракциях КПРФ и ЛДПР, хотя эти партии от поправок в избирательное законодательство, напротив, выиграли. Если сейчас в КПРФ 48 депутатов, а в ЛДПР – 31, то в следующей Думе благодаря отмене одномандатных округов коммунистов при результате 15–16% может оказаться 65–70 человек, а «жириновцев» при результате 9–10% – 45–50. В «Единой России» уже сейчас развернулась борьба за проходные места в списке. Директор Центра политической информации Алексей Мухин говорит «НИ», что кандидатов в будущую Думу отбирают по признаку лояльности лично к руководителям партии Борису Грызлову и Вячеславу Володину. Сторонников других лидеров «Единой России» – Владимира Пехтина, Олега Морозова и Любови Слиски – в следующую Думу, по возможности, не пропустят. «Единая Россия» также избавится от тех, кто «не очень способен прогибаться», как, например, бывший борец с мафией Александр Гуров, стоявший под третьим номером в списке «Единства» на выборах в декабре 1999 года.

Некоторые «единороссы» покинут парламент, потому что уже давно потеряли интерес к политической деятельности. Например, певец Александр Розенбаум, который в последнее время «сосредоточился на ресторанном бизнесе». Также из фракции уберут «самые слабые фигуры». К их числу Алексей Мухин отнес Александру Буратаеву, у которой «перехватили инициативу в работе с молодежными организациями», и Франца Клинцевича, который «не смог наладить работу в Чечне». Сами депутаты, конечно, все, как один, убеждены, что в новый парламент они пройдут. Так, г-н Клинцевич заверил «НИ», что в следующей Думе он будет и что он «не просто оптимист, а информированный оптимист».

Однако даже не получив в очередной раз депутатский мандат, «единороссы» в большинстве своем останутся в федеральной политической элите. Директор Института прикладной политики Ольга Крыштановская говорит «НИ», что бывшие депутаты обычно становятся высокопоставленными чиновниками или идут в бизнес, где экс-парламентарий может сразу занять пост вице-президента крупной компании. Те, кому мест на госслужбе и в советах директоров компаний не достанется, станут советниками. «При премьер-министре и вице-премьерах существуют целые штаты советников на общественных началах», – напоминает г-жа Крыштановская. Это «элитные резервации», когда «людей не выгоняют, а временно держат при себе, пока им не найдут лучшего применения». Зарплату же экс-депутат получает в конверте от «дружественной бизнес-компании, которую госчиновник попросил обеспечить содержание данному человеку до лучших времен». Содержание меняется в зависимости от статуса «человека», но, по словам г-жи Крыштановской, содержимое конверта составляет не менее 3 тыс. долларов в месяц.

Каждому экс-депутату – по маленькой партии

Фракция КПРФ в следующей Думе избавится от наследия ЮКОСа в лице двух депутатов. Сейчас их двое – бывший начальник аналитического управления компании Алексей Кондауров и экс-председатель совета директоров Сергей Муравленко. На их место придут другие спонсоры компартии. Алексей Мухин говорит, что среди крупных бизнесменов уже объявлен «неофициальный конкурс, кто больше денег проспонсирует коммунистам». Г-н Кондауров подтвердил «НИ», что в Думу больше не пойдет, а вместо этого займется созданием «партии XXII века», которая объединит людей, «озабоченных тем, чтобы Россия осталась конкурентоспособной страной». У будущей партии уже есть спонсоры, однако наш собеседник исключил, что это будут уехавшие за рубеж совладельцы ЮКОСа, например, Невзлин: «Леонид Борисович – мой близкий товарищ, но я не хочу его втягивать в это дело».

Создавать партии вне стен Думы намерены и другие народные избранники, которые через полгода станут бывшими. Независимый депутат Виктор Алкснис рассказал «НИ», что ему уже приходилось расставаться с высоким званием члена парламента. Случилось это с народным депутатом СССР в 1991 году, когда распался Союз. В тот момент г-н Алкснис организовал «Фронт национального спасения» и митинговал против крушения социализма и роста цен. Теперь он вновь будет митинговать, только уже с партией «Народный союз» Сергея Бабурина, который, судя по полученным его партией на региональных выборах 0,5–2% голосов, также останется вне стен новой Думы.

Уличными политиками станут бывшие лидеры блока «Родина» Дмитрий Рогозин и Андрей Савельев, которые сейчас создают партию «Великая Россия». Г-н Савельев поделился планами с «НИ»: «Мы не собираемся организовывать побоища на улице, но отстаивать свое право проводить публичные акции мы будем всеми доступными способами». По словам Алексея Мухина, депутаты Рогозин и Савельев «насытят ряды неофициальной оппозиции». А независимый депутат Владимир Рыжков и вовсе станет одним из ее лидеров. Но в следующую Думу он тоже не попадет. Сам г-н Рыжков на вопрос «НИ» заявил, что тема послевыборных планов ему «не интересна».

Часть депутатов после ухода из Думы планирует заняться наукой или вернуться в свою бывшую профессию. Доктор экономических наук Сергей Глазьев лишь через 10 лет депутатства понял, что «занятие наукой и преподавание в университетах принесут стране гораздо большую пользу, чем пустопорожняя политическая деятельность в стенах парламента». Независимый депутат Галина Хованская рассказала «НИ», что и сейчас преподает в трех вузах, а если ее в следующую Думу не изберут, то она сможет «спокойно писать комментарий к жилищному законодательству». Экс-спикер Госдумы и бывший главный редактор «Правды», «Комсомольской правды» и «Учительской газеты» Геннадий Селезнев сообщил «НИ», что собирается возглавить издательский дом. Экс-глава Партии пенсионеров, лишившийся партии и изгнанный из фракции «Единая Россия», Валерий Гартунг признался «НИ», что после истечения срока депутатства намерен руководить своим Челябинским кузнечно-прессовым заводом: «Планов продолжения политической карьеры у меня нет. У нас главный политик в стране определился, и я не хочу ему мешать». Автор альтернативного доклада по Беслану, ученый-взрывотехник Юрий Савельев и вовсе намерен эмигрировать в Белоруссию. Депутат предсказал «НИ», что Россию ожидают «репрессии и уничтожение инакомыслия». В Белоруссии же будет все спокойно, и «Лукашенко никто не скинет», потому что «белорусы – умные люди, и их на мормышку, как окуня в полынье, не прихватишь».

Будут жить на пенсию

Общее у всех этих депутатов одно – они не только покинут Госдуму, но и выпадут из федеральной элиты, которая, по словам Ольги Крыштановской, составляет 1300 человек. «Встать во главе непарламентской партии или самим созданного института или фонда либо уход в прежнюю профессию – все это потеря статуса». Однако подобная судьба ожидает не более 10% экс-депутатов. Г-жа Крыштановская поясняет, что при Борисе Ельцине оппозиция была сильной, потому что многих проигравших политиков «выгоняли на улицу». А при Владимире Путине на улицу выгоняют только тех, кто «сильно поссорился с властью», и поэтому оппозиция верховной власти уменьшилась до полусотни политиков и бизнесменов.

Уход из Госдумы на материальном положении значительной части депутатов не скажется никак. 20 нынешних депутатов обладают состоянием более миллиарда рублей и входят в число 500 наиболее богатых россиян, а три депутата – долларовые миллиардеры. Если же народный избранник жил по-народному, т.е. на зарплату, то он и после ухода из Думы собирается жить на пенсию (депутатская пенсия составит 75% от ежемесячного содержания парламентария без надбавок, или 16,5 тыс. рублей). По сравнению с депутатской зарплатой в 101 тыс. рублей это немного, но значительно больше обычной российской пенсии в 3–4 тыс. рублей.

«Работать надо, а не кнопки нажимать»

Иногда непопадание в Думу может даже пойти человеку на пользу. Депутат трех прошлых созывов (1993–2003 гг.) Алексей Арбатов говорит «НИ», что, «перестав быть депутатом и вернувшись на любимую работу, занимаешься тем, что тебе интересно, и встречаешься с теми людьми, которые тебе приятны, в отличие от Госдумы, где приходится делать прямо противоположное». Если же у человека «хорошей профессии» нет, ему, по словам г-на Арбатова, предстоит «серьезная ломка». Некоторые бывшие народные избранники даже могут запить, как поступают многие люди в сложных жизненных ситуациях. В запой, к примеру, может уйти бывший охранник Владимира Жириновского и экс-кандидат в президенты, а ныне изгнанный из фракции ЛДПР депутат Олег Малышкин. Сопредседатель Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков рассказал «НИ», что уже видел, как депутата Малышкина «на руках выносили» из ресторана в московском районе «Сокольники». Сам виновник слухов склонность к пьянству отрицает. «У меня всегда есть мера, сколько можно выпить, а сколько нельзя», – заявил «НИ» г-н Малышкин. Планы на будущее у него такие: «Куплю корову и 50 гусей и уеду в деревню». Пока еще депутат говорит, что намерен поселиться в родном Тацинском районе Ростовской области, который он когда-то возглавлял и где живет его мать.

После выборов 2003 года из 450 депутатов в парламент не вернулись 240. Один из них, Борис Надеждин, говорит, что «личной катастрофы не испытывал», потому что «было много в жизни чем заняться». До избрания депутатом он возглавлял кафедру права в Московском физико-техническом институте, потом работал там на общественных началах, а после ухода из Госдумы «вернулся в свой кабинет». А для тех, кто «были никем, кроме депутатов», это «действительно большая проблема», некоторые бывшие народные избранники «плакали и спрашивали, что нам теперь делать?». Валерий Хомяков подтверждает, что даже вернуться на свою старую должность многим экс-депутатам очень сложно. «Они все забыли, разучились. Там же работать надо, а не кнопки нажимать».

Опубликовано в номере «НИ» от 1 июня 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: