Главная / Газета 16 Мая 2007 г. 00:00 / Политика

Готовьте коробки из-под ксерокса

Валерий ВЫЖУТОВИЧ
shadow
Новый председатель ЦИКа Владимир Чуров, ранее мало кому известный, стремится обрести подобающий его нынешней должности статус публичной фигуры. И с настойчивой регулярностью создает для этого информационные поводы. В апреле он разослал партиям проект рекомендаций «по предупреждению и пресечению нарушений в сфере изготовления и распространения агитационных материалов в период избирательных кампаний».

А на днях объявил, что его ведомство собирается к концу мая подготовить и издать рекомендации для партий и журналистов по борьбе с черным пиаром. Золотые страницы в эту памятку участников избирательной гонки впишут, по замыслу издателей, МВД и прокуратура. Судя по тому, что эти органы не только сведут под одной обложкой обильные выдержки из законов о СМИ, о выборах и «Об экстремизме», но и снабдят их своими толкованиями, в свет выйдет фолиант, весомый во всех отношениях. В общем, пока устремленные в Думу партии и наблюдающая за ними пресса не успели еще напортачить, ЦИК решил заняться профилактической работой. Предмет профилактики обозначен – агитационные нарушения на выборах. Но наши нынешние законы оставляют участникам избирательной гонки только узенькую дорожку, справа и слева которой возвышаются стены. Ткнулся в стену – уже нарушение. Скажем, закон «О противодействии экстремистской деятельности» таков, что, по сути, лишает партии права на трансляцию своих идей.

То же и с прессой. Теперь любую публикацию, содержащую критику партии власти, при желании (а уж в разгар предвыборной кампании такое желание у кого-то появится) можно объявить экстремистской. Пресса вообще поставлена в жесткие условия. Например, лишена права оценивать участников предвыборной борьбы. И если в ходе избирательной кампании какая-то газета или телеканал дважды проштрафятся, их деятельность может быть приостановлена на некоторый срок, вплоть до дня голосования. Но при достаточно вольном толковании запретительных норм (а закон открывает простор для таких толкований) любую предвыборную информацию при желании можно счесть агитацией. И тогда пресса окажется отлученной от избирательного процесса. Все жанры – репортаж, интервью, комментарий, аналитическая статья, без которых освещение выборов просто немыслимо (ну-ка попробуйте сравнить достоинства политических партий, воздерживаясь от комментариев), окажутся на «нелегальном положении».

Не менее показательна и профилактика финансовых нарушений на выборах. Неизменно подчеркивается, что поправками в законодательство дозволенные расходы на избирательную кампанию для партий увеличены более чем в шесть раз. Поэтому долой черный нал! При таких послаблениях избирательные фонды могут и должны наконец стать прозрачными. Что ж, под натиском новых правил черный нал, пожалуй, и отступит. Но ровно до той границы, что отчерчена разрешенными тратами.

А за пределами легальной сметы он будет по-прежнему непобедим. Потому что есть рынок политических услуг. И на нем, как на всяком рынке, все стоит столько, сколько стоит. Цена, как и положено, определяется тут соотношением спроса и предложения, а не параграфом закона. По прикидкам экспертов, грядущие парламентские выборы для каждой партии обойдутся в 49 млн. долларов (вместо дозволенного максимума в 8,3 млн.). Структура расходов впечатляет не меньше. Залог, вносимый партией (иначе ее не допустят к выборам) – 1 млн. 230 тыс. долларов. Сбор и проверка подписей – 150 тысяч. Затраты на социологические исследования, рейтинговые опросы, формирование фокус-групп и т.п. – 174 тысячи. Предстартовая (и потому не подпадающая под финансовый контроль Центризбиркома) агитация – 2 млн. 392 тысячи. Рискуя расстроить отдельных представителей электората, продолжающих верить в «честные и чистые» выборы (если эти святые люди в стране не перевелись, то дай им бог здоровья), назову еще одну статью расходов – «управляемые слухи». Заказанные партией, они пойдут гулять по городам и весям за 780,5 тыс. долларов.

Чем же руководствовались наши законодатели, ограничивая предвыборные расходы? По их словам – стремлением обеспечить всем партиям равные финансовые возможности. Это пустая декларация. Потому что разные партии обладают разной инвестиционной привлекательностью. И никакие денежные стандарты, прописанные в законе, никогда не уравняют на предвыборной дистанции «Единую Россию» с «Яблоком», «Справедливую Россию» – с КПРФ. Каждый получит от спонсоров столько, сколько заслуживает. Не больше и не меньше. Так не лучше ли снять бесполезные ограничения, как это давно сделано в Соединенных Штатах? Сегодня в России две избирательные системы. В одной – продекларированы, но не действуют финансовые пределы. В другой – действует, но не декларируется финансовый беспредел.

…В советские времена, когда обмен квартир с доплатой был запрещен и считался спекуляцией, граждане писали в объявлениях: «Меняю двухкомнатную на трехкомнатную. По договоренности». И те, кто обменивался, и те, кто давал разрешение на обмен, одинаково понимали, что означает «договоренность». У российской избирательной системы, в ее финансовой части, имеется аналогичный символ лицемерия. Это коробка из-под ксерокса.



Автор – публицист, политический обозреватель «Российской газеты»

Опубликовано в номере «НИ» от 16 мая 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: