Главная / Газета 14 Мая 2007 г. 00:00 / Политика

Мираж в пустыне

Корреспондент «НИ» побывал в одной из самых закрытых постсоветских республик

НАДЕЖДА КРАСИЛОВА, Ашхабад

Побывав в Казахстане, Владимир Путин в минувшую субботу отправился в следующий пункт своего среднеазиатского турне – Туркменистан. Владимир Путин, Гурбангулы Бердымухаммедов и Нурсултан Назарбаев в бывшем Красноводске, а ныне городе Туркменбаши договорились о строительстве прикаспийского газопровода. В Ашхабаде Владимир Путин участвовал в закладке российско-туркменской школы и получил в подарок резвого скакуна.

Владимиру Путину пришлось по душе восточное гостеприимство туркменских властей.<br>Фото: АР
Владимиру Путину пришлось по душе восточное гостеприимство туркменских властей.
Фото: АР
shadow
Ашхабад словно мираж среди пустыни поразил своими дворцами из белого мрамора, золотыми статуями Туркменбаши на каждом шагу и сверкающими чистотой улицами. Золотая статуя покойного президента республики Сапармурата Ниязова со вскинутыми вверх руками, установленная на 25-метровом постаменте, крутится вокруг своей оси, вслед за двигающимся по небосводу солнцем. Бюсты поменьше установлены перед министерствами, театрами, учебными заведениями, гостиницами. Портреты «отца всех туркмен», на которых он задумчиво подпирает щеку рукой с огромным перстнем на пальце, украшают огромные плакаты на улицах, стены и входы в здания. Соперничать по популярности с Ниязовым не позволено никому из смертных. Иногда рядом появляется только еще один символ страны – ахалтекинский скакун. Новый президент, Гурбангулы Бердымухаммедов, свои портреты развесил только в местах проведения официальных мероприятий с Владимиром Путиным.

Прилетев в Ашхабад, журналисты сразу столкнулись с множеством запретов и ограничений. Нельзя курить на улицах, штраф – 50 долларов, нельзя снимать профессиональными камерами – могут посадить в тюрьму. Тем не менее подавляющее большинство ашхабадцев, с которыми удалось побеседовать на улицах, своей жизнью оказались вполне довольны. «У нас здесь настоящий рай! – бодро сказал таксист, подвозивший нас до гостиницы. – У кого еще свет и газ бесплатно? Проезд на общественном транспорте такой дешевый, что на эти деньги нельзя купить даже коробок спичек. А литр бензина у нас стоит меньше, чем стакан газировки». «А почему же тогда из республики уезжают»? – интересуюсь я. «Зарплаты здесь маленькие, а вообще хорошо там, где нас нет», – вздыхает мужчина. Правда, потом все-таки признается, что не все так хорошо. По крайней мере, не все хорошо было при старом президенте. Мужчина рассказывает, что его дачу, так же, как все близлежащие дома, снесли, только потому, что там летал на вертолете Туркменбаши. Причем людям не досталось ни новых домов, ни каких бы то ни было компенсаций. Теперь люди надеются на нового президента, он обещает больше ничего не разрушать, а наоборот, давать землю под строительство.

Женщина, работающая в частном салоне красоты, рассказывает, как «все очень дешево – продукты, вещи, за коммунальные услуги у меня получается два доллара в год». Правда, говорит, «если бы зарплата только была побольше». В стране хорошей считается зарплата больше ста долларов, триста долларов получают в совместных нефтегазовых предприятиях. Официантка в кафе зарабатывает около 50 долларов в месяц. Другой местный житель, сначала тоже выразив восторг по поводу своего города, признается, что раньше «было очень страшно», «я бы с вами даже разговаривать не стал». А сейчас все надеются, что станет по-другому. «Пенсии вернули и даже обещают прибавить», – радуется пожилой мужчина на рынке. На руководящих должностях здесь не осталось ни одного русского или русскоязычного жителя, несмотря на то, что многие из них знали туркменский язык. Это рассказала русская женщина, которая сама трудится в министерстве. А ее сын, хотя он туркмен, поедет поступать в Москву, потому что туркменского в совершенстве он не знает, а «русских факультетов практически не осталось». И такие контрасты на каждом шагу. Как будто попадаешь в СССР, где многие были действительно искренне уверены, что живут очень хорошо. А все остальное – просто мелочи, или же все-таки страх пред верховной властью удерживает людей от критики, пусть даже анонимной? Выясняется, что в роскошных дворцах не нашлось места балету, потому что бывшему президенту не понравилось, как бесстыдно танцуют артисты. Туркменбаши закрывал на время некоторые театры. Здание цирка пустует, так как иностранные труппы боятся приезжать в Ашхабад. В то же время ашхабадцы рассказали, что у них полно дискотек и ночных клубов, и вообще можно найти «все, что захочешь», лишь бы были средства.

Возле президентского дворца всем прибывшим на встречу двух президентов пришлось ожидать у ворот приезда г-на Бердымухаммедова. По местным правилам никто не имеет права войти в резиденцию раньше главы государства. При жаре почти в сорок градусов под открытым небом спасла только очень кстати, появившаяся дымка. После переговоров во дворце президенты отправились на открытие нового здания российско-туркменистанской школы имени А.С. Пушкина. Изучать русский язык школьники будут в стеклянной высотке в окружении фонтанов и парков. Там под тем же изнуряющим солнцем кортеж встретили школьники в национальных одеждах с шариками и флажками в руках. Президенты, как положено, опустили в ямку капсулу с посланием потомкам. Тут же им вручили по лопате, а рабочий подвез тачку с цементом. Первым за лопату взялся г-н Бердымухаммедов. У него это получилось очень ловко. Видимо, из-за непривычной жары с меньшей сноровкой, но тоже неплохо забрасывал в яму свою долю земли и Владимир Путин. Затем главы двух государств отправились на ипподром, где понаблюдали за скачками. Одного ахалтекинского жеребца Владимир Путин даже получил в подарок, причем выбрав из четырех скакунов. Российскому президенту больше всего понравился гнедой конь по имени Тойчи, который то ли от страха, то ли от напряжения попытался укусить высокого гостя. Впрочем, Владимир Путин по достоинству оценил такую независимость ахалтекинца.

Ключевые события всей поездки развернулись на следующий день в Туркменбаши (бывший Красноводск), который расположен на Каспийском море. Именно отсюда начнется прикаспийский газопровод, соответствующую декларацию по поводу строительства которого подписали под звуки морских волн Владимир Путин, Курбанкули Бердымухаммедов и Нурсултан Назарбаев. Таким образом, Россия блокировала строительство альтернативного, транскаспийского газопровода в обход России, идею которого продвигали западные страны и США. Нурсултан Назарбаев даже отказался от участия в энергетическом форуме в Кракове, где в то же самое время Польша, Украина, Грузия, Азербайджан обсуждали вариант транскаспийского газопровода (подробнее о саммите в Польше читайте в материале «Пока без гарантий»).

Три президента, судя по всему, были очень довольны подписанными документами. Хотя Бердымухаммедов все-таки не стал исключать, что альтернативный проект в будущем может быть реализован. Владимир Путин же был уже так увлечен будущими грандиозными планами, рисуя схемы на листке бумаги в компании с министром Христенко и главой «Газпрома» Миллером, что, когда предоставили слово Нурсултану Назарбаеву, стал говорить вместо казахстанского президента. Но потом глава России уступил слово казахстанскому коллеге. Уже в свою очередь Владимир Путин сказал, что к практической реализации проекта «планируется приступить с 2008 года, разработав до этого времени технико-экономические обоснования, основные характеристики и сроки осуществления проекта».

Опубликовано в номере «НИ» от 14 мая 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: