Главная / Газета 19 Марта 2007 г. 00:00 / Политика

Оппозиции дали слово

Наталья ШЕРГИНА, Санкт-Петербург
Вчера в Петербурге, на площади у Финляндского вокзала, состоялся разрешенный митинг участников «Марша несогласных». У памятника Ленину развевались флаги партий «Яблоко», непризнанной НБП, РКРП, общественно-политических движений АКМ, «Другая Россия», «Объединенный гражданский фронт» (ОГФ). В полдень на улицы, прилегающие к Финляндскому вокзалу, были подогнаны крытые грузовики с госномерами из 15-го и 43-го регионов. Из-за щитов, из-под тентов украдкой выглядывали омоновцы в полной амуниции, с дубинками. На вопрос собкора «НИ»: «Откуда вы, ребята?», молодые люди, не отвечая, тут же прятались. «Как вы воспринимаете протест людей?» – поинтересовалась собкор «НИ» у генерал-майора внутренних войск Виктора Княжева. «Главное, чтобы не было беспорядков», – строго ответил генерал. Похоже, правоохранительные органы перестарались, потому что митингующих было не слишком много. То ли разрешенные мероприятия не вызывают ажиотажа, то ли погода подвела, но к началу подошло не более семисот горожан. Могло быть больше, однако опоздавших милиция старалась за оцепление не пропускать. «Вместе с милицией нас тут не менее двух тысяч человек», – пошутил лидер митингующих, депутат Законодательного собрания Сергей Гуляев. Однако с первого взгляда было видно, что люди пришли протестовать осознанно: у каждого третьего на груди висел клочок бумаги с надписью «Я не случайный прохожий».

Постамент, на котором спиной к площади стоит большевик Ленин, стал удобной высокой трибуной для политиков наших дней. Аплодисментами и криками: «Мо-ло-дец!» приветствовали митингующие Евгения Аркадьевича Сурина, того самого седого ветерана, которого на «Марше несогласных» 3 марта беспощадно захватил и утащил в кутузку ОМОН. Кадры об этом захвате облетели весь мир. «Друзья мои, мы очистим наш город от нечисти, в которой он оказался! – провозгласил ветеран. – Время условностей кончилось, пришла пора безусловности!» Продолжил мысль ветерана «яблочник» Борис Вишневский, напомнив о том, что 18 марта 1990 года в тогдашнем Ленинграде впервые прошли демократические выборы, и народ победил, избрав свою собственную власть. «Я верю, что этот день повторится, и мы вернем себе свой город!» – воскликнул он. В самый разгар митинга небеса разверзлись, и на митингующих хлынула снежная крупа, перемежающаяся с дождем, и народ стал потихоньку расходиться. Оставшиеся до конца продолжали с энтузиазмом кричать: «Это наш город!», а вот политические лозунги звучали довольно вяло. Как только истекли последние секунды митинга, к импровизированной трибуне решительным шагом приблизилась группа силовиков и вырубила рубильник микрофона. Еще полчаса люди, окружив Сергея Гуляева, говорили ему о своих проблемах и неурядицах. Когда все разошлись, на площадь потянулись крупные военные чины с большими звездами на погонах, в милицейском камуфляже и в форме внутренних войск. Человек в штатском гаркнул: «Сорокин, ко мне!», и пожилой милицейский чин с брюшком, перепрыгнув через металлическую цепь, рысью подбежал к генералу ФСБ.

Опубликовано в номере «НИ» от 19 марта 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: