Главная / Газета 16 Марта 2007 г. 00:00 / Политика

Преемственность по-российски

Владлен МАКСИМОВ
shadow
На фоне бурного подведения итогов региональных выборов, прошедших 11 марта, взаимных обвинений партий в многочисленных нарушениях и строгих оргвыводов по отношению к функционерам, не оправдавшим надежды партийных бонз, на этой неделе как-то незаметно, но вполне уверенно вырисовалась тема политической преемственности.

В середине недели о преемственности заговорили под покровом ночи в Петербурге. Спикер Совета Федерации Сергей Миронов срочно прибыл в родной город разруливать непростую ситуацию со своим назначением сенатором. В двух словах: ситуация для лидера «Справедливой России» сложилась аховая. С переизбранием питерского парламента автоматически истекает и срок его сенаторства в верхней палате парламента. Но что гораздо досаднее для него: перед г-ном Мироновым замаячила перспектива лишиться поста третьего человека в государстве. Сепаратные переговоры с заинтересованными лицами в Северной столице проходили в ночь со вторника на среду. И дело тут, наверное, не только в спешке. При солнечном свете лучше клеймить конкурентов из «Единой России», при лунном – торговаться с ними постами. Торг удался. Место сенатора, а стало быть, и спикера для главного «эсера» было оптом обменено на ключевые должности для городских «единороссов». Именно этот процесс в устах губернатора Валентины Матвиенко и получил название преемственности. «Я считаю правильной такую преемственность, чтобы Петербург был представлен в Совете Федерации на таком высоком уровне», – сказала г-жа Матвиенко, отоспавшись после ночных политических бдений.

Меньше повезло, казалось на веки бессменному, главе «министерства выборов» Александру Вешнякову. Совершать ночные марш-броски накануне назначения последних пяти членов ЦИК РФ по высоким кабинетам ему не удалось либо просто в голову не пришло. Результат налицо – в президентском списке фамилия Вешнякова не упоминается. Ситуация напоминает историю с г-ном Мироновым. Вроде главу Центризбиркома никто и не снимал – просто не выдвинули. Только Миронов договорился, а Вешняков не смог. В четверг он признался, что разговор о его карьере все-таки был. Причем в самом высоком в стране кабинете. На следующий день после региональных выборов Александр Вешняков встретился с Владимиром Путиным. «Мы размышляли и о других возможных вариантах моей работы, но на той встрече решение принято не было, а было принято позднее, и теперь вы все о нем знаете», – печально заявил г-н Вешняков. По его словам, ничто не предвещало отставки, и «для многих из его окружения это решение было почти шоком». Обычно невозмутимый Александр Альбертович в четверг был на редкость эмоционален. «Вероятно, одной из причин моей отставки является то, что президенту РФ в соответствии с Конституцией нельзя идти на третий срок. Председателю Центризбиркома – по Основному закону – это можно. Но теперь будет нельзя», – выразил он свою обиду.

На фоне предвыборных баталий и послевыборных оргвыводов народ почти не заметил 90-ю годовщину Февральской революции 1917 года. В итоге эта поворотная в истории страны дата стала темой лишь для отечественных интеллектуалов. Напомним, что накануне годовщины свои «Размышления над Февральской революцией» опубликовал Александр Солженицын. Статья была написана еще в 1983 году, но время ее, по мнению классика, пришло лишь в 2007-м.

А непосредственно в дни юбилея историки и политологи пытались оценить события 90-летней давности с позиции сегодняшних политических реалий. При этом роль царя, не сумевшего или не захотевшего обеспечить преемственность своей власти, стала одной из основных. «Слабый царь, он предал нас», – это пишет в своей статье Александр Солженицын. «Николай Второй был нормальным руководителем страны», – заочно отвечает доктор исторических наук Вячеслав Никонов. И его оценка событий 90-летней давности сформулирована современным политологическим языком: та революция стала результатом целенаправленной деятельности «политиков либеральной и социалистической ориентации», поддержанных «активной частью крупного бизнеса». Академик РАН Игорь Пивоваров, в свою очередь, напомнил, что гибельным стало не само отречение царя, а в чью именно пользу он это сделал. Брат Михаил по закону на эту роль не подходил. Временное правительство тем более. Нарушив закон, Николай Романов обрушил российскую государственность. И тут же академик делает вывод, что Владимир Путин, отказываясь от третьего срока, как раз не желает такую ошибку повторять. Интересно, что спустя 90 лет ученые мужи так и не пришли к одному выводу, а что же именно случилось в далеком феврале. Но пришли к единодушному мнению, что это «что-то» повторять нельзя.

Опубликовано в номере «НИ» от 16 марта 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: