Главная / Газета 7 Марта 2007 г. 00:00 / Политика

Выход справа

Валерий ВЫЖУТОВИЧ
shadow
Разговоры о том, что хорошо бы в рамках партийного строительства осуществить умеренно-либеральный проект, ходили давно.

И вот начало положено. Новая порода либералов, пусть и не столь норовистых, скоро может быть выведена. Дабы быть запряженной в «птицу-тройку» упорядоченной российской многопартийности, где правой пристяжной как раз недостает. Есть «Единая Россия». Есть «Справедливая Россия». Теперь в этот ряд встанет и «Гражданская сила» (так после переименования вскоре будет называться нынешняя «Свободная Россия»), добавив в палитру партийных характеристик страны недостающий оттенок либерализма. Политическая логичность такой конструкции (центр, левый центр, правый центр) вполне очевидна. Наличие в нижней палате партий, представляющих весь политический спектр, в том числе и либералов, создаст российской власти демократический имидж в глазах мирового сообщества. Так что формирование новой когорты демократов во главе с представителем правительства в Конституционном, Верховном и Высшем арбитражном судах Михаилом Барщевским, скорее всего, согласовано с Кремлем.

Понятно, что новые правые выходят на сцену не для либеральных деклараций. Они намерены участвовать в парламентской кампании и уже заявили, что наберут не менее 25% голосов. Ставка делается на демократически настроенную интеллигенцию, уставшую от бесконечного выяснения отношений между «Яблоком» и СПС. При этом «Гражданская сила» меньше всего озабочена своей идеологией. «Обновление власти. Богатая страна без бедных. Свобода и равенство возможностей. Неприкосновенность частной собственности. Развитое гражданское общество. Возвращение международного авторитета России» – все это скорее свод заклинаний. Подобными лозунгами украшены знамена и СПС, и «Яблока», что вовсе не добавило этим партиям идейной мощи. Декларативность программ, в основе которых – абстрактный демократический выбор при отсутствии четких сегодняшних целей и способов их достижения, одинаково утомила как противников либерализма, так и его приверженцев.

Как мыслится авторам проекта, при дальнейшей умелой раскрутке «Гражданская сила» могла бы занять пустующую нишу либералов-государственников. Иначе говоря, соединить в себе доселе не соединимое – прозападный настрой с патриотической идеей. Что из этого получится – не столь уж важно. К чему разбираться в оттенках знамен и проверять их на совместимость, когда универсальной идеологией российских партий стал пресловутый «прагматизм», напрочь вытеснив прочие «измы». «Гражданская сила», видимо, тоже не станет стремиться влиять на умы.

Как можно догадываться, перед нею поставлена очень конкретная задача: на выборах в Госдуму отобрать голоса у «Яблока» и СПС. Зачем это нужно – понять затрудняюсь. Семипроцентный барьер эти партии едва ли преодолеют и без такого «подспорья». Кто-то опасается, что Григорий Явлинский и Никита Белых призовут народ к бойкоту выборов?

Да на здоровье! Порог явки отменен: сколько бы человек ни пришло к избирательным урнам, выборы все равно будут признаны состоявшимися. А вот чтобы в них принял участие либеральный электорат – это для власти важно. Даже если «Гражданская сила» и не пройдет в Госдуму, приход на участки ее сторонников повысит легитимность выборов в глазах страны и мира. Для такого дела никаких денег не жалко. Можно не сомневаться: новые правые получат щедрую финансовую поддержку. Но потеряют свободу предвыборных действий. Не исключено, что избирательные списки им придется составлять под диктовку высоких наставников. Возможно, их также попросят проявлять сдержанность в критике «Единой России» и «Справедливой России». «Яблоко» и «Союз правых сил» могут печалиться или бодро иронизировать по поводу того, что им нашли замену. Но должны признать: предавшись межпартийным распрям, они своего избирателя бросили. Причем бросили

в тот самый момент, когда в нем начал нарастать осознанный протест против тотальной коррупции, «басманного» правосудия, прокурорских налетов на бизнес. Стать выразителями этих настроений на последних президентских выборах обе партии испугались. В сущности, все демократы, и радикальные, и умеренные, оказались заложниками политической системы под названием «управляемая демократия». Выбор у них небогат. Либо дружно проследовать в оппозицию и там закиснуть, безнадежно маргинализируясь. Либо вернуться в большую политику в качестве филиала «Единой России». То есть превратиться во второе издание партии власти, слегка облагороженное либеральной фразеологией.

Все происходящее на демократическом фланге наглядно свидетельствует: время революционных романтиков безвозвратно миновало. Наши нынешние демократы не желают больше быть политическими изгоями. Им хочется врасти в систему, приобрести реальное влияние на ход государственных дел. Оттого-то иные из них, уже познавшие вкус власти, смотрят сейчас на своих политических прародителей, как когда-то советская партноменклатура – на старых большевиков: снисходительно, с тайной усмешкой.

Опубликовано в номере «НИ» от 7 марта 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: