Главная / Газета 5 Марта 2007 г. 00:00 / Политика

И все-таки они прошли

На манифестацию оппозиции в Северной столице собрались тысячи людей

НАТАЛЬЯ ШЕРГИНА, Санкт-Петербург

В минувшую субботу «Марш несогласных» в Петербурге собрал невероятное для нашего времени количество сторонников – не менее 6–7 тысяч человек. В разгоне этой демонстрации участвовал не только петербургский ОМОН, но также подразделения из Новгорода, Пскова и Петрозаводска. Тем не менее участникам марша удалось пройти через весь центр города. Правда, не обошлось без потерь. Многие люди были избиты. Эдуард Лимонов был доставлен в отделение милиции, даже не успев дойти до митинга. Всего, по официальной информации, задержано 113 человек.

Таких масштабных столкновений граждан и ОМОНа Россия не видела много лет.<br>Фото: AP. DMITRY LOVETSKY
Таких масштабных столкновений граждан и ОМОНа Россия не видела много лет.
Фото: AP. DMITRY LOVETSKY
shadow
Нынешний «Марш несогласных» организовала оппозиционная коалиция «Другая Россия». В шествии приняли участие члены организаций Объединенный гражданский фронт (ОГФ), незарегистрированной партии НБП, партии «Яблоко», «Авангард красной молодежи» (АКМ), «Народно-демократический союз России». Ровно в 12.00 руководитель оргкомитета «Марша несогласных» в Петербурге депутат Заксобрания города Сергей Гуляев, вооруженный мегафоном, дал маршу старт. Уже через пару минут дорогу колонне преградила двойная цепь ОМОНа – в касках, наколенниках, с дубинками, а за их спинами Литейный перекрыли милицейские бронемашины и автобусы. При этом часть манифестантов «обтекла» милицию по тротуарам и остановилась на площади Восстания. Именно в этот момент и начались первые задержания – в автобус утащили лидера петербургского ОГФ Ольгу Курносову. Охрана лидеров оппозиции бережно «протиснула» сквозь 30-сантиметровое пространство между грузовиками Гарри Каспарова и Михаила Касьянова. «Где Лимонов?» – спросила собкор «НИ» у лидера питерских «яблочников» Максима Резника. Тот сообщил, что г-н Лимонов до митинга дойти не успел. Полчаса назад на углу улицы Восстания и Невского проспекта его скрутили и увезли в 27-е отделение милиции. Нацболы отбить лидера не смогли.

12.20. Остановившиеся на площади Восстания партийные лидеры, не зная, как будут развиваться события, решают провести митинг тут же. Сплотившиеся вокруг них активисты развернули партийные стяги и стали слушать. Единственным отбитым у милиции полотнищем партии «Яблоко», грязным и помятым, сидя на плечах у «яблочного» депутата Михаила Амосова, победоносно размахивала его коллега Наталья Евдокимова. Михаил Касьянов тем временем кричал в мегафон: «Петербуржцы! Наше прямое конституционное право попирается жестоким образом властями! Мы не хотим олигархического реванша!» Михаил Амосов, выступая вторым, говорил о наболевшем – о снятии с выборов партии «Яблоко». Гарри Каспаров с горящими глазами просто восхищенно восклицал: «Посмотрите, как много нас здесь собралось!.. Они пытались нас запугать – у них ничего не вышло, и тогда они стали сгонять ОМОН!»

12.35. Кто-то сказал Сергею Гуляеву: «Тут рядом на Лиговском 5 отделение милиции, куда увезли многих лимоновцев». В мегафон дается команда: «Идем к пятому отделению, выручать ребят!» Марш сместился на тротуар и двинулся во главе с Гуляевым и Каспаровым на Лиговский проспект. Люди переходили перекресток на зеленый свет светофора, как вдруг омоновцы стали прицельно выхватывать молодежь с флагами и нарукавными повязками нацболов. Возмущенных людей, попытавшихся защитить молодежь, тут же огрели дубинками. «Женщин бьют!» – донеслось до головы колонны, и марш, мгновенно развернувшись, вернулся на Невский. Обнаружив потасовку народа с ОМОНом и окровавленную пожилую женщину, толпа закричала «По-зор!» Прорвав провокационное оцепление, люди всей массой ринулись по Невскому проспекту. «Марш несогласных» в считанные минуты вырос в пятитысячную манифестацию и двинулся по центральному проспекту в сторону Адмиралтейства.

12.40. Во главе колонны снова шествовали депутат Гуляев и «яблочник» Максим Резник, чуть поодаль шел Гарри Каспаров. Тут же несколько молодых мужчин с малышами на плечах. «Папа, куда мы бежим?» – недовольны суетой двое мальчишек-дошкольников. «Смотрите и запоминайте, вам здесь жить!» – строго и серьезно отвечает им на ходу отец. На перекрестке Невского с Литейным проспектом цепь ОМОНа разворачивается на глазах. За их спиной у бронемашины напротив отеля «Рэдиссон» быстро расползается серое облако. Дама в дорогом пальто справа спрашивает у подруги: «Это и есть «черемуха»? Пожалуй, обойдем». И они спокойно вместе с другими людьми обходят милицейскую цепь стороной. В клубах оранжевого дыма от фаеров откуда-то из-за цепи омоновцев неожиданно выскочил демонстрант с плакатом «Березовский, мы с тобой». Именно его показывали весь вечер центральные каналы.

Взойдя на Аничков мост через Фонтанку, народ, идущий впереди, оглядывается и радостно гудит «о-о-о!». Проспект плотно заполнен людьми вплоть до площади Восстания. Спрашиваю у молодой пары с белокурой малышкой на плечах у папы: «Зачем же вы ребенка выставляете, опасно!» Мамочка молчит, сверкая глазами, папочка отвечает: «Я нацбол, здесь вся моя семья и я не могу быть в стороне, хотя за ребенка страшно».

Впереди Садовая улица, уже привычная цепь ОМОН и милицейская техника, в том числе на Невском. Становится интересно, как они успевают обогнать демонстрацию? «Как много сегодня приличных людей», – произносит академического вида пожилой мужчина. На милицию уже не обращают внимания, препятствие преодолевают кто по тротуару, кто по подземному пешеходному переходу. Так марш дошел до Михайловской улицы, и тут организаторы увидели возвышающиеся ступеньки Думской башни с фоторепортерами. Было принято спонтанное решение, и мегафон объявил: «Друзья, мы проведем митинг здесь, дальше не пойдем!»

13.15. Взбежав на ступени Думской башни, лидеры «Другой России» победно оглядели «Марш несогласных». Дойти до самого Гостиного Двора – об этом организаторы и не мечтали. Собственно говоря, говорить на втором митинге снова начали о том же, о чем уже сказали на площади Восстания. Люди ждали от лидеров ярких речей, те бросали в разгоряченные головы короткие лозунги: «Природные ресурсы должны принадлежать народу!», «Куршевель!», «Позор!». Через несколько минут собравшихся людей стала вновь окружать нагнавшая их милиция. Подъехала техника, подтянулись милицейские автобусы. Телохранители быстро увлекли Гарри Каспарова вниз. «Серега, сворачивай, сворачивай!» – командовал шахматный чемпион на ходу. Но Сергей Гуляев, забравшись на подоконник Думы, начал зачитывать резолюцию шествия для тех, кто не услышал ее на площади Восстания. Дочитать он не успел. Раздалась команда, сгруппировавшийся ОМОН «свиньей» рассек толпу. Захватив за шею седовласого старика-блокадника, стоявшего рядом с Сергеем Гуляевым, милиционеры бесцеремонно поволокли его вниз. Следом стащили самого депутата. Попутно чуть не досталось оператору немецкого телеканала в жилете с надписью «журналист», снимавшего безобразную сцену на камеру. Народ стал отбивать захватываемых участников марша, полетели каски, пошли в дело кулаки.

Власти Петербурга уверены, что несколько тысяч «хулиганов» приехали из Москвы.
Фото: ИТАР-ТАСС. НИКИТА КРЮЧКОВ
shadow В 14.30 «Марш несогласных», оставшийся без лидеров, начал расходиться. Воспользовавшись моментом, ОМОН наконец-то перестал бегать по городу и выстроился вдоль Невского проспекта, вытеснив остающихся на проезжей части людей на тротуар. Стало ясно, что марш закончился, пора восстанавливать транспортное движение. Забегали пустые троллейбусы, затем жизнь проспекта вошла в привычное русло.

Вернувшись на Литейный проспект в 5-е отделение милиции, собкор «НИ» спросила у дежурного, сколько привезли задержанных. Он сообщил, что 24 человека, но проворчал: «Спрашивайте у начальства, должны ответить, раз событие такого мирового масштаба». Услышав о том, что его начальство называет «не более 60 задержанных», милиционер сказал, что на самом деле захваченных людей полно во всех отделениях Центрального района. Вечером стало известно, что суд над Эдуардом Лимоновым состоится в Москве, по месту регистрации ответчика. Лидер незарегистрированной НБП сел в ночной поезд и уехал. Эдуарду Лимонову, так же, как и лидеру питерского ОГФ Ольге Курносовой, инкриминируется статья 20.18 Кодекса административных правонарушений – «блокирование транспортных коммуникаций». Сергей Гуляев был освобожден в 17.30, в травмопункте у него зафиксированы сильные повреждения позвоночника и возможное сотрясение мозга.

Губернатор Петербурга Валентина Матвиенко отреагировала на «Марш несогласных» на форуме сторонников «Единой России», куда были допущены только журналисты из избранных СМИ. Возмущенно заклеймив организаторов мероприятия, она назвала марш провокацией. «На «Марш несогласных» приехали гастролеры из Москвы – два вагона человек с экстремистскими настроениями, – заявила губернатор Петербурга. – Откуда ресурсы? Кого не устраивает поступательное развитие города? Они выступили с лозунгами в поддержку Ходорковского и Березовского. Понятно, откуда финансовые ресурсы!» Далее, отметив, что Петербург – город демократический, и предоставляет возможность всем политическим партиям выразить свое мнение в цивилизованной форме. Видимо, губернатор имела в виду «единороссов», которые спокойно заседали в респектабельном конференц-зале.

Опубликовано в номере «НИ» от 5 марта 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: