Главная / Газета 15 Февраля 2007 г. 00:00 / Политика

Тайны следствия

Зачем наша милиция нас бережет от неприглядной ведомственной статистики

ЮРИИ ЗАЙНАШЕВ

В пятницу в Москве прошло расширенное заседание коллегии МВД России под председательством главы МВД, генерала армии Рашида Нургалиева. Мероприятие посетили помощник президента, директор ФСБ, генеральный прокурор, председатель Счетной палаты и весь начальствующий состав органов внутренних дел России.

Правоохранительные органы вряд ли могут рассчитывать на победу над преступностью, не говоря обществу о ее подлинных масштабах.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Правоохранительные органы вряд ли могут рассчитывать на победу над преступностью, не говоря обществу о ее подлинных масштабах.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
По итогам совещания коллегия признала, что «органам внутренних дел удалось усилить влияние на криминогенную обстановку в стране и добиться определенных положительных результатов». Парадная часть выводов коллегии была тотчас обнародована, зато «реальная» так и не стала достоянием гласности. В распоряжении «НИ» оказался полный текст закрытого решения коллегии МВД.

Основной вывод, который можно сделать, – за 2006 год рост преступности зафиксирован во всех федеральных округах. Опаснее стало жить в 68 субъектах РФ. Всего в прошлом году россияне, по данным МВД, обращались в милицию 19,3 млн. раз. Это выходит – каждый восьмой житель нашей страны. Количество жалоб выросло за год сразу на 21%. «Уровень преступности в расчете на 100 тыс. населения поднялся до 2700,7 преступления, увеличившись по сравнению с предшествующим годом на 223,1 пункта», – признало руководство МВД. Всего было совершено 3 млн. 855 тыс. преступлений.

Правда, в решении коллегии отмечается, что рост преступлений связан с налаживанием работы в милиции, сотрудников которой обязали регистрировать все преступления. Приводится и цифра – зарегистрированных преступлений стало на 8,5% больше. Скорее всего, речь идет о введении в конце ноября 2006 года так называемых «талонов уведомления». Как писали «НИ», их должны выдавать всякому обратившемуся в милицию. При этом руководство МВД особо отметило сокращение числа тяжких и особо тяжких преступных посягательств на 0,2%. Всего в 2006 году было совершено 1 млн. 74,5 тыс. таких преступлений. Это 27,9% от общей статистики.

Известный правозащитник, федеральный судья в отставке, заслуженный юрист России Сергей Пашин в интервью «НИ» оспаривает объективность выводов коллегии: но на самом деле эти талончики, о выдаче которых в конце ноября объявил Рашид Нургалиев, появились еще при советской власти и никогда не отменялись.

Просто граждане не знали об их существовании, а потому их не спрашивали, а сотрудники милиции «забывали» им про талончики сообщить. «Утверждать, что существенно сократилась преступность насильственная, тяжкая, – невозможно, – говорит Сергей Пашин. – Минус 0,2 процента – это ничтожная доля, которая находится в пределах статистической погрешности. Что особенно надо отметить – существенное сокращение убийств и причинения тяжкого вреда здоровью. Боюсь опять-таки не потому, что они сокращаются реально, а потому что улучшилась регистрация преступлений корыстных и, напротив, ухудшилась – тяжких, против личности. А кардинальных изменений не произошло».

Сергей Пашин полагает, что манипуляции со статистикой, в том числе и по части тяжких преступлений, в милиции продолжаются: «Убийство, к примеру, скрывается просто – объявляют это не убийством, а причинением тяжкого вреда здоровью, повлекшим смерть. Или несчастным случаем, или самоубийством. Очень много убийств скрывается под предлогом «исчезновения человека» – пропал, мол, без вести. Заводится не уголовное дело, а разыскное...»

А вот о чем милицейское начальство так и не решилось сообщить своим согражданам. Регистрировать, может, и стали больше, а вот раскрывать получается с каждым годом все хуже. На конец 2006 года остались нераскрытыми 2 млн. 32,4 тыс. преступлений. Это на 22,5% больше, чем аналогичный показатель в 2005 году. «По состоянию на 1 января 2007 года не установлены виновные в совершении 1 млн. 182,3 тыс. краж (+17,4%), 251,8 тыс. грабежей (+16,7%), 90,3 тыс. мошенничеств (+48,5%), 32,2 тыс. разбоев (+2,8%), 29,3 тыс. угонов транспортных средств (+9%)». Все эти данные остались закрытыми.

Из полученного «НИ» документа стали известны и места, где именно в России жить наиболее небезопасно. Больше всего нераскрытых тяжких и особо тяжких преступлений отмечено в Удмуртии, Якутии, Адыгее, Красноярском и Приморском краях, Мурманской. Пензенской, Самарской и Ульяновской областях. «Черный рекорд» побил Краснодарский край – здесь осталось нераскрытыми на 60,3% больше преступлений, чем это было в 2005 году. В своем узком кругу руководство МВД признает и многочисленные факты нарушений, совершенных нашими сыщиками в ходе следствия. «Наиболее неблагополучное положение дел с соблюдением законности сложилось в органах предварительного следствия при МВД по республикам Дагестан, Ингушетия, Калмыкия, Коми, Северная Осетия-Алания, Тыва, Карачаево-Черкесской Республике, ГУВД по Тюменской области, УВД по Курганской, Мурманской, Тверской, Ярославской, Еврейской автономной областям».

В официально обнародованную часть материалов коллегии почему-то не попал и следующий вывод, сделанный руководством МВД: «Следует признать, что принимаемые органами внутренних дел меры еще не адекватны степени проникновения криминалитета в общество. Руководители не всех МВД, ГУВД, УВД по субъектам Российской Федерации, УВДТ сумели эффективно распорядиться имеющимися силами и средствами. Отрицательные оценки по итогам прошедшего года получили органы внутренних дел 25 регионов». В «черную шестерку» самых слабых подразделений милиции вошли три УВД – Московское УВД на воздушном и водном транспорте, Кузбасское УВД на транспорте, ГУВД по Нижегородской области, а также МВД Адыгеи, Ингушетии и Якутии.

Однако пресс-центр МВД на своем сайте предпочел обнародовать другой комментарий по поводу «качества» милицейских рядов: «В минувшем году удалось стабилизировать и кадровую ситуацию в органах внутренних дел. Более устойчивой стала мотивация молодых специалистов. На первом году службы увольняются лишь единицы, при этом удельный вес сотрудников со стажем более 10 лет достиг 39%. Это важное достижение, так как в течение долгого времени происходило вымывание профессионалов, способных передать свой опыт приходящим им на смену сотрудникам»…

А вот о чем гражданам, по мнению милицейских чинов, знать не обязательно: «Остается напряженной кадровая ситуация. Во многих регионах в погоне за снижением некомплекта на службу принимается большое число лиц, не отвечающих предъявляемым требованиям. Предварительное глубокое изучение кандидатов не проводится. Как результат – в целом по МВД России к ответственности за нарушение законности в прошлом году привлечено более 26,6 тыс. (+9%) сотрудников. Состояние служебной дисциплины ухудшилось в 21 субъекте РФ».

Офицер центрального аппарата МВД, пожелавший, по понятным причинам, не называть себя, дал «НИ» иное толкование выводам генералов: «Наладить кадровую работу в ближайшие годы никак не удастся. МВД на рынке труда как работодатель не конкурентоспособно. Соответственно, оно вынуждено заниматься не подбором, а набором кадров. Никакие собеседования у психологов не помогут. Да вообще, какая психология, если кандидаты на нашу службу не способны самостоятельно заполнить графы в тесте?».


Несовершеннолетний россиянин пожаловался в Страсбург на пытки в милиции

На днях Европейский суд по правам человека зарегистрировал жалобу несовершеннолетнего нижегородца Алексея Левашова. 4 марта 2004 года Алексея Левашова доставили в УВД Автозаводского района Нижнего Новгорода. Позднее в районной прокуратуре Левашов сообщил, что во время его опроса сотрудник милиции применял к нему физическое насилие. «Он натянул мне на глаза вязаную шапку и стал наносить удары по голове, после чего стянул мне руки и ноги ремнем»,– говорит Алексей. По его словам, затем кто-то из сотрудников милиции одел парню на голову пакет и зажал его в области шеи так, что задержанному стало трудно дышать. Задыхающийся Алексей прогрыз пакет, за что один из милиционеров ударил его ногой в лоб. После повторного надевания пакета на голову, задержанный согласился под диктовку написать явку с повинной. Алексей Левашов написал, что вместе с двумя своими знакомыми совершил разбойное нападение на потерпевшего Лукьянова в ночь с 4 на 5 марта 2004 года. В декабре того же года в прокуратуру Автозаводского района поступило заявление отца Алексея Левашова на действия сотрудников милиции. По результатам проверки прокуратурой Автозаводского района 12 раз (!) выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. «Алексей Левашов исчерпал все национальные средства защиты, которые были ему доступны и получил право для защиты своих прав в Европейском суде по правам человека», – сообщил «НИ» нижегородский правозащитник Игорь Каляпин.

Сергей АНИСИМОВ, Нижний Новгород

Опубликовано в номере «НИ» от 15 февраля 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: