Главная / Газета 12 Февраля 2007 г. 00:00 / Политика

«Надеюсь, никто не включит красный свет»

Российский президент назвал основные угрозы в мире

НАДЕЖДА КРАСИЛОВА, Мюнхен

В субботу Владимир Путин выступил на Мюнхенской конференции по безопасности. Глава России в своем заявлении резко раскритиковал проводимую мировую политику, действия США и НАТО. И напрямую спросил, против кого направлена система противоракетной обороны, развертываемая в Восточной Европе. Гость такого уровня, как Владимир Путин, выступал на Мюнхенской конференции впервые. Поэтому и строгие меры безопасности в городе и особенно вокруг традиционного места проведения конференции, отеля «Байеришер хоф», тоже были предприняты впервые. В городе на каждом шагу стояли полицейские, а митинг антиглобалистов, которые традиционно выражают свой протест по случаю каждого крупного международного собрания, прошел благодаря усилиям стражей порядка незаметно, и большинство участников конференции его даже и не заметили.

В своем выступлении Владимир Путин дал резкую оценку ситуации в мире.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
В своем выступлении Владимир Путин дал резкую оценку ситуации в мире.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Интерес к мероприятию, в немалой степени благодаря участию российского президента, был огромный. По словам неизменного организатора форума, бывшего советника Гельмута Коля Хорста Тельчика, поступило такое огромное количество заявок, что все еле уместились в зале. Первой слово получила канцлер Германии Ангела Меркель. Основной темой ее доклада была мысль, что в одиночку справиться с кризисами невозможно, и что общая безопасность немыслима вне пределов Атлантического партнерства.

Владимир Путин начал свое выступление с того, что поблагодарил своих коллег за то, что формат конференции позволяет ему избежать пустых политических штампов, и он может сказать все то, что он действительно думает о проблемах международной безопасности. «Надеюсь после двух-трех минут моего выступления господин Тельчик не включит красный свет», – пошутил российский президент, отреагировав таким образом на предупреждение о регламенте. Ведущий Хорст Тельчик обратил внимание докладчиков на светофор на трибуне: если на нем загорится зеленый свет, то можно продолжать говорить, а если красный, то это значит, что время докладчика истекло. Убедившись, что красный свет ему включать никто не собирается, Владимир Путин заявил, что «холодная война» оставила нам, образно выражаясь, «неразорвавшиеся снаряды». Президент имел в виду идеологические стереотипы и двойные стандарты. По его мнению, предлагаемый после окончания «холодной войны» однополярный мир так и не состоялся. «Однополярный мир на практике означает только одно – один центр власти и принятия решений, – сказал президент России. – Это мир одного хозяина, мир одного суверена, и это в конечном итоге губительно не только для самой системы, но и для самого суверена, потому что разрушает мир изнутри. И он ничего общего не имеет с демократией».

Присутствовавшие в зале европейские представители слушали речь российского президента с мрачными, каменными лицами. Особенно часто камера выхватывала из зала лицо Ангелы Меркель, которая все сильнее хмурилась с каждым словом Владимира Путина. А вот американские сенаторы Джон Маккейн и Джозеф Либерман, известные как ярые критики российской политики, наоборот, воспринимали заявления российского президента с ироничной улыбкой, как бы демонстрируя тем самым, что чего-то подобного они уже давно ожидали.

По мнению Владимира Путина, однополярная модель не только неприемлема, но и вообще невозможна. И, как ее следствие, сегодня мы наблюдаем ничем не сдерживаемое гипертрофированное применение военной силы в международных делах и пренебрежение основными принципами международного права. «Отдельные нормы одного государства, прежде всего Соединенных Штатов, навязываются другим государствам, – наконец назвал основного виновника сложившейся системы российский президент. – B результате никто не чувствует себя в безопасности. Потому что никто не может спрятаться за международным правом как за каменной стеной». По мнению главы Российского государства, именно подобная политика является катализатором гонки вооружений.

Затем Владимир Путин предпринял наступление на НАТО и ОБСЕ. Он подчеркнул, что единственной организацией, которая имеет легитимное право принимать решение по применению военной силы в мире, является ООН. И выразил, пожалуй, основную свою тревогу, которая стала, по мнению экспертов, причиной приезда российского президента на мюнхенский форум. Речь идет о планах развертывания системы ПРО на территории Восточной Европы. Владимир Путин сказал, что ракетного оружия, реально угрожающего Европе, ни у одной из проблемных стран нет. А гипотетический пуск северокорейской ракеты через территорию Европы в США президент сравнил с попытками «правой рукой дотянуться до левого уха». Так что неизбежно встает вопрос, против кого направлен процесс расширения НАТО на Восток. При этом Владимир Путин отметил, что России дешевле строить новые ракеты, чем свою ПРО.

Американские сенаторы уже не улыбались, а что-то записывали. В заключение своей речи Владимир Путин призвал не мешать России проводить независимую политику. Вопросов к нашему президенту было так много, что ведущий предложил тем, кто не успел задать вопрос, искать ответ на следующий день на конференции министра обороны России Сергея Иванова. А сам Владимир Путин сказал, что с удовольствием со всеми провел бы дискуссию, так как «это очень любит», но время ограничено. Тем более что за рамками конференции его ждала закрытая встреча с канцлером ФРГ Ангелой Меркель.


РАЗГОВОР БЕЗ ПОЛИТЕСА

Тема мюнхенской дискуссии была сформулирована с пафосом: «Глобальные кризисы – глобальная ответственность». Девиз НАТО, напомнила канцлер ФРГ Ангела Меркель, состоит из трех слов: свобода, безопасность, ответственность. В русле этой формулы Россия может взять на себя часть глобальной ответственности и начать действовать вместе с Западом, с НАТО, полагает г-жа Меркель. Она довольно резко ответила на вопрос председателя думского комитета по международным делам Константина Косачева о том, что Запад, НАТО не смогли в последние годы сделать мир более безопасным, зато конфликтов стало больше. По словам г-жи Меркель, «легче всего сидеть и критиковать со стороны». Но дело-то не только в критике. У России, как показала речь Владимира Путина, принципиально иной взгляд и на «глобальные кризисы», и на «глобальную ответственность». Российский лидер жестко высказался против: а) усиления роли НАТО; б) приближения военной структуры альянса к российским границам; в) присвоения евроатлантическими структурами функций ООН. Владимир Путин фактически обвинил Запад в предательстве, процитировав словесные обязательства натовцев начала 90-х годов о неразмещении военной инфраструктуры на территории стран–членов тогда еще Варшавского договора. Владимир Путин предложил на рассмотрение участников форума своего рода каталог противоречий между Россией и ее западными партнерами.
Реакция участников форума и сторонних аналитиков была молниеносной. Сенаторы США Джон Маккейн и Джозеф Либерман усмотрели в резком тоне российского президента начало нового разлома, возвращение не только к риторике, но даже и практике «холодной войны». Другие, например, глава Пентагона Роберт Гейтс, назвали речь Владимира Путина просто «честной и интересной». Третьи (премьер-министр западногерманской земли Рейнланд-Пфальц Курт Бек) и вовсе подчеркивали, что при таком откровенном общении уже невозможен возврат к «холодной войне». А вот генсек НАТО Яаап де Хооп Схеффер, видимо, очень обиделся на низкую оценку роли альянса, который «уже десять лет развивает плодотворное сотрудничество с Россией». В итоге, в выступлении генсека НАТО раза три прозвучало слово «разочарован».
Широта заявленной темы, как и беспрецедентно широкий спектр участников конференции, вызвали дискуссии по другим злободневным вопросам международной политики. Так, президент Украины Виктор Ющенко подтвердил стремление своей страны в евроатлантические структуры. Разумеется, речь не идет о том, что Украина завтра же вступит в ЕС и НАТО. Но Киев, по образному выражению г-на Ющенко, определил для себя «гавань», в которую должен в конце концов зайти национальный корабль Украины. А уж кто будет капитаном корабля – второй вопрос. В свою очередь, министр иностранных дел Израиля Ципи Ливни, верховный представитель ЕС Хавьер Солана и секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Лариджани без особого успеха пытались разгадать ближневосточный кроссворд. Представители же Пакистана и Афганистана, вместе с западными партнерами, попробовали развязать афганский узел. Впрочем, прорыва в решении застарелых региональных конфликтов от конференции в Мюнхене никто и не ждал.

Александр МИНЕЕВ, Мюнхен

Опубликовано в номере «НИ» от 12 февраля 2007 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: