Главная / Газета 5 Февраля 2007 г. 00:00 / Политика

Оттенки серого

Михаил ФЕДОТОВ
shadow
В начале перестройки говорили, что двухпартийная система у нас невозможна: две партии народ не прокормит. Но, судя по тому, что сказал президент Владимир Путин на недавней пресс-конференции, уже в самое ближайшее время мы окажемся на пороге двухпартийной системы, где «Единая Россия» и «Справедливая Россия» станут правым и левым крылом двуглавой государственной птицы. Как в Америке? Там ведь тоже практически всю общенациональную политическую поляну занимают республиканцы и демократы. Однако почувствуйте разницу...

«Партии – это зло, свойственное демократическому правлению», – утверждал в середине XIX века мудрый и наблюдательный исследователь американской системы Алексис де Токвиль. Он делил партии – вне зависимости от численности их членов, сенаторов, губернаторов – на великие и малые. Первых характеризует «приверженность принципам в большей степени, нежели забота о том, к чему может привести следование этим принципам», а у вторых, напротив, «обычно не бывает политических убеждений». Великие партии возникают в момент коренных преобразований, а малые – в период спокойствия, когда «создается впечатление, будто великие люди внезапно исчезают, а души человеческие замыкаются в себе». Поскольку у нас сейчас торжество стабильности, постольку – если верить де Токвилю – нам улыбается двухпартийная система малых партий, которыми «не движут великие цели, и их отличительной чертой является эгоизм, открыто проявляющийся в любом их действии. За их пламенными речами скрывается расчет; они резко высказываются, но действуют робко и неуверенно». Похоже, не правда ли?

Вспомним, как 12 февраля 2004 года президент Владимир Путин поставил задачу обеспечить «цивилизованную политическую конкуренцию» с опорой на «влиятельные крупные политические партии, партии, пользующиеся авторитетом и доверием граждан нашей страны». 1 февраля 2007 года он признался: «Но чего греха таить, всем хорошо известно, что я принял самое прямое участие в создании «Единой России», помог этой политической партии встать на ноги, помог ее созданию и помог формированию». В отношении «Справедливой России» грех ее рождения пока будут таить, хотя в устах главы государства тезис «я приветствую и появление другой политической силы» весьма красноречив. Как и было предсказано, вторую (запасную?) партию власти выплавили в том же тигле кремлевских политалхимиков, из которого вышла «Единая Россия». Если бы обе партии самостоятельно выросли из гражданского общества, напитались заботами разных социальных групп, и, пробив асфальт устоявшихся порядков, вышли на общенациональный уровень, можно было бы сказать, что мы идем к реальной двухпартийной системе. Но искусственность происхождения доказывает лишь противоестественность всей системы.

Наша двухпартийность будет похожа на американскую только в том, что касается вышибания других партий. На региональном и местном уровнях пока еще могут оставаться «партия защиты центрального парка» или «партия переноса дворовых помоек». Но на федеральном мы уже имеем полный отказ от выборов по одномандатным округам, а значит, гарантированное отсутствие депутатов, зависимых от своих избирателей. Вместо них все места в Государственной думе займет партийная пехота. Со своими командирами, захватывающими высотки парламентских комитетов и прилагающиеся к ним центральные места в телевизионных цехах по штамповке сознания избирателей. Со своим генералитетом в лице вице-спикеров. Со своими фельдмаршалами, резко отличающимися друг от друга исключительно внешним видом и манерами. Со своим общим главнокомандующим, которым формально, по Конституции, должен быть народ-суверен, а фактически – его заменитель. Наконец, с межпартийной борьбой по принципу: «чем острее она будет, тем лучше». Ну, точь-в-точь, как программы первого и второго каналов телевидения...

В результате захвата Думы партийной пехотой она станет еще более серой. В принципе, она может вообще не заседать. Достаточно будет раз в неделю вызывать в Кремль партийных бонз для обмена ставками. «Сколько голосов ты дашь за этот законопроект?» «Двести тридцать. А ты?» «А я двести тридцать пять!» «Не горячитесь, ребята! В интересах политической конкуренции один должен быть чуть-чуть против».

Думаю, такая монотонно серая картина нам в 2007 году не грозит. Сколько-то мест отдадут жириновцам, ибо без них Дума вообще потеряет рейтинг среди увеселительных зрелищ. Трудные времена ожидают зюгановцев: снятие избирательных списков КПРФ в ряде регионов – это лишь проба избиркомовского пера. Такая же судьба уготована СПС и «Яблоку». Не потому ли их списки на региональных выборах выбрасывают на помойку, что расчищают площадку для «новых правых», которые уже столько раз были проанонсированы? Вряд ли... Скорее причина в том, что голосование против всех теперь невозможно, нижний порог явки избирателей значения не имеет, а значит, демократически ориентированные избиратели могут и дома посидеть, пока их более всеядные соседи выполнят свой гражданский долг. Следовательно, крылатая фраза Юрия Лужкова о государственной птице, которая не может лететь без правого крыла, рискует получить теперь совершенно неожиданное воплощение. Руководствуясь президентской диспозицией, «Единая Россия» станет либеральным правым крылом, «Справедливая Россия» – социалистическим левым, ЛДПР – залихватским чубчиком над хищным клювом, а выдернутые коммунистические и либеральные перья, медленно кружась, полетят к земле, чтобы стать гумусом для будущих политических ростков.



Автор - министр печати РФ в 1992-1993 гг., секретарь Союза журналистов России.

Опубликовано в номере «НИ» от 5 февраля 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: