Главная / Газета 1 Февраля 2007 г. 00:00 / Политика

Лимузины в погонах

Милицейское начальство предпочитает ездить на автомобилях самых престижных марок

ЮРИЙ ЗАЙНАШЕВ

Сегодня вступил в силу запрет на спецномера для сенаторов и депутатов Госдумы. Милицейское начальство обещает бдительно следить за тем, чтобы народные избранники строго соблюдали правила дорожного движения.

Вместо одного генеральского джипа можно приобрести десяток машин для оперативных служб.<br>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Вместо одного генеральского джипа можно приобрести десяток машин для оперативных служб.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
Глава ГИБДД России даже сообщил на днях, что автомобили со спецномерами в 30 раз чаще попадают в аварии. Видимо, для того, чтобы было удобнее следить за порядком в стране, само милицейское начальство предпочитает передвигаться в автомобилях стоимостью от 70 до 100 тыс. долларов. Вот и наводнили наши улицы лимузины с надписью «милиция» на борту. Чиновники в погонах пользуются тем, что в бюджете прописывается лишь общая сумма расходов на автотранспорт. А потратить их на десять «Жигулей» для оперативников или на один «Мерседес» для себя, каждый начальник решает сам. Тем временем даже сотрудники отдела ГИБДД на спецтрассе, расчищающие дорогу президенту, вынуждены ездить на старых автомобилях с пробегом в 300 тыс. км.

Министр внутренних дел Рашид Нургалиев ездит на бронированном «Мерседесе», его заместители – на машинах типа «Ауди-А8» или «БМВ» 7-й серии. Такие машины легко узнать по номерам – 001, 002, 003. Региональное начальство не отстает от федерального. Начальник ГУВД Москвы, генерал-полковник Владимир Пронин перемещается в пространстве на «Ауди-А8» с синими милицейскими номерами. В автосалонах она стоит от 98 до 175 тысяч долларов. Ну, может быть, глава столичной милиции у нас один и он исключение? Но вот не такой уж высокопоставленный руководитель, как начальник Московского УВД на железной дороге, генерал-майор Андрей Алексеев, по словам его коллег, тоже бороздит просторы столицы на «семерке» «БМВ». Базовая цена такой машины в салонах колеблется от 75 до 147 тысяч долларов. Начальник ГУВД Московской области, генерал-лейтенант Николай Головкин ездит на «Мицубиси Паджеро» (от 54 до 60 тысяч долларов). Его заместителей возят в основном на «Ауди-А8».

Как сообщает собкор «НИ» в Санкт-Петербурге Наталья ШЕРГИНА, а в Северной столице главные милиционеры стараются не уступать московским коллегам. Начальник ГУВД Петербурга и Ленобласти Владислав Пиотровский предпочитает «Мерседес-Гелендваген» (100–140 тыс. Евро). Собкор «НИ» в Волгограде Станислав АНИЩЕНКО сообщает, что начальник областного ГУВД Михаил Цурук ездит на тонированной «пятерке» «БМВ» черного цвета. Глава МВД Дагестана Адильгерей Магомедтагиров – на «БМВ Х5» (60–100 тыс. евро). В Приморье, учитывая географическое положение, своя мода. По сообщению собкора «НИ» во Владивостоке Дмитрия КЛИМОВА, местные силовики предпочитают японские джипы. Наиболее распространенная модель – «Тойота Ленд Крузер-100», для Приморья это наиболее престижная машина, проходимая и удобная. А вот по данным нашего собкора в Ульяновске Михаила БЕЛОГО, начальник местного УВД Валерий Лукин – настоящий патриот. У него и автомобиль соответствующий: «УАЗ-Патриот» производства местного автомобильного завода.

«Если ты свободный человек, можешь ездить хоть на «Бентли». А поскольку ты тратишь деньги российских налогоплательщиков, будь добр поддерживать собственную экономику. Говорить о патриотизме и при этом поддерживать немецкую автомобильную промышленность – это неправильно», – сообщил «НИ» Борис Немцов, в прошлом – первый вице-премьер России. Весной 1998 года Борис Немцов прославился своей тщетной попыткой пересадить чиновников с иномарок на «Волги». «Сейчас, конечно, я бы действовал осторожнее, – признается г-н Немцов. – Как? Для начала надо добиться прогресса в собственной автопромышленности, а потом уже – как некое поощрение для автозаводов – дать указание, чтобы покупались исключительно машины российской сборки».

Как говорит депутат Госдумы Павел Воронин из Комитета по бюджету и налогам, закон такие закупки не регулирует. «Дума утверждает для ведомства госбюджет, в котором есть строка «на приобретение автотранспорта, – поясняет «НИ» г-н Воронин. – Но там не указанно, какой марки автомобили приобретать. Сумма тоже не оговаривается. Все зависит от желания руководителя ведомства. Он может купить десять «Волг», а может – один «Мерседес». На мой взгляд, это неправильно. Ведь можно приобрести «Тойоту», максимально укомплектованную, за 40 тыс. долларов, но почему-то предпочтение отдают «Мерседесам» за 140 тыс. долларов».

Кстати, специалисты сомневаются в том, что для охоты за преступниками нашим сыщикам нужны самые дорогие машины. «Тойота», любая – начиная от «Авенсис» или «RAV-4» – для милиции даже удобнее, чем какой-нибудь 500-й «Мерседес», – утверждает в интервью «НИ» один из московских стритрейсеров Евгений, – хотя бы потому, что у «японки» – всегда передний или полный привод. А у «Мерсов» – чаще задний привод, что в условиях нашей погоды или на целине только усложняет езду».

С июля 2005 года в России вступил в силу 94-й закон, в соответствии с которым все закупки для чиновничьих нужд должны проходить только на основе открытых аукционов. За приобретение автомобилей в МВД отвечает Департамент тыла, руководит которым заместитель министра, генерал-лейтенант милиции Михаил Суходольский. На вопрос «НИ», почему покупаются иномарки, а не продукция с берегов Волги, сотрудники Департамента тыла МВД в частном порядке объясняли, что «иномарка ломается раз в десять реже «Волги», и мы поэтому сильно экономим на ремонте».

Бывший главный «гаишник» страны, ныне – сенатор Владимир Федоров в интервью «НИ» вспоминает. «В начале 90-х одной из первых тыловая служба МВД заключила на несколько лет большой рамочный договор с «Мерседесом» – где-то на тысячу машин, а позднее – с корейцами, закупали «Дэу» и чуть меньше – «Киа». В соответствии с договорами, естественно, мы получали скидки за оптовую покупку от автомобильных компаний, и скидки на нашей таможне». По словам Владимира Федорова, машины, в том числе иномарки для местных управлений ГИБДД, закупались в основном за счет региональных бюджетов. «Скажем, в Москве – деньги службе тыла МВД перечислял мэр Юрий Лужков, – говорит г-н Федоров. – А вот на джипы для сопровождения первых лиц страны деньги поступали из российского бюджета».

Между тем работникам милиции, что называется «на земле», приходится обходиться машинами попроще. Причем, как выяснили «НИ», старые машины достаются не только простым сотрудникам патрульно-постовой службы, которые, кстати, непосредственно охраняют наши улицы, но и милиционерам, расчищающим дорогу первым лицам государства. Водителям-москвичам, которым доводилось не раз стоять на Кутузовском проспекте, в ожидании проезда первых лиц, наверняка знакома комичная картина, когда незадолго до кремлевского кортежа по опустевшему проспекту вдруг проезжают старенькие, едва ли не ржавые патрульные машины с грозной мигалкой на «макушке». Оказывается, эти древние автомобили принадлежат 2-му отделу ДПС на спецтрассе ГИБДД столицы.

«В этом отделе, который, в частности, расчищает дорогу президентскому кортежу на Кутузовском проспекте и на Рублевском шоссе, сложилась пикантная ситуация, – рассказывает «НИ» президент Коллегии правовой защиты автовладельцев Виктор Травин. – Недавно прошла проверка Департамента обеспечения безопасности дорожного движения МВД России. Она обнаружила катастрофическую ситуацию – парк у «двойки» заметно устарел, а самих машин не хватает. Как показала проверка, милицейские «канарейки», от исправности которых в значительной мере зависит, попадет ли российский президент на работу, намотали на спидометр по 300–400 тысяч километров».


НА ЧЕМ ПЕРЕДВИГАЕТСЯ ПОЛИЦИЯ ЗА РУБЕЖОМ

В США с октября прошлого года полиция и другие экстренные службы американского штата Калифорния стали оснащаться трехколесными мопедами с питанием от электрических батарей, которые можно заряжать от обычной бытовой сети. Электроскутеры оборудованы жидкокристаллическими мигалками, сиреной и GPS-навигацией. При этом только для полиции Калифорнии сделано исключение в законодательном запрете на закупки для государственных и муниципальных нужд внедорожников. Летом 2006 года дорожная полиция Нью-Йорка стала оснащаться автомобилями Dodge Charger мощностью 340 лошадиных сил, способными развивать скорость до 240 км в час. Автомобили оборудованы мощными таранами перед радиаторной решеткой, а также имеют дополнительный аккумулятор. Базовая цена автомобиля – около 30 тыс. долларов, но полиция Нью-Йорка получила приличную скидку, как оптовый покупатель.
С июля 2006 года австрийская полиция использует автомобили Porsche-911 в качестве патрульной машины на крупнейших автобанах страны. По словам полицейских, спортивный автомобиль, способный развивать скорость до 285 километров в час, оказывает «превосходный профилактический эффект» на потенциальных нарушителей скоростного режима. Водители, увидев его стоящим где-нибудь на обочине, предпочитают притормозить.
В июне 2002 года чешская полиция шокировала местную общественность, закупив в России 150 внедорожников «Нива». Известно, что чешская компания Skoda, являющаяся частью концерна Volkswagen, активно поддерживается правительством своей страны и агрессивно вытесняет с национального рынка конкурентов. Тем не менее стражи правопорядка пошли наперекор общественному мнению. Решающую роль сыграли неприхотливость и высокая проходимость российских внедорожников, простота их ремонта и обслуживания, а также довольно низкая стоимость запасных частей и комплектующих.
В апреле 2006 года жандармерия Франции приобрела для дорожной полиции 63 автомобиля японской фирмы «Субару», способные развивать скорость до 240 км в час. Автомобили предполагалось использовать в борьбе с наиболее злостными нарушителями правил дорожного движения.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 февраля 2007 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: