Главная / Газета 15 Января 2007 г. 00:00 / Политика

Сдачи не надо

В Чечне заканчивается «последняя амнистия»

ЮРИЙ ЗАЙНАШЕВ, ДАГМАРА КАСАЕВА, Грозный

Сегодня официально теряет свою силу очередная – седьмая – амнистия для чеченских боевиков, объявленная полгода назад и утвержденная в сентябре Госдумой. По данным МВД, в ходе этой акции сдали оружие более 430 бывших участников сопротивления, и власти расценивают ее как вполне успешную. В правительстве Чечни «НИ» сообщили, что и после сдачи многие боевики продолжают воевать, правда, уже в милицейской форме и на стороне властей. В Грозном не исключают, что эта амнистия «стала последней». Политологи в Москве в свою очередь полагают, что амнистий мало не бывает и на Кавказе понадобится еще как минимум одна. Истекающая сегодня амнистия – первая с тех пор, как были убиты лидеры сепаратистов Аслан Масхадов, его преемник Абдул Халим Сайдуллаев и Шамиль Басаев. Собственно говоря, эта акция была приурочена к смерти Басаева. 15 июля директор ФСБ Николай Патрушев призвал боевиков сдаваться. А уже 22 сентября Госдума объявила амнистию. Подразумевалось, что после гибели руководства так называемой Ичкерии у многих боевиков появится желание вернуться к мирной жизни, не опасаясь мести со стороны своих бывших товарищей по оружию. Официальная статистика в целом оправдала эти ожидания. Число особо тяжких преступлений в республике снизилось в минувшем году относительно 2005 года на 26,7%, а преступлений с применением огнестрельного оружия – на 33,3%. Число зафиксированных терактов в Чечне упало за последние годы в четыре раза. Очевидно, что шансы сепаратистов на военный реванш растаяли. Символическим финалом амнистии стала пятничная сдача властям племянников покойного Зелимхана Яндарбиева. Как объявила пресс-служба чеченского правительства, в загородной резиденции Рамзана Кадырова состоялась явка с повинной трех бывших участников НВФ. Это Амирхан и Вахид Яндарбиевы, а также Варуди Давлетгириев. По их собственным словам, все трое находились в первую войну в охране своего дяди, экс-президента Ичкерии Зелимхана Яндарбиева. Правда, сепаратисты на своих сайтах утверждают, что Яндарбиевы несколько преувеличивают. Первый заместитель руководителя аппарата президента и правительства ЧР Муслим Хучиев сообщил «НИ», что «со времени объявления амнистии властям сдались более 400 участников незаконных вооруженных формирований». «Результаты очень впечатляющие.

После амнистии многие боевики продолжают воевать, но теперь в рядах МВД Чечни.<br>Фото: АР
После амнистии многие боевики продолжают воевать, но теперь в рядах МВД Чечни.
Фото: АР
shadow
Истекающая сегодня амнистия – первая с тех пор, как были убиты лидеры сепаратистов Аслан Масхадов, его преемник Абдул Халим Сайдуллаев и Шамиль Басаев. Собственно говоря, эта акция была приурочена к смерти Басаева. 15 июля директор ФСБ Николай Патрушев призвал боевиков сдаваться. А уже 22 сентября Госдума объявила амнистию. Подразумевалось, что после гибели руководства так называемой Ичкерии у многих боевиков появится желание вернуться к мирной жизни, не опасаясь мести со стороны своих бывших товарищей по оружию. Официальная статистика в целом оправдала эти ожидания. Число особо тяжких преступлений в республике снизилось в минувшем году относительно 2005 года на 26,7%, а преступлений с применением огнестрельного оружия – на 33,3%. Число зафиксированных терактов в Чечне упало за последние годы в четыре раза. Очевидно, что шансы сепаратистов на военный реванш растаяли.

Символическим финалом амнистии стала пятничная сдача властям племянников покойного Зелимхана Яндарбиева. Как объявила пресс-служба чеченского правительства, в загородной резиденции Рамзана Кадырова состоялась явка с повинной трех бывших участников НВФ. Это Амирхан и Вахид Яндарбиевы, а также Варуди Давлетгириев. По их собственным словам, все трое находились в первую войну в охране своего дяди, экс-президента Ичкерии Зелимхана Яндарбиева. Правда, сепаратисты на своих сайтах утверждают, что Яндарбиевы несколько преувеличивают.

Первый заместитель руководителя аппарата президента и правительства ЧР Муслим Хучиев сообщил «НИ», что «со времени объявления амнистии властям сдались более 400 участников незаконных вооруженных формирований». «Результаты очень впечатляющие.

Амнистия оправдала себя. Как отметил Рамзан Кадыров, в дальнейшем проводить такие амнистии не имеет никакого смысла. Все, кто хотел услышать, те услышали. Тот, кто не запятнал себя кровью, уже явился. Тем не менее работа по этому направлению будет продолжена», – заявил чиновник. Председатель нижней палаты парламента Чечни Дукваха Абдурахманов также доволен итогами амнистии. «Если на человеке нет крови, то он становится полноправным членом общества, – сообщил он «НИ», – таким же гражданином, как и остальные. Каждого из них обязательно трудоустраивают».

Между тем за минувший год властям сдались и те высокопоставленные полевые командиры, которые формально не подпадали под амнистию. В июле, еще накануне гибели Басаева, сложил оружие Саид-Хасан Мурдалов, который семь лет назад в качестве заместителя военного коменданта Ичкерии командовал обороной Грозного. В марте с повинной явился бывший начальник штаба личной гвардии президента Ичкерии Ислам Дацаев. В те же дни «вышел с белым флагом» и Султан Гелисханов, возглавлявший департамент госбезопасности Ичкерии в начале первой войны. Стоит отметить, что новых высоких государственных постов никто из этих людей, естественно, не получил. Большинство из сдавшихся боевиков зачисляются в состав второго полка МВД имени Ахмат-хаджи Кадырова. «Большей частью они уходят на службу в силовые структуры, – подтверждает «НИ» Муслим Хучиев. – Меньшая часть занята в сельском хозяйстве, а также в строительстве». Наиболее высокий пост из числа сдавшихся боевиков сегодня занимает только бывший министр обороны Ичкерии Магомед Хамбиев, который был избран депутатом парламента Чечни от СПС.

Из руководителей Ичкерии, чьи имена были на слуху в начале второй военной кампании, подавляющее большинство уже погибло. В живых остаются лишь Ахмед Закаев, Усман Фирзаули и Мовлади Удугов – все, насколько известно, в эмиграции. Те же, кто возглавляет оставшихся в горах боевиков, уже не могут сравниться с ними по степени влияния. Например, Доку Умаров, называющий себя президентом Ичкерии, еще шесть лет назад был всего лишь командиром среднего звена.

Член научного совета Карнеги-центра Алексей Малашенко сомневается в том, что амнистий на Кавказе больше не будет. «В любом случае несколько сот человек остаются в горах и будут продолжать сопротивление, – сказал «НИ» политолог. – До стабильности еще далеко. Так что, я думаю, предстоит еще и «самая последняя амнистия». По словам г-на Малашенко, хотя к этим амнистиям в республике давно привыкли, многих в Чечне они раздражают. «Потому что люди, которые еще недавно были в горах, теперь получают доступ в местную милицию, – объяснил эксперт. – Получается, что те жители, которые не воевали на стороне Дудаева и Масхадова, теперь видят вооруженными и в милицейской форме тех, кто в общем-то всю эту войну и затеял. Это одна из больших проблем, связанных с амнистией».


ИСТОРИЯ АМНИСТИЙ В ЧЕЧНЕ

Объявленная в сентябре 2006 года амнистия участникам боевых действий на Северном Кавказе стала седьмой с 1994-го и третьей с 1999 года. За эти годы свое положение легализовали около 8 тыс. боевиков и были освобождены от наказания несколько сотен военнослужащих федеральных сил. Предполагалось, что под действие последней амнистии подпадут еще примерно полторы-две тыс. боевиков и федералов.

13–17 декабря 1994 года объявленной президентом Борисом Ельциным амнистией воспользовались около пятисот человек.

1–31 декабря 1995 года опять же по призыву президента Ельцина от вооруженной борьбы с федеральными силами отказалось около ста человек.

9 февраля 1996 года Госдума объявила амнистию оказавшимся в руках федеральных сил 11 боевикам, принимавшим участие в нападении на дагестанский город Кизляр и село Первомайское в январе 1996 года. В обмен радуевцы освободили 12 новосибирских милиционеров, взятых в плен в ходе боев за Первомайское.

В марте–августе 1997 года действовала объявленная Думой амнистия для всех участников незаконных вооруженных формирований и военнослужащих федеральных сил, не совершивших тяжких преступлений за все время первой чеченской войны. Ею воспользовались около 5 тыс. человек.

13 декабря 1999 года – 15 мая 2000 года по призыву Госдумы прекратили сопротивление и сложили оружие 2,5 тыс. боевиков, из которых 750 человек были полностью амнистированы.

6 июня – 1 сентября 2003 года, воспользовавшись амнистией «в связи с принятием конституции Чеченской Республики», к мирной жизни вернулись 200 боевиков. Кроме того, были амнистированы 226 военных и милиционеров.

Опубликовано в номере «НИ» от 15 января 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: