Главная / Газета 10 Января 2007 г. 00:00 / Политика

Уроки пунктуации

ВАЛЕРИЙ ВЫЖУТОВИЧ
shadow
В доме повешенного не говорят о веревке. Но в Багдаде последние дни только о том и слышно. Вздернули Саддама. Теперь готовят петлю для двух его соратников. Мировое сообщество выражает свое возмущение. Италия начала исполнять обязанности непостоянного члена Совета Безопасности ООН и тотчас предложила ввести всеобщий мораторий на смертную казнь. Новый генсек ООН Пан Ги Мун вступил в должность и немедленно призвал отменить казнь соратников Хусейна. Мэр Рима зажег огни в Колизее как знак отказа от варварских форм наказания. Министр финансов Британии Гордон Браун сказал, что манера казни Саддама Хусейна была «абсолютно неприемлема» и «прискорбна». Президент Египта Хосни Мубарак отметил, что повешение превратило Саддама в мученика. Лидеры нескольких государств заявили, что казнь бывшего президента Ирака больше напоминала линчевание на почве межрелигиозной розни.

В международном этом хоре звучит и протестующий голос России. Тональность та же. Примерно такая: спору нет, Саддам заслуживал сурового наказания, но виселица – это дикость, средневековье. Расправа над Хусейном не поспособствует наведению мостов между суннитской и шиитской общинами, наоборот, еще сильнее расколет страну. Казнь иракского диктатора вызовет новую волну терроризма, и она уже поднимается – глядите, в Палестине сформированы «Бригады мучеников Саддама Хусейна», их цель – нанесение ударов по израильским, иранским и американским объектам. Все так, все правильно. Из заявлений наших официальных лиц трудно понять лишь одно – как Россия в принципе относится к смертной казни и, в частности, к предложению ввести всеобщий мораторий на нее. Россия поддерживает это предложение, или ей ближе позиция нового генсека ООН, заявившего, что разрешение смертной казни или запрет на нее – внутреннее дело каждого государства?

Начался новый год. Уже отнюдь не первый с тех пор, как Россию настойчиво призывают утвердить европейскую пунктуацию в классической фразе: «Казнить нельзя помиловать». На прошлогодней сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы был обнародован доклад «О позиции ПАСЕ в отношении государств – членов Совета Европы и государств-наблюдателей, не отменивших смертную казнь». В числе стран, пренебрегающих европейскими правовыми стандартами, фигурирует и Россия. Депутаты ПАСЕ намерены оказать на нее давление. Генеральный секретарь Совета Европы Терри Дэвис тоже дал понять, что конвенцию о неприменении высшей меры пора бы, наконец, ратифицировать.

Ратификации международного протокола об отмене смертной казни от нас ждут давно. Обязательства не применять высшую меру были даны Россией в мае 1996 года при вступлении в Совет Европы, но международно-правового оформления так и не получили. Действует лишь мораторий на смертную казнь. Но мораторий – еще не отмена. Если Россия всерьез собирается привести свой Уголовный кодекс в соответствие с западными правовыми стандартами (членство в Совете Европы к тому обязывает), ей следует поторопиться. Затянувшаяся неопределенность начинает все больше раздражать наших европейских партнеров, не понимающих, почему страна, на словах разделяющая международные принципы гуманизма, не хочет узаконить отказ от высшей меры.

Российский президент о необходимости отменить смертную казнь пока публично не высказывался. Может, и правильно. Уж он-то с его интересом к истории, должно быть, знает, сколько российских правителей поддались в свое время такому соблазну и чем потом все кончилось. Дочь Петра Первого Елизавета, весьма набожная особа, восходя на престол, дала обет во все время своего царствования никого не лишать жизни. Но ее гуманные побуждения, встреченные глухим строптивым ропотом дворянства и чиновничьей бюрократии, не простерлись дальше замены палаческого топора на палаческий кнут. Или те же большевики: начав на второй день своей революции с декрета об отмене смертной казни, они к лету 1918-го уже воздавали кому следует красным террором.

Дело, конечно, не только в исторической традиции, не в том, что христианская заповедь «не убий» в России веками сочеталась с жесточайшими казнями, а на главной площади страны церкви и поныне соседствуют с Лобным местом. Дело в сегодняшних наших реалиях, мало приспособленных к дарованию милости лютым убийцам. Пока ежедневно на просторах родного отечества человеческая жизнь истребляется в несусветных масштабах, пока она не стоит ни копейки, до тех пор общественное мнение будет восставать против упразднения высшей меры. Сами же споры о том, не пора ли и нам приобщиться к мировой цивилизации, исключающей из правового обихода пулю, электрический стул или виселицу, уже стали в России навязчивыми до отвращения по причине их полнейшей бесплодности. Иногда кажется: если на что и пора вводить мораторий, так, пожалуй, на эту дискуссию, лишенную в наших общественных обстоятельствах всякого практического смысла.



Автор – публицист, политический обозреватель «Российской газеты».

Опубликовано в номере «НИ» от 10 января 2007 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Заложники Рамзана


США заявили о готовности начать военную операцию в Ираке и Сирии


Отчаянное положение

Афганская армия не может отбить город у талибов, не прибегая к помощи американцев

Число пострадавших при мощном взрыве в Кабуле выросло почти до 400 человек


Лидера движения «Талибан» «похоронили» в пятый раз


Все ближе к России

Боевики «Исламского государства» появились на территории Афганистана

Ненадежное убежище

ООН вступилась за мигрантов в России, которым на родине грозит опасность

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: