Главная / Газета 27 Декабря 2006 г. 00:00 / Политика

Ирина Хакамада

«Я хожу, где хочу, потому что я свободный человек»

ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО

С каждым новым созывом Думы ярких запоминающихся личностей в парламенте становится все меньше и меньше. Нынешний депутатский состав, похоже, и вовсе не останется в памяти народной. Между тем складывается впечатление, что представителям думского большинства популярность в народе и вовсе не нужна. Если раньше народные избранники рвались в телеэфир, то теперь они старательно избегают камер и публичных мероприятий. Президент межрегионального общественного фонда социальной солидарности «Наш выбор» Ирина ХАКАМАДА рассказала «НИ», почему телевизор нынешним политикам только вредит и на каких мероприятиях все-таки можно встретить современного политика.

Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
– Ирина Муцуовна, создается ощущение, что нынешние политики опять страшно далеки от народа. Что они живут своей жизнью, а избиратели – своей. Неужели им уже не нужна популярность?

– Политика в России всегда была отдалена от народа. И любые депутаты у нас далеки от граждан, правда, в меньшей степени, чем министры. А уж прокурорские работники совсем к жизни граждан не имеют никакого отношения. Это так. А политики как таковой сегодня нет. И с точки зрения удаленности от граждан, и с точки зрения публичной конкурентной политики – модели открытого общества. Теперь у нас авторитарный режим, но с такими, знаете ли, развлекаловками в виде каких-то выборов.

– А насколько сегодня политику вообще необходимо быть публичным?

– Ну, сейчас телевизор им не нужен. Он только портит им жизнь. Когда серая «Единая Россия» появляется в эфире, то ничего от этого не выигрывает.

– Почему?

– Потому что они никакие. Серые мыши. Чиновники. А публичная политика требует страсти, пассионарности, веры в какие-то идеи. С этой точки зрения появление в телевизоре выгодно только Жириновскому.

– Но как вести себя оппозиционному политику в такой ситуации, когда на телевидение ему путь фактически закрыт? Больше участвовать в массовых акциях?

– Массовую акцию не так просто собрать, потому что люди, в общем-то, сегодня не настроены на активные выступления. Оппозиционный политик может вести себя как угодно. Но он должен понимать, что сверху ничего не произойдет. Изменение может произойти только за счет протеста людей снизу, а на это уйдут многие-многие годы. То есть, ему просто надо иметь это в виду, когда он собирается заниматься политической деятельностью. Если он захочет быстрых результатов, здесь и сейчас, то ничего не выйдет.

– Вы недавно выступали на «Марше несогласных». Что вы там увидели?

– Людей, которые слушали нас с большой надеждой. Их было много, они не поддавались на провокации, у них были светлые глаза. Огромное число интеллигенции.

– К вам подходило много граждан. Они о чем-нибудь вас просили?

– Ко мне постоянно обращались с просьбами, чтобы мы (оппозиционеры. – «НИ») шли вместе на выборах.

– Вы говорили о том, что нынешним политикам телевизор только мешает. Но ведь есть еще светская жизнь. Нынешние политики – они частые гости на приемах и тусовках?

– Нет. Митрофанов только ходит, но он известный тусовщик. Да они и раньше не очень-то ходили. У политиков всегда своя закрытая тусовка. Вы можете их встретить на престижных концертах с государственной поддержкой. Например, у Спивакова на дне рождения встретите, у какой-нибудь звезды Большого театра встретите. А чтобы они демократично ходили по каким-то выставкам современного искусства или, например, просто заглянули в ночной клуб? Ну, этого вы не дождетесь. Только я хожу, где хочу, потому что я свободный человек. Я политик другой формации.

– А что дает политику посещение светских мероприятий: полезные связи, контакты?

– Контакты все у них есть. Ну, престижно это, понимаете? Раньше, в советские времена, тоже были концерты. Например, посвященные празднику милиции. Такие концерты и сейчас в моде. Вот там будут сидеть все политики.

– Иными словами, современные политики варятся в собственном соку?

– Да. Я бы сказала, что эта тенденция усилилась, но она и не исчезала никогда. Они всегда варились в собственном соку. Те, кто не варился, были белыми воронами. Вот я всегда была белой вороной. По-своему Жириновский и Митрофанов тоже белые вороны, только они лояльны власти, поэтому у них есть возможность светиться в прессе и на телевидении. Плюс они играют в популярную идеологию, а потому имеют поддержку определенного сегмента населения. А у демократов сегмент очень узкий, и к ним не лояльна власть. Поэтому у белых ворон совсем сложные перспективы. А так, в общем-то, больше никто не выделяется. Вы же сами наверняка не видите никого. Причем вы не видите не только сегодня действующих политиков, но на каких-то совершенно свободных мероприятиях не встретите ни Чубайса, ни Гайдара, ни Грефа, ни Кудрина. Они всегда крутились в узком кругу и во времена Ельцина тоже.

– А вам какие мероприятия больше всего нравится посещать?

– Я люблю посещать Дом фотографии, потому что это современная фотография. Люблю приходить во всякие галереи. Например, недавно в Доме Нащокина разукрасили киевскую мебель. Тоже очень здорово. Люблю посещать не пафосные премьеры, а там, где андеграундное искусство. Я люблю все, что не в основном потоке, люблю все, что движется прямо наоборот. Мне нравится, когда интересно, где продвинутые творческие люди и никакого официоза вообще. Я тогда чувствую себя спокойно. Я одна среди всех, и чем меньше меня замечают, тем мне лучше и комфортнее. Вчера пришла на открытие «блошиного рынка», вот там бродили всякие «випы», и меня сразу замучили телекамеры. В итоге я даже не успела ничего выбрать и купить к Новому году.

– Уже определились, как будете встречать Новый год?

– В Москве с детьми, с семьей и друзьями. Я надеюсь, что все уедут из Москвы, и я смогу до 10 января жить нормально в своем городе, где ничего не происходит. Просто уже невозможно становится: я никуда не могу доехать из-за пробок!

Опубликовано в номере «НИ» от 27 декабря 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: