Главная / Газета 11 Декабря 2006 г. 00:00 / Политика

Назад, в СССР

Борьба с властью превращает правозащитников в диссидентов

ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО

Вчера в Москве прошел Второй чрезвычайный съезд в защиту прав человека. Правозащитники объявили себя последовательной гражданской оппозицией и платформой для объединения всех оппозиционных партий. По мнению экспертов, уйти в политику правозащитников вынудило их противостояние с властью, потому что, лишившись гражданских и политических прав, правозащитники не могут защищать социальные и экономические.

Правозащитники объявили себя оппозицией.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Правозащитники объявили себя оппозицией.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
С самого утра в зале гостиницы «Космос», где собирались заседать правозащитники, царила атмосфера протеста. На стенах висели политические плакаты. Под фотографией Анны Политковской было написано: «Великая дочь России». Здесь же были фотографии «жертв политического правосудия». О политике говорили во всех концах зала.

В начале заседания с приветственным словом выступил комиссар Совета Европы по правам человека Томас Хаммарберг. Российские официальные правозащитники – председатель совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и прав человека Элла Памфилова и уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин – на съезд не приехали.

В ходе выступлений стало ясно, что правозащитники готовы примерить на себя новую роль. Из защитников прав граждан от произвола чиновников они превращаются в критиков власти, становятся оппозицией подобно тому, как были оппозицией во времена СССР. Так, председатель Московской Хельсинкской группы (МХГ) Людмила Алексеева заявила, что власть подавляет гражданское общество, победа оппозиционных партий затруднена до невозможности, граждан лишили права на независимый контроль выборов, отняли право голосовать против всех кандидатов, отменили порог явки на выборах. «Именно потому, что мы не обладаем политическими и гражданскими правами, мы лишены возможности защищать социальные и экономические права», – убеждена председатель МХГ. «Сейчас каждая партия и правозащитники протестуют, когда запрет касается их мероприятия. Эти протесты будут действенными лишь тогда, когда запрет митингов, скажем, КПРФ, вызовет совместный протест не только коммунистов, но и правозащитников, и СПС, и «Яблока», и «лимоновцев», и даже «Родины», – предельно доходчиво донесла до собравшихся свою мысль Людмила Алексеева.

Лев Пономарев считает, что оппозицию загнали в угол.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow Член оргкомитета съезда, лидер движения «За права человека» Лев Пономарев рассказал «НИ», что в документах, подготовленных к съезду, прямо написано: правозащитники объявляются последовательной гражданской оппозицией власти.

«Это не поза и не попытка натянуть на себя какой-то дополнительный вид деятельности, а реальность», – пояснил он. По словам правозащитника, оппозиционные партии сейчас загнаны в угол, не имеют реальной возможности участвовать в выборах, их нет в парламенте. И, кроме того, сами эти оппозиционные партии находятся в стадии некоего саморазрушения. Отношения между партиями никак не могут выстроиться. У них много противоречий между собой. Даже небольшие нюансы их программ заставляют партии все время ссориться друг с другом и пытаться показывать, что они лучшие. А правозащитникам этого делать не надо, они занимаются конкретным делом и имеют естественный импульс к объединению. Получается так, что «именно правозащитники вынуждены объявлять себя реальной оппозицией и играть очень большую роль в объединении оппозиции».

Правозащитники, как они утверждают, подались в политику не от хорошей жизни. Присутствовавший на съезде лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров заявил, что правозащитникам в современной России приходится работать «в условиях чудовищного прессинга». Резко охарактеризовал ситуацию в стране и председатель Российского «Мемориала» Сергей Ковалев, который заявил, что, несмотря на то, что Россия это федеративное государство, по факту наша страна является «строго централизованным государством с провинциями, управляемыми назначенцами». Парламент г-н Ковалев назвал «раболепствующим», судебную систему – «служивым правом», избирательное законодательство – «начисто вычеркивающим механизмы открытой политической конкуренции». Затем докладчик назвал делегатов съезда «маргиналами, которые вышли на первое место среди обозначенных властью мишеней». И в ближайшее время в правозащитном сообществе произойдет раскол: одни уйдут в подполье, а другие будут «с отвращением демонстрировать лояльность власти».

Руководитель группы «Меркатор» Дмитрий Орешкин подтвердил «НИ», что правозащитники «сами по себе вне собственного желания становятся элементами политического процесса», а «власть будет говорить, что они проплачены Западом». По словам политолога, в нормальном обществе нет нужды объединяться крайне левым с крайне правыми, но, когда прав лишают всех, неизбежно все находят общность интересов в том плане, что они борются за свои права. «Ровно так было в Советском Союзе, когда среди диссидентов были и русские националисты, и монархисты, и крайние западники, – продолжил г-н Орешкин. – Существовали они потому, что власть не давала им возможности легально действовать. И это проблема власти, которая построила такую конфигурацию, при которой люди самых разных политических убеждений объединяются в единую корпорацию, которая противостоит власти».

Несмотря на то, что правозащитники все громче призывают оппозиционеров к объединению для совместных протестных действий, не все политики согласны объединяться без учета различия в идеологии. Так, приехавший на съезд лидер «Яблока» Григорий Явлинский правозащитников похвалил, нынешнюю власть поругал, но сказал, что сотрудничать с радикалами «Яблоко» не будет». Дмитрий Орешкин говорит, что лидеры «Яблока» и СПС «изо всех сил ищут компромисс с властью», тогда как власть их «не понимает и вытесняет за пределы реальной политической жизни». Еще одна причина несговорчивости того же Григория Явлинского заключается в том, что, если он «отойдет на позиции крайнего политического спектра», лидером там он уже не будет.

Сегодня правозащитный съезд перейдет во Всероссийский Гражданский конгресс, где оппозиция и правозащитники попробуют договориться о совместных действиях. «Мы будем обсуждать, в чем мы уже можем согласиться, люди разных политических убеждений, разных идеологий», – рассказала «НИ» Людмила Алексеева. На конгрессе также планируется принять Программу гражданского согласия, которая, по словам Гарри Каспарова, может стать основой для объединения демократических сил вокруг единого кандидата в президенты на выборах 2008 года.

Опубликовано в номере «НИ» от 11 декабря 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: