Главная / Газета 8 Декабря 2006 г. 00:00 / Политика

Михаил Державин

«Я не против, если президентом России будет женщина»

МАРИНА БАЗЫЛЮК

Советского Союза не существует уже 15 лет, однако известный актер Михаил Державин до сих пор тоскует по единому государству. Он любит бывать в странах, когда-то входивших в СССР, и с ностальгической ноткой вспоминает о прежних временах. Кстати, артист не скрывает, что был членом компартии, и считает, что «Единую Россию», в которую он давно вступил, можно назвать преемницей КПСС.

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
shadow
– Сейчас вы – член «Единой России», раньше были членом КПСС. Вам дискомфортно вне партии?

– По натуре я человек партийный, коллективный, даже никогда не гнушался общественных работ. Что поделать – так воспитан. И это не хорошо, и не плохо. Я старый партиец – это данность. Я законопослушен по традиции, и я очень уважаю свою страну. Больше скажу, я так был приучен с малых лет, что искренне считаю – мое присутствие в день выборов около урны с бюллетенем в руке – действительно поможет стране! И это при том, что мой папа – актер Театра Вахтангова, народный артист Михаил Степанович Державин, – никогда не состоял в партии. Правда, дед был коммунистом. И я никогда не скрывал, что был членом коммунистической партии. Вступить в партию в свое время меня уговорил художественный руководитель нашего театра Валентин Плучек, который сам всю жизнь был беспартийным. Он вызвал меня к себе и говорит – надо вступить в коммунистическую партию. Я спрашиваю: «А почему я? Почему не Ширвиндт или не Миронов?» А он говорит: ты единственный русский в театре (смеется). На самом деле я всегда был человеком с активной гражданской позицией. Но не скажу, что я сильно заскучал, когда мы все разом оказались вдруг беспартийными. Вешаться за компанию нельзя. Действительно активные люди всегда найдут свои ниши.

– Почему же вы решили вступить в «Единую Россию»?

– Нас с супругой туда никто не загонял и не упрашивал – это точно. И лично мне ничего не нужно ни от какой партии. Но сегодня такое мощное объединение необходимо нашему обществу – гражданам надо вернуть утраченное чувство защищенности. Я решил вступить в «Единую Россию», когда эта партия только появилась, то есть достаточно давно. Именно потому, что мне понравилась их программа, и те люди, которые ее организовали, мне были симпатичны. Меня никто не агитировал, как и мою супругу. Кстати, Роксана (певица Роксана Бабаян, жена Михаила Державина. – «НИ») у меня вообще известный партийный деятель. Я уже говорил про нишу, которую всегда найдет активный человек, так вот она в свое время стала президентом Российской лиги защиты животных. Членство в какой-либо партии может быть очень плодотворным, если ты действительно хочешь помогать людям. «Единая Россия» мне подходит по внутренним убеждениям, по устройству – хорошо, что она близка к власти и на нее власть опирается сегодня, когда в стране идет новое государственное строительство. Ее даже можно назвать в определенной степени преемницей КПСС, это с той позиции, что в КПСС было много хорошего.

– Многие считают, что преемница КПСС – это КПРФ.

– Нет, КПСС и «Единая Россия» похожи в том, что это сила, на которую опирается власть. А мы привыкли жить при сильной партии и за время отсутствия основной нашей партии не отвыкли от этого. Я же хочу только одного – помогать людям, стране. Когда состоишь в партии – это делать проще. Тем более когда твои идеи и ее совпадают.

– Когда вы занимаетесь общественной работой? Ведь у вас плотный график гастролей, спектакли в Москве, съемки…

– Главное, что я со сцены не призываю людей быть плохими и совершать дурные поступки. Конечно, специально делать что-то трудно – у нас с супругой слишком плотный график. Но поскольку мы люди публичные, то можно, повторюсь, призывать людей к добру.

– Наверное, с тех пор, как вы опять стали партийным человеком, голосуете только за своих?

– Когда я голосую, я всегда смотрю программу того, за кого хочу отдать голос. Но с тех пор, как я вступил в «Единую Россию», ситуация, конечно, изменилась. С другой стороны, программы у всех партий очень похожи, одна и та же идеология. Все вроде хотят только одного, чтоб все были сыты, здоровы…

– Вас не было в Москве всю неделю. Случайно не на съезд «Единой России» летали?

– Нет, был в Азербайджане, в Баку, мы возили туда спектакль «Привет от Цюрупы». Кстати, сейчас в Азербайджане проходят Дни русской культуры. И знаете, я вернулся оттуда с прекрасным ощущением – отношение к нам там было такое замечательное, искреннее, чудесное! У меня было ощущение, как будто мы вернулись в советские времена. Принимали грандиозно, причем на уровне президента страны. Кстати, недавно нас прекрасно принимали на Украине. Я имею в виду простых людей. А это главный показатель. Нельзя полный зал народа попросить или заставить искренне аплодировать. А вот в Грузии я давно не был. Вот уж чудесная по архитектуре, памятникам культуры страна! И там нас всегда чудесно принимали. Кто бы мог подумать когда-то, что такое может произойти в отношениях между нашими странами… Мне кажется, тут ситуация, как в поговорке, – рыба гниет с головы. Конечно, отношения между странами обычные люди, простые, наладить не могут. Тут, как ни жаль, все зависит от руководства страны, все в их руках, тем более что они лучше нас владеют политической ситуацией. А Грузию мы, актерская братия, всегда любили еще и потому, что там актеры прекрасные, фильмы у них были замечательные. Что вы! Они же до сих пор к Эскиной (Маргарита Эскина, директор Центрального дома актера. – «НИ») до сих пор в гости ездят, как к родной! И им всегда там рады. Про Молдавию сказать мне что-то сложно – она мне не так близка, как Грузия. Кстати, я давно не был в Прибалтике, но многие мои знакомые и друзья, которые оттуда возвращаются с гастролей, говорят, что принимают очень хорошо.

– Михаил Михайлович, а насколько вы в курсе политических событий, которые происходят в стране, мире?

– Все основные новости политического свойства я обычно узнаю из газет. Правда, ничего не выписываю, приходится специально покупать прессу каждый день. Телевизор смотрю меньше, потому что сильно занят. Сегодня меня, думаю, как и каждого гражданина нашей страны, тревожит ситуация со странным убийством или странной смертью Литвиненко, а потом и странной болезнью Гайдара. Страшно и тревожно мне и потому, что эти два события вдруг связали в одно. Тут уже невольно задумаешься – почему? Вообще, когда убивают человека, это страшно. Раньше при советской власти тоже происходили какие-то такие события. Но тогда пресса все так не освещала, потому что было нельзя, и как-то спокойнее жилось.

– Сегодня многие деятели культуры сетуют, что как раз, когда «спокойнее жилось», им труднее работалось. Надо было ставить определенное количество нужных пьес – про партию, про Ленина.

– Ну, тут трудно однозначно сказать – когда жилось тяжелее. Трудно сказать, госзаказ – хорошо это или плохо. Да, я застал те времена, когда самой низкой ступенькой принятия спектакля были комиссии по культуре в райкомах. В этих комиссиях сидели самые разные люди – актеры, которых выгнали из театров за неподобающее поведение, чиновники, которые не разбирались в искусстве. Вы представляете, как сложно было им всем угодить? Поэтому я всегда считал и считаю, что самое главное в искусстве – это самоцензура. Валентин Плучек никогда не был партийным человеком, но он ставил такие спектакли, что они и через многочисленные комиссии проходили, и зрителю нравились! И до сих пор то, что он ставил много лет назад, пользуется популярностью у зрителей. А ведь он творил, когда многое было нельзя, причем часто – необдуманно нельзя. Мне повезло – я застал уже то время, когда не расстреливали за неправильно написанную книгу или за не тот поставленный спектакль. Сейчас я листаю книги по истории о том времени и понимаю, как много пережили наши родители. Но, как говорил мне один знакомый актер, переживший то время, – с волками жить, по-волчьи выть. И ведь выли! Но, повторюсь, что удивительно – во время репрессий многие деятели культуры умудрялись творить так, что нам интересно это и сегодня. Значит, сегодня сам Бог велел хорошо работать. Знаете, я не могу даже близко сравнить – старый «Тихий Дон» с его новой версией. Это не идет ни в какое сравнение. Хотя, возможно, это не совсем удачный пример. Бондарчука ведь уже не было в живых, когда фильм доделывали. И, конечно, сегодня финансы в кинематографе часто берут верх. Я редко смотрю телевизор. Настолько редко, что тут недавно очень сильно удивился – увидел одну актрису на обложке известного журнала, думаю – кто это такая, начинающая, наверное. А потом прочитал, что она снялась уже в каком-то диком количестве сериалов с огромным количеством серий, что ее знает буквально вся страна, а я – нет. В общем, и когда тебе диктуют, что снимать, что ставить, что писать, – плохо, и когда во главе угла деньги – тоже нехорошо. Жаль, что финансы стали играть такую важную роль, что сегодня так важно – найти для производства фильма богатого спонсора. Потому что я знаю – очень многие режиссеры мечтают снять не сериал, а именно художественный фильм, как раньше, с глубоким смыслом, на хорошую тему. Ведь тем-то – масса, вот они – на поверхности, даже искать не надо.

– Ваша супруга Роксана Бабаян активно занимается общественной деятельностью. Вы не выступаете против этого?

– В политике все равны: и мужчины, и женщины. Мне в свое время очень нравилась Индира Ганди – красивая, умная, мужественная. Я переживал, когда ее убили. Сегодня я в восторге от Кондолизы Райс. Как-то несколько лет назад я прочитал интервью с ней, узнал, что она хорошо владеет русским языком. Но знаете, Кондолиза из тех женщин, что мягко стелют, но ой как жестко так спать. И у нас есть в политике очаровательные дамы – Людмила Швецова, одна из заместителей Лужкова – обаятельная и умная дама! Я был бы даже не против, если третьим президентом России стала бы женщина, хотя для многих это будет дискомфортно, потому что мы привыкли все-таки, что нами управляют мужчины. Тут я недавно смотрел хронику конца 30-х годов прошлого века. Вот наши все партийные деятели стоят на Мавзолее и машут народу. И ни одной среди них женщины – чего уж тут хорошего. Я, например, в восторге был от Екатерины Фурцевой. Она в моей памяти так и осталась прелестной дамой, которая, кстати, очень любила нас, тогда молодых актеров. Особенно в последний перед уходом год – она всегда нас замечательно принимала, выслушивала, а ведь ранг какой – министр! А какая женщина!


СПРАВКА

Актер Михаил ДЕРЖАВИН родился 15 июня 1936 года в Москве. В 1959 году окончил Театральное училище имени Щукина. Будучи студентом, в 1956 году дебютировал в кино в фильме «Они были первыми». По окончании училища стал работать в Московском театре имени Ленинского комсомола. В 1967 году поступил в Московский театр на Малой Бронной. В том же году под влиянием старых друзей Андрея Миронова и Марка Захарова ушел в Московский академический театр сатиры, где работает и сегодня. В 1969 году стал ведущим первого советского телешоу «Кабачок «13 стульев». Фильмография актера насчитывает около 30 работ. Среди них «Трое в лодке, не считая собаки» (1979), «Ревизор» (1982), «Зимний вечер в Гаграх» (1985), «Чокнутые» (1991), «Жених из Майами» (1994), «Старые песни о главном - 2» (1997), «Старые клячи» (2000). Народный артист России (1991). Женат на известной певице Роксане Бабаян. Есть дочь и двое внуков.

Опубликовано в номере «НИ» от 8 декабря 2006 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев

«Сибиряки – фантастические индивидуалисты»

Греческий парламент ратифицировал соглашение о постройке «Южного потока»


Владимир Меньшов

«Я вижу, как многие уже попритихли»

Леонид Агутин

«Перестановки в коридорах власти меня мало трогают»

Михаил Боярский

«Хочется знать, чем закончится детектив с преемником»

Виктор Бычков

«У нас партии, как инфузории – размножаются делением»

Сергей Трофимов

«Партийные программы – это бред и ужас»

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: