Главная / Газета 6 Декабря 2006 г. 00:00 / Политика

Истина не в вине

ВАЛЕРИЙ ВЫЖУТОВИЧ
shadow
Молдавское вино возвращается в Россию. Эмбарго на его поставку будет снято. Об этом договорились президенты России и Молдавии на минском саммите глав СНГ (что, заметим попутно, есть единственно содержательный результат очередных посиделок лидеров постсоветских республик). Технологию возвращения на российский прилавок «Негру де Пуркарь» обрисовал Владимир Путин после встречи с молдавским коллегой: «Поставки будут осуществляться по принципу «одного окна», через специальные предприятия с целью дальнейшего сопровождения этой продукции и недопущения контрафакта». Сосредоточенностью на таких деталях наш президент еще раз дал понять: истина о причинах блокады молдавского алкоголя – исключительно в вине. В его скверном качестве. Никаких политических ингредиентов в забористом коктейле из резолюций Роспотребнадзора (в результате санкций, примененных Москвой, Молдавия потеряла 230 млн. долларов) не было, и нет. Однако в тот же день стала ясна подоплека чудодейственного очищения «Фетяски», «Гратиешти», «Пино Фран» от присущих им пестицидов и тяжелых металлов. Оказалось, Молдавия готова до конца года подписать протокол о присоединении России к ВТО. Как нетрудно понять – в обмен на снятие известного эмбарго. Россия же в качестве важного бонуса к молдавской подписи получит еще кое-что: Кишинев может отменить особый таможенный режим на приднестровской границе. Собственно, этот режим, установленный в марте, и вызвал у Москвы тяжелое «послевкусие», заставив ее прибегнуть к «санэпидемическим» мерам.

И вот – новый сюжет. Впервые за последние несколько лет Россия и Молдавия идут на сближение. Причем довольно энергично. Сначала в Кишиневе побывал сопредседатель российско-молдавской межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству, министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко. Затем в Москве состоялись достаточно теплые переговоры министров иностранных дел обоих государств – Сергея Лаврова и Андрея Стратана, после которых оба высоких собеседника констатировали прогресс в российско-молдавских отношениях. Далее последовал визит в Молдавию заместителя главы российского МИДа Григория Карасина.

Цель его командировки оказалась еще масштабнее – урегулирование проблем в российско-молдавских отношениях и устранение препятствий, мешающих этим отношениям успешно развиваться.

Да, с тех пор, как в ноябре 2003 года президент Молдавии Владимир Воронин отказался подписать уже согласованный с Москвой документ (он известен как «меморандум Козака»), предусматривавший создание «ассиметричной федерации» с входящими в нее на правах автономий Приднестровьем и Гагаузией, температура отношений между Москвой и Кишиневом не поднялась ни на градус, только все падала. Самый низкий ее показатель был зафиксирован, когда Воронин заявил: «Российская военная группировка в Приднестровье служит последним прикрытием сепаратистов». И добавил: «Нам не нужны посредники в камуфляже». Таких заявлений молдавские власти отныне, надо думать, не допустят. Антироссийская риторика – не лучший способ добиться прогресса в переговорах. В том числе и по проблеме пребывания российских войск на территории Приднестровья. Как не раз заявлял наш министр обороны, они покинут Молдавию не раньше, чем с ее территории будет вывезено российское имущество.

Вывод российских войск так или иначе увязывается с проблемой приднестровского урегулирования. Тут Кишинев тоже долго упорствовал, но теперь согласился пойти на уступки. Молдавский президент выразил готовность «взять положения из меморандума Козака, чтобы использовать их вместе с другими документами по приднестровскому урегулированию». Речь именно об урегулировании. А никак не о признании Приднестровья суверенным, независимым государством (к этому призывает Россию Верховный совет ПМР после проведенного в республике референдума). Для Москвы и Кишинева эта тема пока даже не подлежит обсуждению. Максимум, что Москва может сделать для Приднестровья, это защищать его интересы в переговорном процессе с Молдавией.

Нельзя не заметить и вот что: сближение Москвы и Кишинева происходит в момент предельного обострения российско-грузинских отношений.

Это обстоятельство можно истолковать двояко. Например, так: перед лицом мирового сообщества России нужно доказать свою способность урегулировать конфликты на постсоветском пространстве, а лучшее доказательство этой способности – возобновление посредничества между Кишиневом и Тирасполем, невозможное без улучшения российско-молдавских отношений. Второе толкование предложила кишиневская газета Saptamina: «Грузия сейчас – подопытное государство, показывающее, что нас ждет в случае, если усилится великая политическая игра, в которой мы оказались мелкой пешкой».

Причины потепления между Россией и Молдавией можно объяснять так или иначе, но одно несомненно: после нескольких лет взаимного непонимания Москва и Кишинев пытаются найти общий язык. Это будет нелегко. Без бутылки молдавского, как теперь поняли обе стороны, тут не разберешься.



Автор – публицист, политический обозреватель «Российской газеты».

Опубликовано в номере «НИ» от 6 декабря 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: