Главная / Газета 15 Ноября 2006 г. 00:00 / Политика

«Пресса хрипит, но ее не слышат»

Представлена карта гласности в России

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО

Вчера Фонд защиты гласности представил результаты мониторинга ситуации со свободой слова в стране. По данным правозащитников, сегодня в России вообще нет регионов со свободной прессой. Относительно свободными были признаны четверть субъектов Федерации. По словам председателя фонда Алексея Симонова, от влияния государства и бизнеса избавлена лишь пятая часть российских изданий.

Составить карту гласности в Фонде защиты гласности решили после того, как в течение последних нескольких лет Россия оказывалась в конце общемирового рейтинга свободы прессы. Председатель фонда Алексей Симонов говорит, что тогда захотели посмотреть, как свобода прессы распределена внутри страны. Информацию собирали полгода – с марта по август. При оценке каждого региона использовалось три критерия – свобода производства, получения и распространения информации.

При составлении карты регионы поделили на пять категорий – со свободной прессой, относительно свободной, относительно несвободной, несвободной и регионы, по которым нет данных. Регионов со свободной прессой не оказалось ни одного. Алексей Симонов говорит, что на это претендовала Томская область, однако за последние месяцы там произошли изменения, не позволяющие отнести прессу этого региона к свободной. Относительно свободными был признан 21 регион. Это Москва, Петербург, Московская, Ленинградская, Пермская, Нижегородская, Свердловская, Мурманская, Смоленская, Тверская, Новгородская, Иркутская, Новосибирская, Ярославская, Кировская, Камчатская, Сахалинская и Томская области, Республики Чувашия и Алтай, а также Алтайский край. При этом, по словам Алексея Симонова, здесь пресса «имеет возможность, пусть хрипло, но выкрикивать то, что считает правдой».

shadow Самой многочисленной категорией оказались регионы с «относительно несвободной» прессой. Их набралось 43. В этих субъектах, по определению правозащитника, пресса «хрипит, но ее не слышат». А в 17 регионах пресса даже не хрипит. Сюда вошли республики Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Ингушетия, Дагестан, Калмыкия, Башкортостан, Татарстан, Марий-Эл, Мордовия, Карелия, Хабаровский край, Еврейская автономная область и простые области Кемеровская, Пензенская, Калужская, Псковская и Амурская.

По словам Алексея Симонова, особенно несвободна пресса в национальных республиках, потому что там она подвергается сразу двум видам цензуры – социальной и национальной. Еще несвободна пресса в тех регионах, где губернатор не чувствует себя компетентным руководителем. Там, где губернаторы уверены в своей компетентности и не боятся критики, ситуация гораздо лучше.

На ситуацию со свободой СМИ в стране оказывает влияние и то, что подавляющее большинство СМИ либо принадлежат государству, либо являются непрофильными активами бизнес-структур, купленными «на всякий случай». В Фонде защиты гласности долю государственных СМИ оценивают в 40%. Сюда входят как принадлежащие органам власти либо управляемые ими издания, так и 4 ведущих телеканала. О свободе слова в подобных СМИ, по мнению г-на Симонова, не приходится говорить потому, что работающие в них журналисты являются чиновниками, которым положено выполнять указания начальства.

И лишь примерно 20% СМИ являются для своих владельцев «профильным» бизнесом. Это прежде всего региональные холдинги, включающие в себя обычно несколько газет и радиостанций, и ряд московских изданий. К их числу эксперты фонда относят «Новую газету», «Новые Известия» и «Коммерсант». Алексей Симонов говорит, что в последнее время появилась еще одна «хитрость», когда в издании есть по 3–4 журналиста, которым разрешено писать без цензуры. Так, «в недостойных газетах есть достойные люди», но они «не определяют ни климата газет, ни климата индустрии».

Власти тем временем оказывают давление на прессу при помощи судов. За рассматриваемые полгода был удовлетворен 41 иск к СМИ на общую сумму 17,1 млн. рублей, то есть размер иска в среднем составил более 400 тыс. рублей. Хотя существует постановление Верховного суда еще от 24 февраля 2005 года, что «подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации». На практике многим небольшим газетам приходится прекращать выход и перерегистрироваться под другим названием, потому что они не в силах выплатить сумму иска. Примечательно, что судятся с журналистами и отсуживают компенсацию преимущественно обиженные начальники. При этом чиновники оценивают свою обиду в сумму от 500 тыс. до 1 млн. рублей. Простым гражданам иски если и удовлетворяют, то сумма компенсации обычно составляет 10–20 тыс. рублей.

Опубликовано в номере «НИ» от 15 ноября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: