Главная / Газета 3 Ноября 2006 г. 00:00 / Политика

Роман Карцев

«Надо смотреть телевизор, чтобы знать, когда убегать!»

МАРИНА БАЗЫЛЮК

Его знаменитых раков, которые вчера были большие, по пять рублей, а сегодня по три, но маленькие, забыть нельзя. Странно, но сам Роман КАРЦЕВ, которому не так давно было присуждено звание «Легенды Одессы», сатириком себя не считает – слишком высокое звание. Он гордится тем, что никогда не голосовал, что награжден медалью «Ветеран труда» и что за всю свою жизнь не состоял ни в одной партии.

Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
shadow
– Какое последнее политическое событие вам запомнилось или, может быть, взволновало, в общем – точно не оставило равнодушным?

– Думаю, что это история с грузинами. Она и взволновала, и возмутила, и заставила задуматься. Грузины мне не близки по крови, тут просто по-человечески… У меня и были, и сейчас есть друзья-грузины, да и бывал я там часто. В самом деле, нельзя отношения между политическими верхами перекладывать на людей – это неоспоримо. Пусть они там, наверху, договариваются, но при чем здесь люди, закрытие границ и черти что?!

– А убийство Анны Политковской?

– Знаете, когда-то в Одессе были прекрасные капитаны пассажирских судов. Их называли белыми капитанами. Они практически все знали по нескольку языков, были культурные, образованные люди, специально ездили в Ленинград, чтобы посмотреть балет в Мариинке. В общем, действительно белые капитаны. Так их всех постепенно поувольняли по разным причинам. В Одессе это называли – отстрел белых капитанов. И убийство Политковской – это тоже отстрел белого капитана, отстрел приличных журналистов. Тот же Холодов и другие журналисты, убийство которых так и не раскрыли, – это грустно и противно. Я никогда не был против того, чтобы женщины шли в политику. Они часто бывают умнее и талантливее, чем мужики. Еще у них есть сердце. Хотя при этом они могут быть железными, как те же Маргарет Тэтчер или Екатерина Великая. И раз Политковскую убили, значит, она очень сильно кому-то мешала, значит, она действительно была талантливой.

– Многие ваши коллеги по цеху пародируют известных политиков или просто берут в репертуар их коронные фразы.

– Не хочу называть конкретные фамилии, а то такая вонь поднимется... Ну, конечно, есть политики, которых хочется после каждой фразы останавливать, чтобы записать. То, что они говорят, – это уже даже не перл, а больше – смесь фантазии, вранья... Просто их надо внимательно слушать, чтобы заметить это.

– А есть среди нынешних российских политиков те, кто вам симпатичен?

– Я плохо знаком с политикой европейских стран или США, у нас это мало показывают. Но думаю, раз Кондолиза Райс на таком высоком посту, женщина, да еще черная, значит, она очень умная. Ну, это я так думаю. А среди наших… Знаете, я вот все жду, когда еврея пошлют в космос. Это же дискриминация полнейшая! Нет, конечно, это шутка, но в ней есть доля правды – я про дискриминацию. Конечно, есть у нас политики и талантливые, и умные, и не обязательно их все знают. А есть те, которых просто все знают, и не более того.

– Вот лично вы, например, знаете депутата своего района?

– Я уже лет пятьдесят их не выбирал…

– То есть получается – в принципе не выбирали?

– Да. Я не выбирал никого – от президента до дворника. Я понятия не имею, как выглядит избирательный участок. Понимаете, не хочу я тратить на это время. А, нет – один раз я все-таки выбирал, но я тогда ошибся, видимо. Или они ошиблись... (Смеется.) В общем, у меня ничего не получилось. Когда-то это было обязательно, и нас заставляли выбирать, еще при Хрущеве, при Брежневе… Но ведь я артист, и очень часто меня выборы заставали в дороге. А идти на выборы из гостиницы где-нибудь в Свердловске, чтобы отдать голос за кандидата в депутаты, которого я никогда не видел!.. Нет, это нечестно. Хотя сегодня я считаю, что политическая жизнь в стране должна быть всем интересна. К сожалению, сейчас ничего хорошего про нее сказать не могу. Уже сколько лет идет беспрерывная борьба между правителями и неправителями. Все это наблюдаешь, слушаешь… Я своим иногда говорю: надо слушать радио и смотреть телевизор, чтобы знать, когда убегать! (Смеется.)

– А что же до сих пор не убежали?

– Я патриот. Если бы я им не был, то я бы давно уехал. Наоборот, я очень переживаю. Те, кто говорит о своем патриотизме с утра до вечера, – это фальшивки. Патриоты те, кто что-то делает. Я вот занимаюсь своим делом, я всю жизнь высмеивал недостатки, показывал людей, например, типа Швондера. Это я называю своим вкладом. Я очень переживаю из-за того, что мы беспрерывно наступаем на одни и те же грабли. Я сегодня не понимаю, как можно кричать по поводу водки, что травится вся страна, и самим при этом производить водку? Может быть, и хорошую, дело не в этом. Как вообще депутаты могут производить водку? Поэтому я и не выбираю их, потому что знаю, что половина там за деньги, половина по блату влезает в эту Думу.

– А беспартийный всю жизнь почему?

– Я ни в какой партии никогда не был и не буду. Даже в самой лучшей. Я считаю, что, по крайней мере, юмористы и сатирики (правда, я не считаю себя сатириком, и тем не менее) – они не должны примыкать ни к какой партии. Иначе они будут зависимы. Я всегда любил независимость. Мы с Витей Ильченко проработали тридцать лет и от любого начальства всегда держались на расстоянии. Конечно, как могли. Да, нас приглашали на правительственные концерты, иногда возили туда насильно. Но мы это страшно не любили. Старались всегда держаться подальше. И за это они нас уважали. Недавно некоторые артисты (не хочу говорить фамилии) были награждены правительством орденами. Я смотрел это награждение и думал: зачем, за что и почему? Думаю, что и сами наградители не знали, за что награждали. За что? Я, честно говоря, далек от всего этого, и слава Богу! У меня есть медаль «Ветеран труда». И это я считаю правильно, потому что в следующем году будет 45 лет, как я на сцене. И кстати, к вопросу о патриотизме. За 45 лет на сцене мы с Витей принесли пользу стране. Я уже не говорю о финансовой пользе для страны, когда мы собирали стадионы, а получали копейки. Знаете, я не могу жаловаться на свою жизнь. Я заработал какие-то деньги и построил за эти годы дом. Но те, которые по три-четыре года работают во власти, они эти деньги за те же четыре года заработали и тоже построили дома… Знаете, я никогда никому не завидовал. Но иногда бывает грустно, потому что есть же врачи, учителя, которые приносят пользу государству и живут практически впроголодь.

– Что или кто вас сегодня радует?

– Внуки. Маленький пошел в первый класс. Ведь детей своих я не видел. Мы по восемь месяцев в году ездили, чтобы выработать какую-то норму. А сейчас я мало езжу и вижу своих внуков практически каждый день. И меня это очень радует!


СПРАВКА

Народный артист России Роман Андреевич КАРЦЕВ родился 20 мая 1939 года в Одессе. С 1956 года, окончив среднюю школу, работал на швейной фабрике. Свой творческий путь Роман Карцев начинал в самодеятельности. В 1962 году он уехал из Одессы в Ленинград и вместе со своим постоянным партнером Виктором Ильченко пришел к Аркадию Райкину в Ленинградский театр миниатюр. В 1969 году Роман Карцев и Виктор Ильченко стали лауреатами Всесоюзного конкурса артистов эстрады и в том же году создали вместе с Михаилом Жванецким Одесский театр миниатюр. В кино Карцев сыграл в таких картинах, как «Биндюжник и король», «Небеса обетованные», «Старые клячи». Зрителям запомнился также в роли Швондера в экранизации повести Михаила Булгакова «Собачье сердце».

Алена Апина: «За президента я агитировала не только из-за денег»

Опубликовано в номере «НИ» от 3 ноября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: