Главная / Газета 16 Октября 2006 г. 00:00 / Политика

Генеральный директор ВЦИОМ Валерий Федоров

«Людей раздражает бюрократия»

АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО

Недавние региональные выборы стали репетицией намеченных на следующий год выборов в Госдуму. Политики уже сделали свои выводы и вносят коррективы в предвыборные стратегии. Но реальную картину предпочтений и антипатий россиян пытаются нарисовать социологи. Генеральный директор ВЦИОМ Валерий Федоров рассказал «НИ», почему «актуальные левые» не смогут победить коммунистов, какими хотят граждане видеть либералов и когда «Единая Россия» начнет проигрывать.

– Если судить по результатам выборов 8 октября, за что проголосовали люди?

– В первую очередь за стабильность. Это здесь, в столице, в интеллектуальной тусовке стабильность многим уже надоела, она считается немодной. А тем, кто победнее, попроще, очень важно, чтобы можно было планировать жизнь хотя бы на год-два вперед. И чтобы доходы не сокращались, а еще лучше – росли. Ведь основа нынешней стабильности – постоянное увеличение средних доходов. Оно идет, несмотря на инфляцию, и охватывает всех, даже бомжей и попрошаек. Разница лишь в темпах роста.

– В стране все спокойно, люди всем довольны?

– Нет, скорее все недовольны. Но недовольны не тем, что все рушится и распадается, как в 90-е годы. Современное недовольство концентрируется вокруг распределения «общественного пирога», насколько справедливо это происходит. Большинству кажется, что несправедливо. Особенно недовольны те, кто надеется по советской привычке на государство. Поэтому так активно 8 октября люди голосовали за левые партии. Перераспределительные настроения могут привести к торжеству безответственных политиков, которые готовы пообещать что угодно. Например, ежемесячное пособие на ребенка в пять тысяч долларов. «Единая Россия», будучи при власти, такого никогда не скажет.

– То есть ее популярность будет падать?

– Пока она растет. В 2003 году на выборах в Госдуму «Единая Россия» набрала 37%, а сейчас у нее федеральный рейтинг – 43–46%. Но рейтинг «Единой России» обеспечен информационным доминированием. Другие партии люди подзабыли, не различают. Есть «Единая Россия», и есть все остальные. Но это сейчас, а по мере политической и информационной мобилизации, когда все камеры будут искать того, кто скажет свежее, интересное слово, резко возрастает вероятность того, что новые яркие лица найдутся не в этой большой, системной, неповоротливой партии, а в мелких, невлиятельных, мобильных партийках, которым сегодня просто нечего терять. И «Единая Россия» в федеральной кампании 2007 года будет напоминать большого медведя, которого со всех сторон кусают собаки.

– А как меняется в обществе отношение к либералам?

– Сторонники СПС если сегодня и голосуют, то в основном за «Единую Россию», потому что, кроме интеллигенции а-ля Гайдар, сохранившей идеалы перестройки, в СПС были и реальные предприниматели-капиталисты. А капиталистические законы сегодня проводятся именно голосами «Единой России». Правые говорят – вот, мы сделали великие либеральные реформы. Но у людей слишком много претензий к тому несправедливому общественному устройству, которое этими реформами создано. Даже те, кто своим нынешним высоким общественным положением обязан этим реформам, потеряли веру в СПС и «Яблоко».

– Запроса на либеральные ценности тоже нет?

– Есть очень мощный запрос антибюрократический, но он совершенно не обязательно одновременно является либеральным. Ахиллесова пята власти – это коррупция, бюрократизм, тенденция регламентировать все стороны жизни людей, ничего не давая взамен. Орава чиновников, которые жрут наши деньги, – это жупел похуже иноземного нашествия. Но СПС и «Яблоку» не верят, потому что взамен бюрократизации они могут предложить только разгул рыночной стихии, которая якобы сама все расставит по местам. Но люди через такую «расстановку» прошли.

– Недавно власть провела успешную пиар-акцию по борьбе с мигалками. С вами советовались?

– Нет, но мы делали исследование по привилегиям, и люди готовы согласиться с привилегиями только для президента и силовых подразделений, спецназа. Но не готовы оставить их – губернаторам, министрам, депутатам. Ни мигалки, ни пайки. Вообще ход по борьбе с привилегиями – беспроигрышный. На этом в свое время и Ельцин поднялся, когда стал ездить в трамвае и пошел в обычную поликлинику. Так почему бы этим сейчас не воспользоваться? Тем более что наш политический класс – люди состоятельные. Те же самые депутаты: невозможно стать депутатом без связей, денег, авторитета. И они еще получают служебные машины, мигалки. Конечно, это раздражает граждан.

– Из Кремля вам исследования заказывают?

– Власть, разумеется, интересуют текущие настроения людей, рейтинги, имиджи политиков. Правительство – отношение к законопроектам, постановлениям, которые оно готовит. Например, недавно мы делали исследования по нематериальному поощрению благотворителей. То есть купил школе компьютерный класс – можно ли назвать его твоим именем? Представьте: «компьютерный класс имени Пупкина». Или, предположим, даст Дерипаска миллиард «Плехановке». Как люди отнесутся к переименованию РЭА имени Плеханова в РЭА имени Дерипаски?

– И как отнесутся?

– Отрицательно. Но классы или кабинеты называть можно.

Опубликовано в номере «НИ» от 16 октября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: